18+
пятница, 9 декабря
Общество

Расстрел за верную службу

Прокуроры выясняют обстоятельства кровавой расправы над служебными собаками в воинской части под Петербургом

  
27

Военная прокуратура Санкт-Петербургского гарнизона проводит проверку по заявлению защитников животных о массовом истреблении собак в поселке Токсово Всеволожского района. Убитые четвероногие еще совсем недавно «служили в армии» — охраняли склады воинской части 42289, но в мае их сняли с довольствия и отправили в «отставку». После этого хвостатые охранники томились без работы в лесу неподалеку от своего бывшего места службы, где для них были построены специальные вольеры. Солдаты и местные жители подкармливали животных.

Беда пришла в ночь на субботу, как говорят зоозащитники в лице командира части майора Евгения Митяшина. Поздно ночью он приехал в Токсово из поселка Кирилловское, где, собственно, расквартирована его часть, и устроил охоту на беззащитных животных.

Офицер стрелял по собакам из дробовика, стрелял профессионально и с близкого расстояния, поэтому, шансов выжить у них практически не было, утверждают защитники животных. Из десяти только одной псине каким-то чудом удалось вырваться из клетки и убежать, еще две собаки получили тяжелые ранения, но благодаря вмешательству неравнодушных людей, выжили.

О том, как спасали рядовых жучек, «Свободной прессе» рассказал президент петербургского благотворительного общества «Друг» Андрей Волков.

«СП»: — Как вы узнали о бойне?

— Одна женщина, которая полгода назад пристраивала к нам щенков, позвонила и сообщила, что ее знакомая, проживающая в Токсово (примерно в 30 км от Петербурга), рассказала ей о массовом расстреле собак в местной войсковой части. Собаки эти раньше охраняли территорию этой самой части, но в мае были списаны, и их сняли с довольствия. Подруга звонившей, которая обо всем этом и рассказала, работала в этой части кинологом, точнее, командиром подразделения служебных собак — так правильно называлась ее должность. Работала до конца мая. От нее мы и узнали все подробности.

«СП»: — Что именно она рассказала?

— Она рассказала, что в ночь на 27 августа (это была суббота) командир части приехал в Токсово и застрелил из дробовика семь собак. Сама часть находится в поселке Кирилловское, а в Токсово расположены склады, которые эти собаки и охраняли. Привез майора его заместитель в три часа ночи. Вот под покровом темноты офицер и устроил бойню: из десяти животных семь были жестоко убиты, два тяжело ранены, и только одной удалось убежать. Вообще, когда мы приехали на место, зрелище нам предстало действительно жуткое — у одной из раненых собак была в буквальном смысле разворочена вся правая сторона морды, верхняя и нижняя челюсти разбиты. Смотреть страшно. В клинике, где животное потом осмотрели, нам подтвердили, что стреляли из дробовика. Во время операции — челюсть собаки пришлось собирать по частям — извлекли несколько дробинок.

«СП»: — А как вам удалось забрать собак?

— Это, можно сказать, целое приключение. В понедельник утром я созвонился с коллегой, руководителем благотворительного фонда «Право на жизнь» Светланой Лось, и мы поехали в Токсово. Там нас уже ждала Галина Михайловна, бывший кинолог части, которая и повела нас на место. Надо сказать, что вольеры находятся за территорией части, в лесу, ну, метрах в ста буквально. Они не огорожены, рядом — деревянный домик, где готовили собакам еду. На каждой клетке, как полагается, — табличка с кличкой. Галина Михайловна поведала нам очень интересную историю: оказывается, изначально на баланс части были поставлены элитные щенки овчарок, которые были получены из питомника служебного собаководства. Но этих щенков продали, а вместо них набрали обычных дворняг. Караульную службу они несли хорошо, но назвать их служебными, ну, никак нельзя. Можно предположить, что за эту подмену они и поплатились. Якобы командир части хотел истребить собак еще в мае, но не нашел исполнителей, вот сам и расстрелял всех.

«СП»: - А чем ваша «вылазка» закончилась?

— Да, кстати, с нами ездило еще несколько журналистов с Пятого канала, потом все, что удалось снять на камеру, они разместили в Интернете. Так вот, когда мы лесными тропами добрались до вольеров, мы застали там двух солдат с ведрами и швабрами. Им, видимо, дали команду замыть следы, потому что тела животных к этому времени уже убрали. Еще мы нашли там двух раненых собак: одну — в клетке, другую — в домике-кухне. Понять, какая участь их ожидала, было не трудно — здесь же валялась лопата и два топора. Мы забрали собак и стали отходить, тогда один из солдат куда-то побежал. Я еще подумал: сейчас будет погоня. И действительно… Смотрю, вскоре нас догоняют пятеро военнослужащих, у двоих впереди — топоры. Начали кричать: «Здесь запретная зона! Вход запрещен!». «Ну, какая запретная зона? — спрашиваю. — Никакого забора, запретительных знаков тоже нет». Потоптались они, видят нас девять человек (пять мужчин и четыре женщины), развернулись и назад. А мы погрузили собак в машину и сразу же повезли их в ветклинику.

«СП»: — Какое-то правовое продолжение будет?

— Мы написали заявление в военную прокуратуру, рассказали о том, что знаем и видели и попросили провести проверку и наказать виновных. Отреагировали, надо сказать, оперативно. Буквально через полтора часа после подачи нами заявления военный прокурор отдал приказ помощнику выехать на место. Сейчас там работает целая бригада следователей, опрашивают людей. Каков вот будет результат?

«СП»: — Майора, не знаете, допросили?

— Когда в Токсово прибыли следователи, он находился в Кирилловском — это примерно в ста километрах. Примчался его заместитель, тот самый, который привез его ночью убивать собак.

«СП»: — Вы надеетесь, что виновные будут наказаны?

— Хотелось бы верить. Но статья 245 УК РФ, по которой можно было бы привлечь за жестокое обращение с животными, у нас не работает. Мы примерно месяц назад нашли под одним из мостов в центре города мешки, в которых были собачьи черепа, кости и шкуры. Знаете, что нам сказали в прокуратуре: «А как вы докажите, что было совершено убийство? Может, они сами померли». Ну, да, сами померли и сами с себя шкуру сняли. Оказывается, уголовное дело возбудить против живодеров у нас невозможно. Военный прокурор тоже чесал голову: «Даже не понимаю, как тут быть? К чему привлечь?».

«СП»: — Но есть же еще версия подмены животных из корыстных соображений?

— Вот если каким-то образом докажут, что майор действовал с целью сокрытия факта хищения, то тогда да, может быть. А если нет, тогда я даже не знаю, что будет. Хотя вопрос-то принципиальный: ведь речь идет о представителе очень важной профессии. Все это нельзя так оставлять, поэтому мы сейчас будем подключать к этой истории и Комитет солдатских матерей, и депутатов Госдумы.

В Западном военном округе, между тем, заявляют, что ни о каком расстреле собак и речи быть не может.

«Все десять служебных собак, которые раньше находились в военной части в Токсово, в мае ввиду невозможности обеспечить достойное содержание и питание были переведены в другую часть, где поставлены на довольствие», — рассказал информационному агентству 47News пресс-секретарь командующего Западным военным округом Андрей Бобрун. Сейчас, по его словам, все эти десять собак «в добром здравии находятся на территории воинской части, со всеми соответствующими документами».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня