18+
суббота, 3 декабря
Общество

«Ментвытрезвители» ликвидированы

Теперь тысячи российских пьяниц обречены насмерть замерзнуть в сугробах

  
11

12 октября этого года войдет в историю страны как день, когда на ее территории не останется ни одного вытрезвителя. Основную часть их закрыли еще в прошлом году. Но с упразднением в ближайшую среду последних двенадцати, эпоха этих оздоровительно-карательных государственных учреждений, аналогов которым нет, и никогда не было в мире, окончательно завершится.

Теперь подвыпившими гражданами будут заниматься не полицейские, а медики. Оптимизируясь в ходе реформы, МВД постаралось избавиться от «лишних» функций и возложило заботу о пьющих россиянах на Минздрав и региональные власти. Тот факт, что в медицинском ведомстве активно возражали против такого «подарка», учтен не был.

Решение приняли, несмотря на то, что, по мнению самой главы Минздрава Татьяны Голиковой, лишь 0,3% попавших в вытрезвитель людей нуждаются в медицинской помощи — остальные просто буянят и их надо доставлять в полицию.

Этот межминистерский бюрократический пинг-понг в итоге привел к тому, что пьяницы на сегодняшний день оказались, по сути, безнадзорными. До сих пор неизвестно: когда будет введена новая система помощи нетрезвым гражданам, и какой она станет. В речах официальных лиц на этот счет никакой конкретики нет.

Первый заместитель министра внутренних дел Александр Горовой предложил пока временный выход: людей в лёгкой стадии опьянения, нарушающих общественный порядок, будут доставлять в отделы внутренних дел, а тех, кто «<b>хорошо набрался» — в больницы</b>. Потом, по его словам, местные органы власти «переоборудуют вытрезвители под учреждения для оказания медицинской помощи пьяным».

Кто должен финансировать все эти пертурбации, — а расходы, понятно, предстоят немалые: на ремонт, медоборудование, персонал — замминистра не уточнил. А принимая во внимание по большей части вечно дефицитные местные бюджеты, эта задумка вообще выглядит маловыполнимой.

Непонятно и то, кто будет заниматься доставкой в медучреждения не вяжущих лыка товарищей. Если «скорая», то не будет ли это слишком дорогой услугой для них?

По словам Татьяны Яковлевой, члена Комитета Госдумы по охране здоровья, один вызов машины обходится бюджету от 1,5 до 5 тысяч рублей. Она считает, что «скорая помощь» просто «не может работать в качестве такси по развозу пьяниц по домам или спецучреждениям. К тому же пока врачи возятся с алкоголиком, где-то умирает человек от инфаркта или инсульта».

Только ради того, чтобы «скорая» действительно была оперативной, — напомнила депутат, — в России начали возрождать «неотложки»:

"А тут вдруг на нее взвалили сбор по городу дебоширов-алкоголиков. В результате врачи все равно будут вынуждены вызывать полицию, чтобы органы правопорядка помогли справиться с пьяным хулиганом". Тем не менее, Яковлева считает, что и «оставлять лежать на снегу перепившего гражданина — негуманно».

Но, естественно, возникает вопрос: кто подберет его?

Милицейские «бобики», куда раньше загружались клиенты вытрезвителей, больше не будут колесить по улицам. А та же «скорая», как правило, ездит по четкому маршруту — от подстанции к больнице, от больницы — на конкретный вызов. Приходится лишь уповать на то, что доблестные полицейские, а именно сотрудники патрульно-постовой службы, которые должны следить за общественным порядком в городе, хотя бы из человеколюбия не оставят лежащего человека без внимания и окажут ему помощь. Но опять же — гарантий, что они не проедут мимо, никаких.

А поскольку климат в России суровый, мы рискуем в каждый холодный сезон регулярно не досчитываться значительного числа соотечественников.

Кто-то скажет: «Туда им и дорога, алкашам проклятым». Но следует ли зарекаться?

Достаточно вспомнить датского профессора с печальными глазами из советского кинофильма «Осенний марафон» и его знаменитую фразу: «Как называется то место, где мы сегодня ночевали? Трезвователь?». Персонаж этот хоть и вымышленный, но реалистичный: напился, что называется, не по привычке, а по обстоятельствам.

Можно сколько угодно твердить, что пьянство — зло. Это, безусловно, так. Но бывают ситуации, когда в оценках следует быть чуть снисходительнее.

Наши предки, кстати, спасали перебравших браги именно из милосердия. Оказывается, еще в XVII веке, как писал в своих трудах известный российский историк Василий Ключевский, боярин Федор Ртищев рассылал по Москве своих людей, чтобы собирали они валяющихся пьяных и свозили в специальный приют. После вытрезвления выпивох отпускали.

Первый медицинский вытрезвитель, который назывался «Приют для опьяневших», был открыт 7 ноября 1902 года в Туле. Целью этого богоугодного заведения, которое организовал врач Федор Сергеевич Архангельский, было спасение замерзающих под забором тульских оружейников. Через несколько лет, в 1913 году, за свой почин Архангельский был удостоен золотой медали на гигиенической выставке в Санкт-Петербурге.

Интересные факты приводит областная газета «Молодой коммунар»: как пишет издание, в начале прошлого века в Тульской губернии от перепоя ежегодно гибло около 200 человек. По свидетельству современников, прежде чем «упасть», туляки могли выпить «до восьми бутылок водки или до сорока бутылок пива».

Дабы знаменитые оружейные заводы не остались вообще без мастеровых, пьяных рабочих стали подбирать с улиц и отправлять вытрезвляться. Причем в приюте к ним относились бережно и ласково, денег с них не брали и оказывали необходимую медицинскую помощь — отпаивали рассолом и водным раствором нашатырного спирта, при сердечной недостаточности давали камфару и обязательно кормили. Для развлечения пациентов «допускалась игра на граммофоне». Если же человек был беден и плохо одет, то при выписке его обеспечивали одеждой и обувью.

Заведение работало за счет казны и состояло из двух отделений: в первом содержались пьяные взрослые, а во втором — дети пьющих родителей. В штате приюта были фельдшер и кучер.

С установлением Советской власти народ наш пить не бросил. В итоге в ноябре 1931 года в Ленинграде на улице Марата был организован первый вытрезвитель в системе Наркомздрава. Правда, уже весной 1940 года в виду буйства клиентов подобных заведений их передали в ведение НКВД. Позднее контролировать их стало МВД. А теперь все вернулось в исходную точку — к медицинским работникам.

«Сделать это нужно было давно, но, к сожалению, опять недостаточно все продумали», — считает адвокат движения «За права человека», полковник милиции в отставке Евгений Черноусов:

— Мы все прекрасно знаем, что творилось в этих учреждениях. Их же не просто так прозвали в народе «ментвытрезвителями», а потому, что пьяных там приводили в чувство не столько препаратами, сколько с помощью кулаков. Знаю обо всех этих проблемах не понаслышке, поскольку был в советские годы начальником милиции и не раз проверял эти заведения.

«СП»: — В чем же был их изъян?

— Фактически это был своеобразный гибрид больничной палаты и тюремной камеры, где насилие практиковалось легально: клиентов по инструкции, например, позволялось связывать. Попавший туда (а угодить в вытрезвитель мог кто угодно, потому что милиционеры часто намеренно забирали как раз людей лишь слегка, что называется, навеселе, но хорошо и дорого одетых) мог забыть о человеческом достоинстве. Мало того, что все процедуры оформления, мягко говоря, были унизительными, так еще и само пребывание в учреждении могло иметь для человека весьма неприятные последствия.

«СП»: — Штраф и огласка?

— Да, за «услуги» взималась плата, и для того времени немалая — 25 рублей. Но самое неприятное, что бумага с просьбой удержать такую сумму приходила на работу. Для отъявленных выпивох она, конечно, мало что значила, а вот нормальному человеку, который и попал-то в вытрезвитель случайно, могла сломать карьеру. Потом, сколько было случаев, когда людей буквально обирали до нитки. Ведь для сотрудников учреждений это был настоящий Клондайк, и они, безусловно, пользовались тем, что пьяный человек потом мог ничего и не вспомнить. Шарили по карманам, отбирали деньги, ценности — докажи потом, что тебя обокрали, — тогда ведь видеокамер не было.

«СП»: — И никто жаловаться не пытался?

— Жалоб было полно. Но, как правило, все они заканчивались отказом в возбуждении уголовного дела в связи с невозможностью доказать причастность милиционеров к таким делам. Еще ведь круговая порука была: все обо всем знали, но «кормушка-то» одна была. Но, говоря откровенно, контингент там работал тот еще, можно даже сказать, что это были худшие представители профессии. Поэтому то, что с этим было решено покончить — правильно. Врачи лучше уже тем, что такой властью, как полицейские, не обличены и не чувствуют абсолютной безнаказанности, да и помощь нетрезвому лицу они способны оказать, действительно, профессиональную.

«СП»: — Но выдержит ли наша медицина наплыв пьяных пациентов?

— Вообще, этот вопрос, скорее, к представителям здравоохранения. Я могу лишь сказать, что мы, как всегда, бежим впереди паровоза: решение принято правильное, но ничего не сделано для того, чтобы оно было реализовано. Создается впечатление, что власть опять рассчитывает на авось, небось и как-нибудь. Ведь так и не известно до сих пор, как, по какой схеме будет новая система функционировать. Куда будет доставлено лицо, находящееся в состоянии алкогольного опьянения? Кто такими людьми будет заниматься? Что будет с теми же, теперь уже, бывшими вытрезвителями: это, ведь, какая-никакая недвижимость, хоть многие здания и в запущенном состоянии. Пока, к сожалению, только одни вопросы, информации нет, все молчат. А ведь все это может привести к самым тяжелым последствиям. Полиция уже не несет ответственность, а впереди зима — вот, когда начнутся самые большие проблемы: люди будут замерзать, думаю, и смертельные случаи в большом количестве возможны.

Разделяет эти опасения и Олег Куликов, депутат Госдумы от КПРФ, член Комитета Госдумы по охране здоровья. Его позиция однозначна: «Прежде, чем изменять и ликвидировать что-либо, надо предложить что-то лучшее».

Российская система здравоохранения, по мнению Куликова, сегодня не готова к решению соответствующих задач:

«Пьяного человека нельзя положить в общую палату, ему не окажут необходимую помощь неподготовленные для этого медицинские сотрудники».

Парламентарий не исключил, что отныне «будут массовые отказы» коллективов «скорой помощи» везти нетрезвых граждан в клиники и напомнил, что

«ранее в медвытрезвители их отвозил либо специальный, прикрепленный к данным учреждениям, транспорт МВД, либо просто патрульные или дежурные милицейские автомобили».

Ликвидацию системы медвытрезвителей Куликов назвал непродуманной мерой: с его точки зрения, она «фактически означает, что большое число граждан, вольно или невольно пришедших в состояние алкогольного опьянения, окажется под угрозой для своей жизни».

"Последствия могут быть очень трагичными", — предупреждает депутат.

Как заботятся о пьяных в других странах

В Канаде действует служба «Красный нос», которая доставляет выпивших людей до места их проживания, взимая при этом плату. Если же клиент находится в стадии глубокого опьянения, его доставляют в медицинское учреждение. Подобная служба действует и в Швеции, где полицейские имею право задерживать только тех, кто не может контролировать себя или представляет общественную опасность.

В США пьяных, нарушающих общественный порядок, полиция отправляет в центры детоксикации или доставляет в полицейский участок.

В Великобритании любого человека, обнаруженного в бессознательном состоянии, в том числе в состоянии алкогольного опьянения, полицейские отвозят в больницу.

В Японии тихих пьяниц, которые не могут самостоятельно добраться до дома, доставляют в так называемые «Центры защиты», где им предоставляют спальное место в отдельном боксе, а потом отпускают домой. Буйно-веселых японцев отправляют в полицейский участок.

Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня