18+
воскресенье, 28 августа
Общество

Уничтожение Дрездена. Зачем это было сделано?

Признают ли самую крупномасштабную бомбардировку Второй мировой войны военным преступлением?

  
5616

В течение нескольких десятилетий в Европе то и дело раздаются призывы придать бомбардировке древнего города Дрездена статус военного преступления и геноцида жителей. Недавно немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс и бывший редактор британской газеты «The Times» Саймон Дженкинс вновь потребовали сделать это.

Их поддерживает американский журналист и литературный критик Кристофер Хитченс, заявивший, что бомбардировки многих немецких городов проводились исключительно для того, чтобы новые экипажи самолётов могли отработать практику бомбометания.

Немецкий историк Йорк Фридрих в своей книге отметил, что бомбардировки городов были военным преступлением, поскольку в последние месяцы войны они не были продиктованы военной необходимостью: «…это была абсолютно излишняя в военном смысле бомбардировка».

Число жертв ужасной бомбардировки, случившейся с 13 по 15 февраля 1945 года, составляет от 25 000 до 30 000 человек (многие источники заявляют о большем числе). Город был разрушен практически полностью.

После окончания Второй мировой войны развалины жилых домов, дворцов и церквей разобрали и вывезли за город. На месте Дрездена образовалась площадка с размеченными границами бывших улиц и зданий.

Восстановление центра длилось около 40 лет. Остальную часть города застроили значительно быстрее.

По сей день ведётся восстановление исторических зданий на площади Ноймаркт.

Огненный смерч втягивал людей…

До войны Дрезден считался одним из самых красивых городов Европы. Туристические путеводители называли его Флоренцией на Эльбе. Здесь располагались знаменитая Дрезденская галерея, второй по величине в мире музей фарфора, красивейший дворцовый ансамбль Цвингер, оперный театр, соперничавший по акустике с театром Ла-Скала, множество церквей, построенных в стиле барокко.

В Дрездене часто останавливались русские композиторы Пётр Чайковский и Александр Скрябин, а Сергей Рахманинов готовился здесь к своим мировым турне. Подолгу жил в городе писатель Фёдор Достоевский, работавший над романом «Бесы». Здесь у него родилась дочь Любаша.

В конце Второй мировой войны местные жители были уверены, что Дрезден не подвергнется бомбардировкам. В нём не было военных заводов. Ходили слухи, что после войны союзники сделают Дрезден столицей новой Германии.

Противовоздушная оборона здесь практически отсутствовала, поэтому сигнал воздушной тревоги прозвучал всего за несколько минут до начала бомбёжки.

В 22 часа 03 минуты 13 февраля жители окраин услышали гул приближающихся самолётов. В 22 часа 13 минут 244 тяжёлых бомбардировщика «Ланкастер» британских Королевских ВВС сбросили на город первые фугасные бомбы.

В считанные минуты город был объят пламенем. Свет от гигантского пожара был виден за 150 километров.

Один из лётчиков британских Королевских ВВС впоследствии вспоминал: «Фантастический свет вокруг становился всё ярче, когда мы приближались к цели. На высоте 6000 метров мы могли различить в неземном ярком сиянии детали местности, которые никогда до этого не видели; впервые за время множества операций мне стало жаль жителей, находящихся внизу».

Штурман-бомбардир одного из бомбардировщиков свидетельствовал: «Признаюсь, я бросил взгляд вниз, когда бомбы падали, и своими глазами увидел шокирующую панораму города, полыхающего от одного конца до другого. Виден был густой дым, относимый ветром от Дрездена. Открывалась панорама ярко сверкавшего города. Первой реакцией была потрясшая меня мысль о совпадении происходившей внизу бойни с предостережениями евангелистов на проповедях перед войной».

В план бомбардировки Дрездена входило создание на его улицах огненного смерча. Такой смерч появляется, когда возникшие разрозненные очаги пожаров объединяются в один огромный костёр. Воздух над ним нагревается, его плотность уменьшается и он поднимается вверх.

Британский историк Дэвид Ирвинг так описывает огненный смерч, созданный в Дрездене лётчиками британских Королевских ВВС: «…образовавшийся огненный смерч, судя по обследованию, поглотил более 75 процентов территории разрушений… Гигантские деревья были вырваны с корнем или наполовину сломлены. Толпы спасавшихся бегством людей были неожиданно подхвачены торнадо, их протащило по улицам и швырнуло прямо в огонь; сорванные крыши и мебель… были выброшены в центр полыхающей старой части города.

Огненный смерч достиг пика в трёхчасовом промежутке между налётами, именно в тот период, когда укрывшимся в подземных коридорах жителям города следовало бежать на его окраины.

Железнодорожник, укрывавшийся возле Почтовой площади, наблюдал, как женщину с детской коляской потащило по улицам и швырнуло в пламя. Другие люди, спасавшиеся бегством вдоль железнодорожной насыпи, которая казалась единственным путём спасения, не заваленным обломками, рассказывали, как железнодорожные вагоны на открытых участках пути сдуло бурей".

На улицах плавился асфальт, и люди, падая в него, сливались с дорожным покрытием.

Телефонистка Центрального телеграфа оставила такие воспоминания о бомбардировке города: «Некоторые девушки предложили выйти на улицу и бежать домой. Лестница вела из подвала здания телефонного узла в четырёхугольный двор под стеклянной крышей. Они хотели выбраться через главные ворота двора на Почтовую площадь. Мне не нравилась эта идея; неожиданно, как раз когда 12 или 13 девушек перебегали двор и возились с воротами, стараясь их открыть, раскалённая докрасна крыша обрушилась, похоронив их всех под собой».

В гинекологической клинике, после попадания бомбы, погибли 45 беременных женщин. На площади Альтмаркт несколько сотен человек, искавших спасения в старинных колодцах, сварились заживо, а вода из колодцев испарилась наполовину.

В подвальных помещениях Центрального вокзала во время бомбардировок находились приблизительно 2000 беженцев из Силезии и Восточной Пруссии. Подземные проходы для их временного проживания власти оборудовали задолго до бомбардировки города. О беженцах заботились представители Красного Креста, отряды женской службы в рамках государственной трудовой повинности и сотрудники национал-социалистической службы социального обеспечения. В другом городе Германии скопления такого количества людей в помещениях, отделанных легковоспламеняющимися материалами, не допустили бы. Но власти Дрездена были уверены, что город бомбить не будут.

Беженцы находились и на лестницах, ведущих на платформы и на самих платформах. Незадолго до налёта на город британских бомбардировщиков на вокзал прибыли два поезда с детьми из Кенигсбрюка, к которому подступала Красная армия.

Беженка из Силезии вспоминала: «На площади плечом к плечу толпились тысячи людей… Над ними бушевал огонь. У входов в вокзал лежали трупы погибших детей, их уже складывали друг на друга и вывозили с вокзала».

Согласно данным начальника ПВО Центрального вокзала, из 2000 беженцев, находившихся в туннеле, 100 сгорели заживо, ещё 500 человек задохнулись в дыму.

«Количество жертв в Дрездене подсчитать невозможно»

Во время первой атаки на Дрезден британские «Ланкастеры» сбросили 800 тонн бомб. Спустя три часа 529 «Ланкастеров» сбросили 1800 тонн бомб. Потери Королевских ВВС во время двух рейдов составили 6 самолётов, ещё 2 самолёта потерпели крушение во Франции и 1 в Великобритании.

14 февраля 311 американских бомбардировщиков сбросили на город 771 тонну бомб. 15 февраля американская авиация сбросила 466 тонн бомб. Часть американских истребителей «Р-51» получила приказ атаковать движущиеся по дорогам цели, чтобы увеличить хаос и разрушения на важной транспортной сети региона.

Командир дрезденского спасательного отряда вспоминал: «В начале второй атаки многие ещё теснились в тоннелях и подвалах, ожидая конца пожаров… Детонация ударила по стёклам подвалов. К грохоту взрывов примешивался какой-то новый, странный звук, который становился всё глуше и глуше. Что-то напоминающее гул водопада — это бил вой смерча, начавшегося в городе.

Многие, находившиеся в подземных убежищах мгновенно сгорали, как только окружающий жар вдруг резко увеличивался. Они или превращались в пепел, или расплавлялись…"

Тела других погибших, обнаруженные в подвалах, сморщились от кошмарного жара до одного метра длины.

Британские самолёты сбрасывали на город и канистры, наполненные смесью каучука и белого фосфора. Канистры разбивались о землю, фосфор воспламенялся, вязкая масса попадала на кожу людей и прилипала намертво. Погасить её было невозможно…

Один из жителей Дрездена рассказывал: «У трамвайного депо была общественная уборная из рифлёного железа. У входа, уткнувшись лицом в меховое пальто, лежала женщина лет тридцати, совершенно нагая. В нескольких ярдах от нее лежали два мальчика, лет восьми-десяти. Лежали, крепко обнявшись. Тоже нагие… Везде, куда доставал взгляд, лежали задохнувшиеся от недостатка кислорода люди. Видимо, они сдирали с себя всю одежду, пытаясь сделать из нее подобие кислородной маски…».

После налётов трехмильный столб желто-коричневого дыма поднимался в небо. Масса пепла плыла, покрывая руины, в сторону Чехословакии.

В некоторых местах старого города создался такой жар, что даже через несколько дней после бомбёжек невозможно было войти на улицы между развалинами домов.

Согласно отчёту дрезденской полиции, составленному после налётов, в городе сгорело 12 000 зданий, было разрушено «… 24 банка, 26 зданий страховых компаний, 31 торговая лавка, 6470 магазинов, 640 складов, 256 торговых залов, 31 гостиница, 26 публичных домов, 63 административных здания, 3 театра, 18 кинотеатров, 11 церквей, 60 часовен, 50 культурно-исторических зданий, 19 госпиталей (включая вспомогательные и частные клиники), 39 школ, 5 консульств, 1 зоологический сад, 1 водопроводная станция, 1 железнодорожное депо, 19 почтамтов, 4 трамвайных депо, 19 судов и барж».

22 марта 1945 года муниципальные власти Дрездена выпустили официальный отчёт, согласно которому количество учтённых к этой дате погибших составило 20 204, а общее количество погибших в ходе бомбардировки, как ожидалось, составит около 25 000 человек.

В 1953 году в труде немецких авторов «Итоги Второй мировой войны» генерал-майор пожарной службы Ганс Румпф написал: «Количество жертв в Дрездене подсчитать невозможно. По данным Госдепартамента, в этом городе погибло 250 тысяч жителей, однако действительная цифра потерь, конечно, гораздо меньше; но даже 60−100 тысяч человек гражданского населения, погибших в огне за одну только ночь, с трудом укладываются в человеческом сознании».

В 2008 году комиссия из 13 немецких историков, работавших по заказу города Дрезден, пришла к выводу, что во время бомбёжек погибли приблизительно 25000 человек.

«И заодно показать русским…»

Разбомбить Дрезден премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю предложил 26 января 1945 года министр ВВС Арчибальд Синклер в ответ на его депешу с вопросом: «Что можно сделать, чтобы как следует отделать немцев при их отступлении от Бреслау (этот город расположен в 200 километрах от Дрездена. „СП“)?».

8 февраля Верховная ставка экспедиционных сил союзников в Европе известила ВВС Великобритании и США, что Дрезден включён в список целей для нанесения бомбовых ударов. В тот же день военная миссия США в Москве направила официальное уведомление советской стороне о включении Дрездена в список целей.

Меморандум Королевских ВВС, с которыми британские пилоты были ознакомлены в ночь перед атакой, сообщал: «Дрезден, 7-й по размеру город Германии… на настоящий момент крупнейший район противника всё ещё не подвергавшийся бомбёжкам. В середине зимы, с потоками беженцев, направляющимися на запад, и войсками, которые где-то должны быть расквартированы, жилые помещения в дефиците, поскольку требуется не только разместить рабочих, беженцев и войска, но и правительственные учреждения, эвакуированные из других районов. В своё время широко известный своим производством фарфора, Дрезден развился в крупный промышленный центр… Целью атаки является нанести удар противнику там, где он почувствует его сильнее всего, позади частично рухнувшего фронта… и заодно показать русским, когда они прибудут в город, на что способны Королевские ВВС».

— Если говорить о военных преступлениях и геноциде, то бомбардировке подвергались многие города Германии. Американцы и англичане разработали план: беспощадно бомбить города, чтобы за короткое время сломить дух гражданского населения Германии. Но страна жила и работала под бомбами, — говорит автор книг по истории Второй мировой войны Владимир Бешанов. — Считаю, что военными преступлениями необходимо признать не только варварскую бомбардировку Дрездена, но и бомбёжки других германских городов, а также Токио, Хиросимы и Нагасаки.

В Дрездене были уничтожены жилые дома и памятники архитектуры. Крупные сортировочные станции почти не получили повреждений. Остался нетронутым железнодорожный мост через Эльбу и военный аэродром, находившийся в окрестностях города.

После Дрездена британцы успели разбомбить средневековые города Байройт, Вюрцбург, Зоэст, Ротенбург, Пфорцхайм и Уэльм. Только в Пфорцхайме, где проживали 60 000 человек, погибла треть жителей.

Что выйдет из очередной попытки придания чудовищному событию статуса военного преступления — неведомо. Пока каждый год 13 февраля жители Дрездена поминают сограждан, погибших в огненном смерче.

Фото: my.opera.com, [*], balsas.lt

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Вина крымского вина Вина крымского вина

Почему курортный полуостров за лето-2016 не допил один миллион литров «солнца в бокале»

Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье