18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Родные стены тоже убивают

Жилищные условия более миллиона россиян опасны для жизни и здоровья

  
412

В Пермском крае набирает обороты скандал, связанный со строительством жилья для переселенцев из зоны провала грунта в Березниках.

В 2006 году из-за аварии на местном руднике добывающего предприятия ОАО «Уралкалий» в городе просел огромный участок земли — провалился вместе с постройками и железной дорогой. Под угрозой сползания в гигантскую яму оказались и многие муниципальные многоэтажки в округе.

Поскольку непоправимое могло произойти в любой момент, местные власти приняли решение отселить жителей аварийных домов в безопасное место.

Специально для этих семей на правом берегу пересекающей Березники реки Камы в считанные месяцы был построен новый жилой микрорайон «Усолье-2». Деньги на постройку трехэтажных сборно-каркасных домов — 1,4 млрд рублей — были выделены из федерального бюджета.

В декабре 2007 года первых новоселов приехал проведать министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев. Увиденным он остался доволен.

«Здания возведены в рекордно короткие сроки, поэтому нужно было проверить, действительно ли это сделано качественно. Теперь могу сказать, что квартиры в микрорайоне Усольский гораздо лучше, чем в любом многоэтажном серийном доме на левом берегу», — удовлетворенно констатировал глава Минприроды после посещения нового микрорайона Березников.

Трутнев даже предложил сделать этот жилой комплекс новым центром развития города, в чем его поддержал тогдашний полномочный представитель президента в Приволжском Федеральном округе Александр Коновалов:

«На правом берегу должен вырасти новый город, а на левом со временем останутся только промышленные площадки и склады».

Но, видимо, далеко идущим планам сбыться не суждено. Спустя почти четыре года после визита высокой комиссии, в Березниках неожиданно «грянул гром».

Разрекламированные на всю страну дома, оказывается, вообще не пригодны для проживания: стены, успевшие стать родными для почти сотни семей, источают высокотоксичное вещество - формальдегид. Его концентрация в некоторых квартирах превосходит предельно допустимую от 2,5 до 4 раз. И находиться в таком помещении длительное время опасно для жизни.

Формальдегид официально считается канцерогеном, то есть веществом, вызывающим рак. Экспертами, в частности, доказана его связь с повышенным риском развития раковых опухолей носоглотки. Кроме того, это вещество может приводить к лейкозу, вызывать необратимые изменения в центральной нервной системе, а также становиться причиной внезапной смерти от удушья.

Даже при кратковременном воздействии на организм человека, формальдегид вызывает сильную токсическую реакцию — рвоту, кашель, спазмы бронхов.

Многие обитатели усольских квартир давно почувствовали неладное: у кого-то резко ухудшилось зрение, кого-то замучили постоянные головные боли, одышка, шум в ушах, и почти у всех выпадали волосы.

Причина недомогания людей выяснилась не так давно: ядовитыми оказались почти все стройматериалы — минеральная вата, цементно-стружечные плиты, утеплители, — использованные при возведении жилых домов в микрорайоне.

Сейчас специальная комиссия должна выяснить, можно ли как-то снизить уровень формальдегидов в новостройках. Если нет, людей придется опять переселять, на что вновь потребуются большие денежные вложения.

Ответит ли кто-то персонально за то, что освоение почти полутора миллиардов бюджетных средств породило во всех смыслах нездоровую атмосферу? Это, пожалуй, один из основных на сегодня вопросов (кроме, безусловно, здоровья людей).

«Может пора спросить за 1,4 млрд рубчиков? — задается вопросом один из участников пермского интернет-форума. — Пускай построено 90 домов (недострой примерно 30%), если разделить, то, получается, по 15 500 000 за каждый дом. Напомню, что дома строились по каркасной технологии (каркас из оцинкованного профиля, утеплители, ДВП, ДСП, изоляция). Себестоимость, ну, от силы 3 млн рублей, ну, плюс коммуникации еще 5 млн рублей. Но не пятнадцать же с половиной миллионов!!!».

"Конечно, если прокуроры захотят разобраться — разберутся, — продолжает автор. —  Только захотят ли?"

Время, что называется, покажет.

Надзорное ведомство, по словам прокурора края Александра Белых, усмотрело в действиях администрации Березников нарушение, как минимум пяти норм, «начиная с Конституции и заканчивая федеральным законом о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Главе города уже внесено соответствующее представление и до конца текущего месяца прокуроры ждут от него ответа о принятых мерах.

Одновременно в Следственный комитет РФ переданы материалы для возбуждения уголовного дела по статье 238 УК РФ (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Впрочем, виновным (даже если таковые будут установлены) возмещать что-либо из своего кармана вряд ли придется. Законом это просто не предусмотрено.

Между тем ядовитые дома калечат людей не только в Березниках. В московском районе Метрогородок (Восточный АО), например, есть многоэтажки, где содержание токсических веществ превышает норму почти в 10 раз. Случаев болезней крови и астмы среди жильцов этих домов (в народе их прозвали «фенольными»), в два раза больше, чем по столице в целом.

Эти дома (серия II-49-П) были построены в начале 70-х годов прошлого века. И тогда они считались экспериментальными. Суть новшества заключалась в том, что строители добавляли в бетон фенолформальдегид, что должно было ускорить его затвердевание и тем самым приблизить сроки сдачи домов. Для удешевления процесса в качестве утеплителя использовали техническую стекловату, пропитанную фенолформальдегидными смолами. Ею заполнялись межплиточные стыки.

Но практически сразу после того как «фенольные дома» были построены, по их стенам поползли трещины, герметичность швов нарушилась, и ядовитые фенольные испарения стали выходить наружу — на улицу и в квартиры граждан.

Еще в конце 80-х московские власти заговорили о сносе ядовитых коробок. Но прошло уже 20 лет, а жильцы продолжают дышать отравленным воздухом собственных квартир. И бороться с невидимым убийцей, который в большинстве случаев оказывается победителем. Почти в каждой семье есть потери: люди умирают от рака в молодом возрасте, становятся инвалидами, дети рождаются с отклонениями.

Но чиновников, судя по всему, это не волнует. Программа сноса 260 «фенольных домов», которая предполагала очистить от них город к 2010 году, до сих пор не выполнена. На сегодняшний день снесен только один такой дом — девятиэтажка на Открытом шоссе.

В открытых источниках нет статистики, сколько отравленных квадратных метров было сдано за время строительного бума 70-х по всей стране. Но, и так понятно, что экспериментальное жилье серии II-49-П возводилось не только в столице. А значит, проблема более чем актуальна для многих.

При этом собственными силами обитатели «фенольных домов» вряд ли могут ее решить. Каким образом? Купить новую квартиру? При нынешних ценах — идея совершенно утопическая.

Как выяснили недавно специалисты интернет-портала по недвижимости Mirkvartir.ru, житель столицы со средней московской зарплатой в 41,4 тысячи рублей на однокомнатную квартиру в родном городе должен копить 12 лет, не тратя на другие вещи ни копейки.

Ипотека? Звучит заманчиво. Но и ею воспользоваться могут немногие. Слишком высока стоимость кредита: в среднем по России квартира из-за набегающих процентов дорожает вдвое.

Власти же местные, как всегда, ссылаются на нехватку средств и другие, более неотложные заботы. Действительно, на вид «фенольные панельки» вроде и ничего, крепенькие еще, не рассыпаются. Вот чиновник, наверное, и думает: «Привередничают граждане: есть квартира отдельная — живи. А они недовольны».

Что еще остается? Живут. Точнее, выживают. И самое удивительное: еще ведь и платят за свои мучения регулярно, поскольку тарифы ЖКХ в таких домах растут теми же рекордными темпами, что и по всех стране.

Жители 4-этажного дома по улице Советская в городе Струнино Владимирской области тоже ежемесячно вносили коммунальные платежи. Только и им за это никто безопасности не гарантировал. Кирпичное строение постройки начала 30-хх годов сложилось как карточный домик вечером 17 мая с.г., когда почти все его обитатели были в своих квартирах. В результате обрушения погибли двое — 6-летняя девочка и женщина средних лет.

Оказывается, жильцы ветхого дома неоднократно предупреждали городские власти, что он может рухнуть в любой момент. Более того, за пару лет до трагедии было проведено комплексное техническое исследование несущих конструкций здания, и специалисты пришли к выводу, что дом находится в аварийном состоянии и дальнейшая его эксплуатация опасна.

По логике, жилое строение следовало признать аварийным, а людям предоставить новые квартиры. Тем более, что в стране есть даже специальная программа по расселению из ветхого и аварийного жилья, для реализации которой создан «Фонд содействия реформе ЖКХ». Но местные власти, видимо, сочли нецелесообразным ухудшать статистику, и злополучный дом до последнего дня своей жизни продолжал считаться безопасным.

Цена такой беспечности оказалось слишком дорогой. Платить, к сожалению, пришлось не впервые.

Только за последние семь лет — с 2005 по 2011 гг. — в стране произошло более 50 обрушений в жилых домах. Жертвами ЧП стали 23 человека, еще 39 были серьезно травмированы.

Официально в списках жителей неблагополучных домов числятся на сегодняшний день более миллиона человек. Эти цифры приводит Фонд содействия реформированию ЖКХ, который создал и опубликовал на сайте «Реформа ЖКХ» реестр аварийных домов по всей России.

По данным этого реестра, в стране всего 58 693 аварийных дома, в которых проживают 1 006 707 человек. Площадь находящихся в аварийном состоянии жилых помещений составляет 15,25 млн кВ. метров. Среди домов, подлежащих расселению, есть построенные еще в середине XIX века, большинство домов — деревянные и одноэтажные.

Рекордсмен по изношенности жилого фонда — Кемеровская область: 701 455 кв. м, на которых проживают 48 000 человек. На втором месте — Республика Саха (Якутия). Здесь в аварийных домах продолжают жить 34 761 человек в помещениях общей площадью 573 584 кв. м. О Москве и о Чукотском автономном округе данных почему-то нет. А самый «благополучный», представивший сведения, в этом отношении регион — Ненецкий автономный округ, где в аварийных домах проживают 308 человек.

«Данная информация, — пояснил директор Департамента региональных программ Фонда ЖКХ Олег Рурин, — призвана дать возможность получить максимально точные данные об аварийном жилищном фонде в РФ и стать основой для стратегического планирования обновления жилищного фонда РФ, а также содержания его в состоянии, достойном для проживания наших граждан».

Насколько этот реестр «аварийности» ЖКХ отражает реальную картину? Этот вопрос корреспондент «СП» адресовала депутату Госдумы, члену Комитета по строительству и земельным отношениям нижней палаты Галине Хованской:

— Думаю, что это минимальные цифры, и они явно занижены. У нас ведь по-прежнему большинство местных властей не спешат признавать аварийное жилье аварийным. Не спешат по одной простой причине: после этого вступает в действие 57-я статья Жилищного кодекса, согласно которой жильцы домов, не подлежащих реконструкции и восстановлению, имеют право на внеочередное получение жилья по существующим нормам. То есть, такие дома власти должны расселять, с предоставлением людям благоустроенных квартир. А это всегда требует немалых средств.

«СП»: — Но есть же специальная правительственная программа, по которой на это выделяются деньги

— Да, но деньги выделяются далеко не в том объеме, в каком нужно, чтобы решить эту проблему. Очень плохо все плохо обстоит и с капитальным ремонтом жилого фонда: здесь меньше 10% необходимого объема в этом году отремонтировано. Тем не менее, акцент переносится на аварийное жилье. И спорить с этим сложно, потому что, извините, в неотремонтированном доме жить некомфортно, а вот в аварийном опасно для жизни. Но беда в том, что даже при наличие судебных решений, решений, к слову, вступивших в силу, люди не могут получить положенное по закону жилье. Они продолжают жить с риском для жизни.

«СП»: — Вы можете привести конкретные примеры?

— Пожалуйста, — Республика Карелия. Петрозаводск. Что нам советует наш президент? Советует правильно: обращайтесь в суд, граждане. Граждане и обращаются. 100 судебных решений в одном Петрозаводске, очередь из судебных решений. Вы когда-нибудь об этом слышали? Так что ж это такое! Выделяют по две квартиры в год: сто делим на два… Пятьдесят лет надо ждать, чтобы законное решение суда было исполнено. То есть, все эти люди умрут в своем аварийном жилье, но, умрут, скорей всего, не своей смертью.

«СП»: — Власти даже уголовной ответственности не боятся?

— Боятся, наверное. Но тянут до последнего. А потом начинают выходить с предложениями: не благоустроенное жилье предлагают, а койко-место в общежитии. Поживите, говорят, временно. Ведь есть нормы закона, которые они должны выполнять. А денег нет. А это уже нас выводит на более серьезную проблему. Почему нет денег у муниципалитетов? Проблемы есть, а денег — для решения этих проблем — нет. Это очень серьезная тема. Более чем серьезная…

«СП»: — Галина Петровна, в этом реестре нет почему-то данных по Москве? Неужели в столице все так хорошо?

— Почему нет данных? Не знаю. Но аварийных домой здесь хватает. Возможно, у властей просто нет желания это признать. У меня переписка иногда годами длится, прежде чем межведомственная комиссия признает ветхий дом непригодным для проживания и не подлежащим восстановлению.

«СП»: — Есть еще одна беда — так называемые «фенольные дома». Люди продолжают в них умирать…

— Действительно, на востоке Москвы ситуация с ними ужасающая. Информация оттуда жуткая: процент раковых заболеваний среди жильцов этих домов гораздо выше, чем в среднем по столице. Люди умирают в совсем молодом возрасте. Жить в таких квартирах опасно. Я неоднократно еще в Мосгордуме поднимала эту проблему. Все говорили: «Да, да, обещали помочь». Но, как видно сейчас: воз и ныне там.

«СП»: — То есть пока никто эту проблему решать не собирается?

— У нас ведь как? Пока власть жареный петух не клюнет, она на подобные вещи реагирует спокойно. Что им самим-то опасаться? Они живут за высокими заборами, в экологически чистых местах, и даже не в Москве. А потом с мигалками тут всех сшибают.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня