18+
суббота, 10 декабря
Общество

Из Белоруссии в Россию потянулись «колбасные поезда»

Таможенный союз в действии: с прилавков братской республики более состоятельные россияне смели все товары

  
1970

Рухнувший белорусский рубль сделал необычайно привлекательными для россиян закупки у соседей товаров массового спроса. С полок наши соотечественники гребут все. В белорусской блогосфере оживленно обсуждают это нашествие. «Как только курс рубля обвалился, город заполонили мешочники с востока. Русские буквально прицепами вывозят еду, одежду, технику. В выходные у рынка половина автомобилей с российскими номерами, а в центральный универмаг местные жители стараются не заходить — там постоянные очереди из мешочников, которые выгребают все, включая местный фарш, который белорусы брезговали покупать даже домашним животным. Одежду и обувь русские покупают не меряя, по несколько комплектов…» — пишет блоггер lesnoi-slon.

В белорусском городке Мстиславле, расположенном в 13 километрах от границы, на днях в очереди за молоком местные жители подрались с русскими «мешочниками». По свидетельству очевидцев, одна из горожанок, торопившаяся на работу, попросила толпу, состоявшую, главным образом, из приезжих, пропустить ее без очереди. Возникла перепалка, плавно переросшая в потасовку. За место у прилавка сражались несколько десятков человек. Только наряд милиции разнял заляпанных творогом и сметаной покупателей.

Надо заметить, что в Белоруссии в последние месяцы с продуктами просто беда. Главное — из свободного доступа исчезло мясо. Опасающиеся голодной зимы белорусы стоят в мясных очередях с 5 утра, а фермерские хозяйства продают своих коров и свиней в Россию.

Для того, чтобы отчитаться перед властями о заполненности прилавков мясом, директора магазинов (семеро из которых только в Минске показательно были уволены за отсутствие мясной продукции в продаже) выложили в торговые залы жутковатый ассортимент: на покупателей смотрят многочисленные свиные головы и копыта. Эти субпродукты раньше продавались, в основном, только на крупных рынках и в очень небольших количествах. Но времена сильно изменились: так как в госсекторе цена на мясо, как социально значимый продукт, регулируется государством, найти его практически невозможно, а если и есть, то исключительно в виде дорогостоящих полуфабрикатов: на шницели, котлеты и фарш не распространяется «социальная» цена, поэтому ее можно поднимать до бесконечности.

На рынках ситуация получше, там все есть, но частники подняли цены на 30−50%. Телятина стала стоить 90 000 Br (409 рос. руб), говядина — 70 000 Br (300 рос. руб), а свинина — 60 000 Br (272 рос. руб) за килограмм при средней зарплате 1 000 000 Br (4, 5 тыс. — 5,8 тыс. руб) по стране. Свежий белорусский анекдот: «Взвесьте мне 10 граммов свиной вырезки, вот вам три килограмма денег», а Белпищепром в народе называют Нищепромом.

Как во времена тотального дефицита 1991 года, люди скупают про запас мясо везде, где могут урвать хоть кусок. В фирменный магазин хладокомбината № 2 очереди стоят, как раньше за валютой — круглосуточно, мясо здесь время от времени все же появляется. В рабочее время очередь состоит, в основном, из пенсионеров и школьников, которые, как сразу после развала Союза, становятся главными «добытчиками» семей. 12-летняя Ирина рассказала корреспонденту «СП»: «Родители отправляют меня сюда каждый день с самого утра, встаю, как в школу. За день бывает несколько завозов, поэтому, отвезя купленное мясо домой в продуктовой тележке, я возвращаюсь обратно. У нас большой морозильник, мама говорит, что надо запасаться на зиму. Она сама приходит стоять в очереди после работы. Мама работает бухгалтером на заводе, папа — водитель».

Где белорусское мясо? В России.

Поставщики не хотят продавать мясо белорусским предпринимателям за местные «фантики», потому что еще в июне появились российские перекупщики, готовые расплачиваться долларами и российскими рублями по более высокой цене, и не требуя никаких гигиенических сертификатов, а также не платя налоги и пошлины.

Как рассказал корреспонденту «СП» пожелавший остаться анонимным минский «мясной» бизнесмен, схема работает довольно просто: нечестными конкурентами мясо скупается у населения и фермеров мелкими партиями, привозится на перевалочную базу, там грузится и бесконтрольно вывозится за пределы республики: «Для официального вывоза мяса нужна регистрация российской компании в Беларуси, прохождение санитарного контроля, выплата пошлин и получение множества документов. А российские бизнесмены пропускают эти шаги, поэтому неизвестно, какие могут быть последствия от употребления такого непроверенного мяса».

Следует отметить, что белорусский предприниматель лукавит — в ситуации кризиса и сами белорусы везут продавать мясо в Россию, не заботясь о каких-либо документах. Мясо вывозится в небольших фургонах, и безо всяких разрешений продается прямо с машины в отдаленных районах Москвы по цене, ниже магазинной на 40−60 RUB.

Россияне из приграничных городов и поселков едут на машинах в Беларусь, чтобы покупать у фермеров и крестьян дешевое мясо не для перепродажи, а для себя. Это очень выгодно с учетом более низкой закупочной стоимости (15 000 Br — 40 000 Br за килограмм туши с головой и ливером) и высокого курса российского рубля на черном рынке: за 1 RUB дают 220−250 Br.

Реальностью стали призраки из 90-х — «колбасные поезда». В клетчатых сумках белорусские челноки везут в Москву продавать сыр и колбасу. Торгуют обычно на стихийных рынках, также не получая никаких разрешений.

Цены на продукты будут повышаться и дальше

Все эти факты рассматриваются в Беларуси на самом высоком уровне. Заместитель министра сельского хозяйства Беларуси Виктор Павловский подтвердил, что «приезжает россиянин, меняет деньги на белорусские, идет в магазин и затоваривается. Мы побыли в небольших приграничных городах России на рынках, там 70% автомобилей с которых ведется торговля — это белорусские мясо и молоко».

Павловский сообщил, что предпринимаются шаги по регулированию рынка: «Сегодня дисбаланс в ценах белорусского и российского рынков ощутим, мы не догоним российский рынок по ценам. И к этому стремиться не надо, потому что цены там, где зарплата 1000 $, и цены, где зарплата 100 — 200 — 300 $ должны разниться. Сегодня мы практически не вылазим с рынков, регулируем, чтобы у частника и у госпродавца цены были примерно одинаковые. Мы были на рынке, там у госпредприятия цена на мясо в два раза ниже, чем у частника. Получается так, что продавцы госпредприятия снимают свои халаты, берут у мясопроизводителя мясо и через два лотка торгуют тем же мясом, но с навороченной прибылью».

Заместитель министра также посетовал на то, что вхождение в Таможенный союз сделал абсолютно бесконтрольным вывоз мясо-молочной продукции из Беларуси: «Если раньше были таможенные пункты, мы могли поставить ветсаннадзор, то сейчас мы и милицию поставить не можем, потому что есть документы Таможенного союза, которые не позволяют это делать, и Россия и Казахстан не допустят. Ограничить и запретить продавать мясо и молоко россиянам мы не можем. Но мы работаем с торговлей, чтобы не отпускали большими партиями».

А в это время в Беларуси официальные цены на мясо за август вырастали трижды — один раз на 5%, и два раза на 10%. Есть все предпосылки к тому, чтобы белорусы вынужденно стали нацией вегетарианцев.

Фото автора

Минск

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня