18+
суббота, 3 декабря
Общество

Отшельникам дети не положены!

Чиновники силой хотят забрать у семьи, перебравшейся из города в глухую деревню, трех сыновей и дочку

  
382

В Даниловском районе Ярославской области близится к финалу тяжба между местными властями и семьей, проживающей вдали от цивилизации в заброшенной деревеньке Ладейки. Четверо детей Михаила и Юлии Шайденко учатся дома, читают классику, играют на фортепьяно, углубленно изучают историю по Ключевскому, работают на земле, но не ходят в школу и не изучают общеобразовательную программу. С таким подходом к воспитанию детей не согласна администрация Даниловского района, которая уже два месяца пытается лишить отшельников родительских прав через суд.

43-летний Михаил и его 41-летняя жена переехали в Ладейки из Ярославля в 2007 году. До этого Юлия некоторое время работала воспитателем детского сада, а потом сидела с детьми. Михаил был ведущим специалистом информационно-аналитического отдела Мосгорводоканала. Устав от шумного мегаполиса, да и от расстояний, супруги решили уехать в деревню, чтобы растить детей в гармонии с природой и семьей.

Старшей дочери Василисе сейчас 16 лет. В школе она училась всего два года. 13-летний Борис, 10-летний Владимир и 7-летний Тимофей вообще никогда за партами не сидели. Поселковые власти, прослышав три года назад о том, что в их районе в затворничестве живет целая семья, а дети не состоят на учете в больнице и не учатся в школе, не дают им покоя. Супруги Шайденко, прививающие своим четверым детям иные принципы и понятия, нежели в общеобразовательной средней школе, не могут понять, что чиновники от них хотят и каким образом они вредят своим детям, которых воспитывают в любви и заботе. В свою очередь, чиновники уверены, что, игнорируя школу, семья отшельников нарушает российскую конституцию о всеобщем обязательном среднем образовании. Шайденко так не думают. Корреспондент «СП» связался с главой семьи.

— Мы — не отшельники! Отшельничество — это осознанный образ жизни. А мы просто живем вдали от всей цивилизации и ведем натуральное хозяйство. Ну и кому мы этим мешаем? —  не может понять суть претензий со стороны чиновников Михаил Александрович.

«СП»: — Какими судьбами вашу семью занесло в такую глушь? Как мне пояснили в местной администрации, когда-то вы интересовались темой эко — поселений.

— Лет 10 назад меня эта тема интересовала. Эко-поселение — это альтернативный способ существования, не являющееся религиозной или политической организацией. Это прежде всего мировоззрение, новое экологическое миропонимание, новые ценности, это творчество, созидание, движение к прекрасному. Мы исходим из того, что окружающая нас земная природа и жизнь не являются следствием случайного стечения обстоятельств. Всё живущее на земле, от простой травинки до человека, представляет собой гармоничное единое целое. Это идеально задуманная система, которая уже существует миллионы лет и просуществует еще столько же, обеспечивая и человека.

«СП»: — Стало быть, вы являетесь приверженцем этого мировоззрения?

— Да нет. Мы просто сюда приехали жить, воспитывать детей и радоваться жизни. У нас всегда была мечта — жить подальше от городского шума, железных дорог и автотрасс, поближе к природе, и чтобы земля была не песчаной. Чтобы соседи жили от нас не так близко и не так далеко, и были хорошими. И мечты, оказываются, сбываются. Мы смогли найти хозяев четырех заброшенных домов на берегу речки Ухра. Один из них мы оформляем. Остальные уже выкупили. Официально зарегистрировались по месту жительства в поселковой администрации. Причем еще до переезда я предупредил, что буду здесь жить с семьей, детьми. Ну а потом мы купили коз и овец. Питаемся тем, что выращиваем сами. Муку, крупы, масло я покупаю на оптовом рынке мешками на деньги, вырученные от продажи мяса. И соседи, действительно, попались хорошие…

«СП»: — И отсутствие света в доме тоже было вашей мечтой?

— Вот в списке наших желаний такого не было. А когда мы сюда приехали, ни людей, ни электричества уже не было. Трансформатор кто-то украл, да и провода смотал. Так Ладейки и оказались обесточенными. Сотовый телефон я хожу заряжать к соседям, а по вечерам, когда темнеет, вместо электроосвещения мы зажигаем свечи. Их свет для наших глаз мягче и приятнее.

«СП»: — С чего вдруг к вашей семье — такое пристальное внимание?

— Так называемые взаимоотношения с местными властями у нас начались с сентября 2008 года. И их основные претензии — что наши дети в школе не обучались, и никогда не были в больнице. Но ведь согласно закону об образовании, я не обязан ставить в известность администрацию, что учу детей дома, в кругу нашей семьи, а согласно закону о медицинском страховании граждан в Российской Федерации, у меня у каждого ребенка на руках есть страховой медицинский полис. И если мы не ходим в больницы, то значит, у нас нет в этом надобности. То, что дети у меня не ходят в больницы, значит, они у меня здоровы. Если нам будет надо, то по полисам нас в любой больнице примут.

«СП»: — Сначала, как известно, комиссия по делам несовершеннолетних собиралась через суд вас ограничить в родительских правах, а теперь вот уже и полностью лишить?

— Такое исковое заявление, думаю, подали на нас в суд после того, как мы обратились в местную, областную и Генеральную прокуратуры, а также в администрацию Президента с просьбой разобраться, на каком основании местные власти вмешиваются в нашу семейную жизнь и не дают нам воспитывать детей так, как мы считаем нужным. Это же наш сознательный выбор с детьми! Если бы дети захотели бы идти в школу, мы бы не препятствовали. Но они же сами заявили на судебных заседаниях, что мы, родители, не нарушаем никаких прав. Старшие дети не поддержали исковые заявления, а младший прямо заявил, что никуда от нас не поедет.

«СП»: — Вам чиновники предлагают компромиссное решение или категорично ставят перед выбором: либо школа, либо детей забираем?

— Они мне предложили заключить договор со школой, но я им прямо сказал, что имею право обучать детей дома, без всяких на то договоров. Вот когда мы будем готовить детей к экзаменам, тогда и возьмем за основу единый федеральный стандарт, по которому дети сдадут нужные экзамены. А заключение договора со школой повлечет за собой всякие методические рекомендации. У них своя школьная методика, и учителей можно понять. Но каждый волен выбирать ту форму образования, которая ближе для их детей. В школе для ребенка главным становится стремление получить оценку. А это уже, считаю, стресс для незрелого организма. Мы это испытали на собственном опыте и опыте наших старших, которым сейчас 19 и 17 лет (У Шайденко есть еще двое детей, они живут отдельно — авт.). В детях прежде всего нужно развивать стремление познавать, обрабатывать знания, уметь анализировать. А мы все это и изучаем в нашей семье. Мы читаем, например, «Капитанскую дочку» Пушкина всей семьей и рассуждаем, анализируем. И я считаю, для детей такие семейные чтения помогают разобраться в самом себе и в человеческих взаимоотношениях.

Местные чиновники прекрасно понимают, что эта семья не попадает под категорию неблагополучных: дети счастливые, и им нравится их жизнь с родителями в этом заброшенном уголке наедине с природой. В то же время они считают, что родители злоупотребляют своими правами, навязывая свою жизненную позицию детям. Как пояснила корреспонденту «СП» ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Даниловского района Ярославской области Ирина Близнякова, дети Шайденко отрезаны от общества, и комиссия обязана хотя бы на некоторое время изолировать их от родителей, чтобы разобраться, по собственной ли воле все четверо выбрали такой образ жизни.

«СП»: — Вы общались с этим детьми? И как они в разговоре?

— Они достаточно разговорчивые. Рассказали нам, что ходят в библиотеку, читают книги, умеют писать. Но нашу просьбу почитать нам или написать что-то не стали выполнять. Не захотели. Они нам сказали, что им нравится эта жизнь. На наш вопрос: что они собираются делать в будущем, отвечали: «Мы хотим жить, возрождать заброшенные деревни, сажать деревья, чистить речку, восстанавливать умирающее сельское хозяйство». Говорили, что не одиноки, что общаются с соседскими детьми, и что в гости к ним приезжают их единомышленники, с которыми они рассуждают о прочитанных книгах.

«СП»: — Не думаете ли, что, если эти дети уже привыкли к такой жизни и их она устраивает, то разлука с родителями, как вы на этом настаиваете, может стать для них не то что стрессом, а сильной драмой?

— Так глава семьи даже на компромисс не идет!!! Он ни за что не хочет заключать договор со школой. Ну не хотят дети ходить в школу, мы не против, — пусть занимаются дома, но выполняют ту программу, по которой сегодня обучаются все российские школьники. Они должны получить современное образование по общеобразовательной программе, а не по той, что им дают родители. Да много есть вариантов! Но родители стоят на своем. Это нас и настораживает. Договорные отношения просто необходимы и необходимо проведение аттестации, чтобы мы могли проверить образовательный уровень и для того, чтобы дети переходили из класса в класс. Чтобы они, в конечном итоге, получили документ об образовании.

Как уверены чиновники, заседание в Даниловском районном суде, планируемое на 28 октября, станет последним. И закончится в их пользу.

Сейчас перед органами опеки встал вопрос об изъятии детей из семьи на время рассмотрения иска. Решение об их передаче в социально-реабилитационный центр и будет принимать суд на последнем, по мнению чиновников, заседании. Семья Шайденко готовит свою защиту, веря, что суд будет стоять на духе и букве закона и надеются, что чиновники станут благоразумней. Дочь и трое сыновей Михаила и Юлии прямо заявляют властям, что от родителей никуда не поедут.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня