18+
пятница, 9 декабря
Общество

Москву продолжают ломать и при Собянине

Мэр столицы разогнал «сносную комиссию», но уничтожение исторических зданий не прекратилось

  
36

В Москве упразднена так называемая «сносная комиссия». Та самая, что официально именовалась комиссией по вопросам сохранения зданий в исторических зонах Москвы при городском правительстве. Она в течение последних 15 лет принимала решения — казнить или помиловать столичные дома «старого фонда». В минувший вторник мэр Сергей Собянин разнес ее в пух и прах. По мнению Собянина, итоги работы почти катастрофические: «Считаю, что по большому счету нанесен большой ущерб исторической части города». Мэр приказал комиссию распустить. В ближайшее время создадут новую.

Отметим, что прежняя комиссия, которую, по традиции, возглавлял руководитель столичного стройкомплекса, примерно в 80 процентах случаев утверждала проекты сносов и коренных реконструкций старых зданий. «Решениями этой комиссии были снесены более 3 тысяч объектов в исторической части города, — заявил московский мэр. — Это, конечно, колоссальный объём».

Всего за время работы комиссии с 1995 года в Москве, по словам главы Мосгорнаследия Александра Кибовского, «было рассмотрено 4 тысячи вопросов и принято решение о сносе 3342 зданий в исторических районах». Вокруг работы комиссии неоднократно возникали конфликтные ситуации, подчеркнул глава ведомства.

Пока из подробностей о работе новой комиссии ясно немногое: в нее войдут архитекторы, общественные деятели и историки, а возглавит ее вновь глава столичного стройкомплекса — на сей раз уже нынешний, Марат Хуснуллин.


Наблюдатели затрудняются определить: к добру это решение мэрии или возможны серьезные «подводные камни».

«Было бы хорошо сравнить положение о прежней комиссии с положением о комиссии новой — титульные задачи, круг полномочий, порядок работы. Пока что этих деталей о новой комиссии мы не знаем, потому что не опубликован сам документ о ее создании, — подчеркнул в интервью „СП“ член Общественной палаты, координатор движения „Архнадзор“ Константин Михайлов. — Кроме того, пока не ясен и состав этой комиссии, а это ключевой вопрос».

Пока нет точных сведений, приходится строить более или менее обоснованные гипотезы. Основанием для их построения может служить политика нынешней мэрии относительно сохранения культурного наследия и градостроительства — за без малого год с «интронизации» Сергея Собянина направления этой политики в общих чертах уже можно понять. И главное направление, кажется — это продолжение «лужковского» подхода к исторической застройке.

«Около 90% домов старого фонда в ЦАО — это ветхое жильё, хлам, который нужно сносить или коренным образом перестраивать», — такая позиция была высказана префектом ЦАО Сергеем Байдаковым еще несколько лет назад, в 2007 году. Байдаков, несколько лет проведший в кресле заместителя Юрия Лужкова по туризму, в команде Собянина вновь занял пост главы Центрального округа. Риторика его и других чиновников смягчилась, появились реверансы в сторону ревнителей архитектурного наследия, но общее направление мысли: сносы в центре необходимы для развития города — осталась.

Откуда берется такая логика — вполне понятно: у «культа сносов» простая и понятная экономическая подоплека. Например, в Голиковском переулке уже не первый год продают исторический одноэтажный дом. «Когда-то его нынешние владельцы приобрели особняк за совершенно смешную по московским меркам сумму — 11 млн рублей или что-то подобное, — рассказал „СП“ пожелавший сохранить анонимность сотрудник управы района „Замоскворечье“. — Владельцы хотели бы получить за него на порядок больше. Но покупать особняк инвесторы будут только если на него есть документы, разрешающие снос или реконструкцию. Потому что заниматься реставрацией такого маленького здания невыгодно. А документов нет, и выправить по закону невозможно — не даст добро Мосгорнаследие». Поэтому домик стоит и медленно разрушается.

Другая проблема — само по себе техническое состояние исторических зданий. «Это были добротные, крепкие дома, сейчас так уже не строят, — рассказывал „СП“ доцент Московского государственного строительного института Борис Малыгин. — Но их срок подошел. Жизнь домам, конечно, сократил наш ХХ век, где были и революция, и разруха, и войны, и наплевательское отношение к „ничейной“ недвижимости. У хороших хозяев такой дом постоял бы еще сто лет, а в наших условиях, увы, часто снос — оптимальный для владельца вариант».

Третья неприятность. Стала типичной ситуация, когда не то что государственные органы, но и общественники из градозащитных организаций не успевают среагировать на начавшуюся попытку сноса. Именно так было в «ночь длинных ковшей» 18 июня этого года, когда были снесены флигель усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых в Калашном переулке и особняк по адресу Большая Ордынка, 42. «Мы дежурили всю ночь в Калашном, отражали все атаки строителей, а под утро меня отвезли домой, — вспоминает координатор „Архнадзора“ Никита Брусиловский. — Только подходя к дому, я заметил: идет снос на Ордынке. Но собрать людей в 5 утра было нереально, и через 10 минут всё было кончено. А потом выяснилось, что в эти же минуты строители разобрали флигель в Калашном — как будто сговорились».

Когда на одной стороне «баррикад» застройщики, охраняемые сотрудниками ЧОПов, а на другой — городская интеллигенция с обращениями в органы власти, сносы «по беспределу» просто обязаны стать регулярными. И происходят, действительно, с пугающей частотой. Случаи, когда Мосгорнаследию удается за незаконный снос наказать застройщика — достаточно редки. А главное — наказание получается неадекватно мягким: штраф измеряется десятками тысяч рублей, что застройщик легко может себе позволить. Тюремных сроков за подобные сносы не предусмотрено.

Все эти факторы остаются неизменными вне зависимости от формата и состава «сносной» комиссии. Сохранение старых зданий не сделаешь ни выгодным, ни легким. Поэтому значительного облегчения от нового решения мэра ждать не стоит. Впрочем, некоторое послабление все же будет: по крайней мере, приглашенные в комиссию независимые от города эксперты смогут поднимать шум и предавать огласке слишком одиозные предложения по сносам.


Пока же московская вертикаль, применительно к наследию, демонстрирует не слишком завидный управленческий потенциал. С одной стороны, на самом верху пирамиды, непосредственно от мэра Сергея Собянина, раздаются довольно громкие заявления о необходимости сохранять историю города и, в частности, старые дома. После нескольких громких скандалов с «беспредельными» сносами мэрия объявила мораторий на любые разрушения домов в центре Москвы — до анализа правительством города обстоятельств каждого проекта. Тем не менее, сносы продолжались всё лето, а поведение застройщиков стало только наглее и жестче.

Мосгоранследие (ведомство сменило статус с комитета при стройкомплексе до полноценного департамента) рапортует, что чиновникам удалось сохранить несколько исторически ценных зданий — в частности, комплекс домов архитектора Мотылёва на Суворовской площади, дома Приваловых на Садовнической улице и старинный газовый завод в Новом Сусальном переулке. С одной стороны, это так, с другой стороны же — эти дома по-прежнему находятся в «тревожном» списке.

«В доме на Садовнической, 9 — это дом Нирнзее — ничего особенного в последние месяцы не происходит, но все-таки красивое здание стоит без крыши после пожара, многие окна уже выбиты, — сообщает „СП“ жительница соседнего дома и градозащитник Анастасия Аладжалова. — Если верить документам и заявлениям властей, дом спасли. Хотелось бы верить, но пока дом стоит пустой и даже не законсервирован, успокоиться мы не можем».

«Прошел уже год с тех пор, как ушел в отставку Юрий Лужков. И мы уже не можем списывать продолжающееся издевательство над городом на его наследие, — говорит писатель и краевед Рустам Рахматуллин. — Да, решения по сносам были приняты еще при прежней администрации; но у мэрии было достаточно времени их проанализировать и проследить за соблюдением наложенного моратория. Москву продолжают ломать уже при Собянине».

Впрочем, пока еще решение полностью переформатировать «сносную» комиссию может обернуться добром. Но надежда на это достаточно зыбкая. Хотя бы потому, что не далее как в тот же минувший вторник, 4 октября, раздалась ключевая для судьбы исторических зданий реплика из Кремля. Президент Дмитрий Медведев, высказываясь по проблемам ЖКХ, призвал «истребить ветхий жилищный фонд». Зная прямолинейность реакции чиновников — в ней москвичи убедились уже при Собянине, когда после реплики мэра буквально за несколько дней во всем городе сломали продуктовые ларьки — можно ожидать худшего. Например, того, что все старые дома, не признанные пока еще памятниками архитектуры, будут сноситься. Причем — в полном соответствии с Жилищным кодексом — сносить могут и за счет собственников квартир.

Фото: Архнадзор

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня