18+
вторник, 6 декабря
Общество

Наркоманов в школах не выявят, но карманы набьют

Чтобы коррупционный «бизнес» стал масштабней, чиновники хотят тестирование учащихся сделать обязательным

  
328

«Детей-наркоманов можно выявить по почерку»

1 октября в российских школах стартует добровольное тестирование учеников на употребление наркотиков. Однако не исключено, что в ближайшее время подобные проверки станут принудительными. Это предусмотрено в законопроекте «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации», представленном Минздравсоцразвития на рассмотрение депутатам Госдумы.

Пока дело обстоит так. Минздравсоцразвития и Минобрнауки решили сделать добровольные проверки двухуровневыми: сначала проводить психологический тест или социологический опрос, дабы определить причины обращения к наркотикам учащихся, а затем при необходимости делать биологическое тестирование по моче.

Некоторые эксперты считают, что тестирование в запланированном виде недопустимо.

— Тесты, которые планируют закупать в Китае — низкокачественные. А закупать, наверняка, будут самые дешёвые. Имеются американские и российские разработки качественных тестов. Производство их в нашей стране сложно наладить оттого, что качество изделий необходимо проверять наркотиками, а на это нужно получать лицензию. Создание производства влетит в копеечку. Желающих взяться за это не найдётся, — говорит эксперт Общественной палаты РФ, руководитель медицинских программ благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании», врач-нарколог Сергей Полятыкин. — Процесс отбора мочи очень сложен. В США этот отбор у взрослых людей производится в специально оборудованных помещениях, там стоит медработник. Представьте, что такой отбор будет введён в наших школах: присутствие медработника исключено, поскольку для школьников это станет стрессом, специально оборудованных помещений там нет. Можно попросить одноклассника на несколько человек разлить мочу, можно принести её с собой в целлофановом пакете, пока тёплая. Можно что-нибудь насыпать в мочу, чтобы приборы зашкалили. Это игра в казаки-разбойники, в которую дети будут с огромным удовольствием играть.

Если школьник ежедневно употребляет наркотики, его можно «поймать», а если изредка — он «неуловим».

В 2008 году в Татарстане провели поголовное тестирование учащихся, всего обследовали 299 000 человек. Признаки употребления наркотиков выявили лишь у 415 человек, то есть у 0,14 процентов. Эксперимент показал, что такой способ крайне неэффективен.

Социологические опросы свидетельствуют, что наркотические средства хотя бы раз в жизни употребляли около 30 процентов респондентов. Кто-то сделал это пять лет назад, а кто-то вчера. Точнее социологических опросов не имеется тестов на наркотики.

В течение многих лет в европейских странах проводятся социсследования в рамках «ESPAD» («Европейский проект школьных исследований по алкоголю и наркотикам» — «СП»). Очень эффективные исследования. Выявляются даже дети и подростки, которые наркотики не употребляли, но пытаются сделать вид, что «крутые» и утверждают, что не единожды пробовали их. В опросном листе перечислены наркотические средства, среди которых есть названия несуществующих наркотиков. Опрашиваемые на них указывают.

Несколько раз проводились эти исследования и в нашей стране. В этом году на них не нашлось денег — всего 2,5 миллионов рублей. Это стоимость нескольких сот квадратных метров тротуарной плитки, которую укладывают на московских улицах по распоряжению мэра. Нам такие исследования, похоже, не нужны, проще кричать: «Катастрофа!»

Имеются профессии, представители которых подвергаются повышенной опасности: пилоты, железнодорожники, работающие со взрывчатыми веществами. В этих случаях подобное тестирование допустимо. Но лишь при условии, что в трудовом договоре будет сказано, что работник согласен на внезапное обследование.

«СП»: — В Минздравсоцразвития и Минобрнауки не понимают, что тестирование по моче неэффективно?

— Несмотря на неэффективность биологических методов тестирования на них будут выделены миллионы. На что их израсходуют? Думаю, что значительную часть не по назначению.

Несколько раз в наш фонд приходили люди, предлагавшие участвовать в программе тестирования школьников на наркотики. В их числе был и один из моих знакомых, утверждавший, что в правительстве Москвы имеются люди, готовые протащить решение об этом. Можно получить приличный откат. Я ответил, что не могу через себя переступить даже ради больших денег.

Можно сделать вывод, что преследуются коррупционные интересы.

«СП»: — Выходит, что тестирование в предлагаемом виде несостоятельно?

— Его недопустимо применять для массового использования среди учащихся. Вот мы у всех школьников мочу проверим и наркомания среди них исчезнет! Это примитивный подход. Существует международная конвенция о медицинском вмешательстве, которую подписала и Россия. В конвенции, среди прочего сказано, что гражданин вправе самостоятельно решать вопросы, связанные с собственным здоровьем с 15-летнего возраста. В разработанном законопроекте «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» предусматривается принудительная проверка школьников. Этого нельзя допустить!

Ребёнка, употребляющего наркотические средства, в школе невозможно не заметить. У него изменяется поведение, настроение, успеваемость. Преподаватели русского языка знают почерки всех учеников. Они сразу, без теста на мочу, определят, что вот с этим что-то не так.

«СП»: — Детей проверят. А что дальше?

— Что дальше — ни педагоги, ни родители не знают. Мы сотрудничали с комиссиями по делам несовершеннолетних и выяснили, что детям, употребляющим отраву, требуются пять видов психологической помощи: тренинг личностного роста, тренинг навыков общения (ребёнок утрачивает способность полноценного общения, его поведение становится девиантным), коррекция внутрисемейных отношений (во многих семьях на детей оказывается психологический прессинг, к ним применяют физическое насилие), работа с зависимостью, проведение реабилитации. Сегодня полноценная реабилитация таких детей не проводится, поскольку отсутствуют программы реабилитации. В Канаде я общался с полицейскими по делам несовершеннолетних. У них имеются толстенные книги с различными реабилитационными и коррекционными программами. Один из полицейских сказал мне: «Эта книга — мой главный рабочий инструмент». Первое, что он делает, выявив подростка-правонарушителя или наркомана — обращается к этой книге. В ней сказано о том, как контролировать чувство гнева у детей, как провести коммуникативный тренинг и многое-многое другое.

«Наркомания — заразная болезнь»

Исполняющая обязанности начальника подразделения по делам несовершеннолетних УВД Костромской области Татьяна Трифонова сообщила, что учащиеся школ, вузов и техникумов, отказавшиеся от прохождения добровольного тестирования на наркотики, автоматически попадут на особый учёт.

По данным костромской полиции, примерно четверть подростков выступают категорически против участия в тестировании на наркотики, аргументируя свою позицию разными причинами.

Ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров, на пресс-конференции, состоявшейся в Екатеринбурге, заявил, что заселяющиеся в общежитие студенты в обязательном порядке пройдут тестирование на употребление наркотиков.

— Мы поставили это в качестве непременного условия для поселения в общежитие, — сказал Кокшаров.

По его словам, тестирование прошли уже около трёх тысяч человек.

— Проверка учащихся на употребление наркотических средств, а тем более принудительная, которую предусматривает законопроект о здравоохранении — нарушение их прав. Такими мерами устанавливается презумпция вины человека, который вынужден искать себе оправдание. Если же он не сумеет оправдаться, то выходит, что он является вероятным наркоманом. Можно объявить, что все мы, потенциальные воры или убийцы, и под этим предлогом обыскивать наши жилища, — говорит член комитета Государственной думы по охране здоровья Олег Куликов. — Какой эффект планируется получить от результатов этого тестирования? Обследуют учащихся школы, где обучаются, например, 800 школьников. Из них выявят двух-трёх употребляющих наркотики. Сколько средств будет израсходовано для этого?

Бороться с наркоманией нужно не путём тотальной проверки школьников, а путём выявления и привлечения к ответственности участников наркобизнеса. Нужно ужесточить наказание за продажу и распространение наркотиков.

Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман убеждён, что необходимо обязать учащихся всех учебных заведений проходить тестирование на наркотики: «Если наркомания признана заболеванием, надо говорить, что эта болезнь заразная. Когда родители кричат, что это нарушает права их детей, мы отвечаем: „Наркоманом может стать любой“. Огромное количество родителей не знает, как проводят свободное время их дети. О результатах тестирования нужно сообщать не только родителям школьников-наркоманов, но и родителям их одноклассников».

«СП»: — Стало быть, вы за то, чтобы проверка школьников стала принудительной?

— Что за слово «принудительная»? Она должна стать обязательной.

Московские школьники отзываются о планируемой тотальной «наркотической» проверке по-разному. Десятиклассник ГОУ ЦО № 548 «Царицыно» Андрей говорит, что считает это недопустимым: «Власть не вправе была принимать такое решение. Она не создаёт условия для полноценного проживания граждан, но рождает идиотские программы». Андрея поддерживает учащийся девятого класса той же школы Денис: «Это нарушение прав человека. Я ни разу не употреблял наркотики. На каком основании меня должны проверять?»

Учащаяся 10 класса центра образования № 1862 Ольга считает, что если тестирование станут проводить только на добровольной основе — это неплохо: «А вот если примут закон, в котором предусмотрено принудительное тестирование — это будет неправильно».

На снимке: во время тестирования на употребление наркотиков.

Фото: «Александр Чиженок/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня