Общество

Социальный лифт для питерской парочки

Принадлежность к клану, родственные связи и деньги стали главными условиями карьерного роста

  
83

Завтра, в день рождения Путина, активисты движения «Наши» намерены преподнести премьеру необычный подарок: по 100 человек в 15 городах России выстроятся в форме цифры «59» (именно столько исполняется Владимиру Путину 7 октября). В руки они возьмут по свечке, и хором исполнят песню крокодила Гены «К сожалению, день рождения только раз в году». «Нашисты», эти птенцы гнезда Суркова, надеются, что такой подарок Путину очень понравится. Впрочем, кроме надежд лично понравится премьеру у них наверняка есть другие мечтания. Например, сделать хорошую карьеру или еще как-то послужить родине. Но с этим сложнее.

Чуть ранее Институт региональных проблем совместно с Агентством стратегических инициатив привели любопытное исследование. Они изучали возможности молодых людей подняться наверх. Выводы получились грустные. В России отсутствуют так называемые «социальные лифты» — то есть у молодых людей очень мало шансов достичь каких-либо высот и реализовать себя, что в бизнесе, что в политике. Одним из «социальных лифтов», по замыслу властей, как раз и должны были стать кремлёвские «молодёжки»: «Наши», «Молодая гвардия Единой России» и другие подобные организации.

Вступающим в них предлагали своего рода договор: «вы нам — лояльность, мы вам — успех». Те же нашисты с удовольствием рассказывали, как через год-полтора все они будут работать в «Газпроме» и «Роснефти», а оппозиция — удел «фриков и лузеров».

Через некоторое время выяснилось, что ни в «Газпроме», ни в других корпорациях молодых активистов никто особенно-то и не ждёт. «Вкусные» должности перепали единицам: но и те не предполагали какой-то ответственной деятельности. «Младший помощник распильщика» — максимум карьерного роста.

«Эта агитация разошлась с жизнью полностью: в «Газпроме» работают не «нашисты», а люди, которые приходили работать в ФСБ, их прикомандировали работать в нефтяные и торговые компании. Нет никакого конфликта между назначениями по наследству и назначениями из «нашистов». Есть конфликт между наследниками и силовиками. Бодрые, спортивные люди из СКП, прокуратуры и ФСБ сейчас реально работают на тех позициях, на которые заманивали в своё время «нашистов», — рассказывает медиа-менеджер Виталий Шушкевич, наблюдавший рост и метаморфозы этой среды.

Уместно вспомнить нескольких героев этих проектов. Например, Максим Мищенко в 2005 году возглавил движение «Россия молодая» (то есть никогда не был рядовым активистом). В 2007 прошёл по спискам «Единой России» от Челябинской области в Госдуму — один из немногих, ради которого подвинулись старшие товарищи по партии. А вот на предстоящих выборах его уже нет в списках — не попал даже на заведомо непроходную позицию.

«Ему всего 34 года, и сейчас его отправили в Общественную палату. Практически все сходятся во мнении, что человека отправили на пенсию», — говорит главред сайта «Эпик Хиро» Илья Клишин.

От всего «молодёжного призыва» 2007-го года в новую Думу попадёт — возможно, в списке от Краснодарского края он седьмой — только Роберт Шлегель, бывший пресс-секретарь «Наших».

Ещё один выдающийся представитель молодёжек — Алексей Чадаев, автор эпического труда «Путин. Его идеология». Был членом Общественной палаты, потом получил повышение, став одним из соучредителей Центра Модернизационных Решений (ЦМР), экспертной группы при партии «Единая Россия». В июне 2010 года стал руководить политическим департаментом ЦИК ВПП «Единая Россия». В апреле после череды скандалов был сослан в Калининград, где создал и возглавил Агентство по привлечению инвестиций при местном министерстве промышленности. На днях был уволен без объяснения причин.

Владимир Васин — лидер одного из клонов «Наших» — движения «Новые люди». Эта организация в основном известна в городах Поволжья, штаб-квартира «Новых» располагается в Волгограде. С 2008 по 2010 год состоял в Общественной палате. В мае 2010 стал чиновником — руководителем комитета по делам молодежи Волгоградской области. 30 сентября этого года — задержан по подозрению в хищении 4 млрд бюджетных средств. Согласно материалам следствия, комитет «организовал» фиктивные турпоездки, а на документах стоит подпись Владимира Васина. На данный момент «новый человек» уже на свободе и опять исполняет свои обязанности.

Один из немногих примеров выдвижения человека из «молодёжки» на действительно важный пост — губернатор Псковской области Андрей Турчак. Должность он получил в 33 года, до этого — с 2005 года, координатор молодёжной политики «ЕР», в 2006-м — член Совфеда от Ненецкого автономного округа, в 2007-м депутат Псковской облдумы, в том же году вновь в Совфеде — но уже от Пскова.

Правда, карьерные успехи этого молодого человека связывают не с выдающимися успехами в политике и не с организаторскими талантами, а с родственными связями. Он — сын давнего знакомого Путина, президента оборонного холдинга «Ленинец» Анатолия Турчака.

К успеху пришла и ещё одна молодёжная активистка — Мария Дрокова. Сейчас она продюсер и телеведущая интернет-телевидения Russia.ru, в прошлом — комиссар движения «Наши». Отец, Александр Дроков — председатель комитета финансов администрации Тамбова.

«Все эти люди — на самом деле дети. Это социальный лифт крови — от Киры Пластининой до Андрея Патрушева, от Дмитрия Гудкова до Марии Дроковой. Другие „нашисты“ выросли ровно настолько, насколько вырос бы любой человек, оказавшийся в организации с деньгами и занимающийся активной деятельностью», — считает Виталий Шушкевич.

Иногда власть делает вялые попытки кооптировать заметных общественных деятелей в свои проекты. Например, главреда культового среди так называемых «хипстеров» сайта «Эпик Хиро» Илью Клишина пригласили работать в Сколково (по другой версии — в медиа-агентство «Легенда», непосредственно связанное с прокремлёвскими молодёжками). Но быстро вышел оттуда.

«Моя история — как раз пример того, что при Медведеве была попытка интегрировать каких-то отдельных людей в некоторые проекты. Мне предложили участвовать в Сколковском проекте, но я достаточно быстро оттуда ушёл в силу разных причин. И видно, что система не готова меняться — она остаётся косной, застывшей», — рассказывает Клишин.

В целом же создатель сайта «Эпик Хиро» считает свою карьеру успешной, однако, она состоялась не благодаря, а вопреки. «Вопрос больше в психологии: если человек ставит перед собой цель, он её реализует. Но общая обстановка, действительно, заставляет действовать вопреки окружающей среде. В России молодому человеку очень тяжело создавать свой бизнес или развивать интересные проекты», — заключает Илья Клишин.

С другой стороны, никакого особенного преимущества государственные социальные лифты не дают, отмечает Виталий Шушкевич. «Да, в какой-то момент через Василия Якеменко им стали поступать лакомые куски бюджета, но такие же фонды они могли организовать при РПЦ или „Деловой России“, то есть буквально где угодно».

Но и «Наши», и прочие околовластные структуры — это частности, хотя политическая элита могла бы обновляться через лоялистские организации, так, как она это делала в советское время с помощью комсомола. Это поведение копирует и бизнес — не только государственный, но и частный. В итоге создаются замкнутые клановые системы, говорит исследователь элит Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики.

По её словам, систему вертикальной мобильности поразил глубочайший кризис. Его основная черта — наиболее грамотные, талантливые люди 35−45 лет, упершись в потолок возможностей, уезжают за границу. Но не чтобы преуспеть там, а чтобы дать будущее своим детям, которые вырастут вне корпоративистско-кланового государства.

— Социальные лифты — это возможности человека занять более статусные позиции и реализовать свой потенциал. Этих путей несколько, важнейший из них — образование. Вы получаете адекватное образование, и если есть лифты, то оно помогает вам двигаться.

Это меритократическое общество, в котором люди более образованные, более компетентные получают возможность двигаться вверх. Второй лифт — это миграция, когда вы переезжаете в те места, где больше возможностей для самореализации. Есть ещё несколько способов, но это — основные. Социальный лифт — это, в первую очередь, возможность реализовать себя.

«СП»: — Если сравнивать современную Россию хотя бы даже с Советским Союзом, то где социальная мобильность была выше?

— Сейчас социальные лифты однозначно работают хуже. Тогда хотя бы качественное образование давало человеку шанс. Теперь же образование может помочь в бизнесе, но в целом по стране — нет. Принцип кумовства был всегда, но в последние годы он расцвёл максимально. Вместо принципа партийной лояльности — принцип правильного рождения.

Ещё одна причина того, что люди с хорошим образованием не могут реализовать себя: отсутствие тенденции роста качественных рабочих мест. Не бывает социальных лифтов, если экономика не востребует новые качественные кадры. А экономика не создаёт их, потому что у нас сырьевая страна. Если они и создаются, то исключительно в крупнейших городах — в Москве и Санкт-Петербурге.

Страна, живущая на ренту, не способна создавать большое количество качественных рабочих мест. Люди либо уезжают, либо теряют понимание ценности хорошего образования. А бизнес, в свою очередь, не заинтересован создавать такие места — потому что в любой момент может подвергнуться рейдерскому захвату.

«СП»: — Но есть миграция — со всей России в Москву.

— Тут есть прямая зависимость — в условиях низких доходов мобильность снижена. А страна в основном бедная. Второй канал, перекрывающий этот канал — стоимость жилья, его аренды, институт прописки. Всё равно люди едут, но только потому, что нет других альтернатив. И ничего не делается для того, чтобы эти издержки снизить.

Вся совокупность сложившихся институтов перекрывает людям возможности самореализации. Отсюда рост миграции квалифицированных сотрудников за границу. Отсюда же — миграция одиноких, без семьи, в крупные города. Семьи остаются на «малой родине», потому что нет возможности прокормить всех на новом месте. Весь этот клубок проблем неразрешим, пока в России не решатся две проблемы.

Первое — это гарантии прав собственности. Снятие проблем рейдерских захватов. Потому что бизнес не будет развиваться, если будет понимать, что стоит им показать прибыль, всё тут же отнимут.

Второе — людей должны оценивать по их реальным профессиональным достоинствам. Потому что даже в бизнесе отбор идёт по критериям родства или блата. Разве что западные компании ещё отбирают через собеседование, смотрят на качество образования и опыт работы.

Мы знаем, как устраиваются в Газпром? Знаем. Как устраиваются в Роснефть? Как распределяются места на госслужбе? Когда меритократия заменяется критерием клановости, говорить о вертикальной мобильности не приходиться. Да, в рамках вашего клана вы мобильны, но не более. Это средневековье — эта питерская парочка нам создала клановую систему 2.0.

«СП»: — Пора вводить гербы, титулы, со щитами ходить, чтобы сразу было видно, кто чей?

— Кооператив «Озеро» как базовый герб, остальное — ответвление.

И эта модель усваивается обществом! Теперь это утверждено намертво — чтобы устроиться, надо иметь родственные связи или хорошие знакомства. По другому не бывает. Или купить. Или взятка, или использование ресурса клана. А чаще — и то, и другое.

«СП»: — Разве сама власть не заинтересована в притоке «новых мозгов»?

— А зачем? Те, кому не нравится, уедут сами. Быдлом управлять проще, нефтяная рента от этого не страдает.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня