18+
среда, 7 декабря
Общество

Е. Сатановский: «Норд-Ост» организовал саудовский принц

9 лет назад комбинация Турки Аль-Фейсала не сложилась. Но он не прочь повторить попытку, когда покончит с Ираном

  
5780

Ровно девять лет назад, 26 октября 2002 года, был разыгран трагический финал «Норд-Оста» — крупнейшего теракта в Москве. Тремя днями ранее здание театрального центра на Дубровке захватил отряд чеченских боевиков (32 бойца, плюс 18 шахидок-смертниц) под руководством Мовсара Бараева. В заложниках оказались 916 зрителей.

На рассвете 26 октября, примерно в 5:00 утра по мск погасли прожекторы, которые освещали главный вход в ДК. Через вентиляцию стали закачивать в здание усыпляющий газ — по версиям экспертов, это могло быть боевое вещество на основе фентанила. После этого в зал ворвались бойцы подразделений «Альфа» и «Вымпел» Центра специального назначения ФСБ.

Все до единого террористы были уничтожены в ходе штурма. Хотя чеченцы находились в бессознательном состоянии, не оказывали сопротивления и, наверное, могли рассказать немало интересного об организации теракта. Один из следователей, осматривающих здание ДК сразу после штурма, рассказывал, что сортир ДК был залит кровью, а стены выщерблены пулями. Следователь отказался делать какие-либо выводы, но напомнил, что в свое время, в 1999 году, Владимир Путин пообещал «мочить террористов в сортире».

Но главное — от газа погибли 130 заложников, в том числе 10 детей. Из них только 5 человек были застрелены до штурма, остальные скончались уже после освобождения. Их, находящихся без сознания, выносили из ДК на руках бойцы МЧС, и штабелями складывали в автобусы лицом вверх. Многих отравившихся газом рвало. Грубо говоря, большинство погибших захлебнулись блевотиной.

До последнего времени ходило две версии об истинной подоплеке событий в «Норд-Осте».

Первая — что решение штурмовать «Норд-Ост» было политическим. Штурм начали наспех, чтобы успеть до начала Всемирного конгресса чеченского народа, который открывался в Дании. Конгресс, якобы, готов был гарантировать жизнь заложникам, в обмен на решение вопроса о политическом статусе Ичкерии, что аннулировало бы итоги Второй чеченской войны. Это объясняет и спешку в подготовке штурма, и факт, что террористы не пытались взорвать заложников (убийство повредило бы репутации правительства Ичкерии), и то, что бесчувственных террористов расстреляли на месте.

Вторая — версия ныне покойной Анны Политковской. В двух своих публикациях в «Новой газете» она писала, что теракт «Норд-Ост» «…был управляем. По крайней мере, одной из отечественных спецслужб».

«Как отряд Бараева вообще пришел в Москву? Как шла подготовка теракта в Москве? Кто был контактером Теркибаева (предполагаемый агент спецслужб, внедренный в отряд Мовсара Бараева; погиб в автокатастрофе в Чечне сразу после того, как дал интервью «Новой», — «СП») в спецслужбах? И в какой из спецслужб? Почему был штурм? А переговоры, которые могли бы принести успех — освобождение заложников, прекратили? Кто посредничал в принятии такого рода преступных решений?

Если все эти вопросы свести к какому-то знаменателю — то они о том, что мы все предполагаем, но точно не знаем: о схеме управления терактом, где Бараев был марионеткой, а шахидки в черном — и вовсе подставками под бомбы", — писала Политковская.

Казалось бы, добавить к этому нечего. На самом деле, есть еще и третья, куда менее известная версия подноготной теракта. Ее озвучил «Свободной прессе» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, кто, на ваш взгляд, стоит за терактом «Норд-Ост»?

— И за «Норд-Остом», и за терактом 11 сентября стоит конкретный человек — саудовский принц Турки Аль-Фейсал. Он — создатель и куратор Аль-Каиды, создатель саудовских мухарабатов (служб безопасности). Это человек, который отвечал за всю войну против нас в Афганистане, и организовывал формирования «афганских арабов» (интербригады, — «СП») из людей, которых тысячами перевозили в Афганистан на «круизы джихада» — под контроль местных лагерей джихадистов, в том числе, Бен Ладена.

Турки Аль-Фейсал потом отвечал за перенаправление «афганских арабов» по всему свету. Например, в Чечню, и на Балканы во время распада Югославии. Это ровно тот человек, который отвечает за теракт 11 сентября. Не случайно, его за месяц до теракта его сняли, во избежание скандала с Соединенными Штатами, с поста руководителя саудовской разведки «Аль-Истахбарат». Надо заметить, с большим юмором Аль-Фейсала назначили потом послом Саудовской Аравии в Америке. Он был послом в Америке, в Великобритании…

Так вот, в те дни, когда у нас был теракт на Дубровке, Турки Аль-Фейсал находился в Москве. И знаменитая фраза Владимира Путина, адресованная Джорджу Бушу, что не Ирак надо громить с Аль-Каидой, а обратить внимание на Саудовскую Аравию — это результат того самого визита Турки Аль-Фейсала. С моей личной точки зрения, этот визит являлся своеобразным экзаменом, который сдавали Аль-Фейсалу ученики его учеников.

«СП»: — Под учениками его учеников вы имеете в виду Мовсара Бараева?

— Да. Отдельная тема — чего хотел Турки Аль-Фейсал, что он предлагал. Полагал ли он операцию в «Норд-Осте» неким давлением на Россию, или хотел некого размена, в ходе которого он выступил бы героем в белом фраке, и всех спас, и тут-то бы все ему на шею повесились — тоже отдельная тема. Но вспоминая о терактах 11 сентября и «Норд-Осте», я говорю: большой привет России и Америке от Турки Аль-Фейсала.

«СП»: — Мы еще вернемся к этому моменту. В чем глобальные интересы Турки Аль-Фейсала?

— Аль-Фейсал как-то высказался: если у Ирана будет атомная бомба, Саудовская Аравия безусловно будет действовать в том же направлении.

Понятно, он не имел в виду, что гениальные математики и физики Саудовской Аравии сейчас изобретут атомную бомбу. Он имел в виду переправку ядерного комплекса Пакистана — полностью или частично — на саудовскую территорию. О чем еще во времена пакистанского лидера Мухаммеда Зия-уль-Хака были соответствующие договоренности. Недаром пакистанское ядерное оружие называют «саудовской бомбой».

Кстати, большой вопрос в этой ситуации — одинок ли был отец атомной бомбы Пакистана Абдул Кадыр Хан в своем так называемом «заговоре Хана», когда ядерные технологии и оборудование расходились по всему исламскому миру, или у него были еще и определенные договоренности с саудовцами.

«СП»: — А теперь: что интересовало Турки Аль-Фейсала, когда он приезжал в Москву?

— Некоторые российские оборонные предприятия и российская атомная промышленность — насколько я могу судить. Это мое личное мнение, подтверждать которое фамилиями источников я не буду.

«СП»: — А размены какие он мог предложить?

— Мало ли что могут предложить богатые саудовцы! Это мог быть инвестиционный размен. Или урегулирование вопросов, связанных с тем, что «джихад у нас (у Саудовской Аравии, — „СП“) под контролем». Словом, хинди руси бхай бхай (на хинди — «индийцы и русские — братья», — «СП»), только в саудовском варианте.

Это старая схема рэкетиров: наезд — откат. На вас наехали — а мы сейчас все разведем, все будет хорошо. С американцами это действует — почему это не должно было подействовать с нами?!

«СП»: — Подействовало?

— Не очень. Но наши саудовские братья сказали себе: хорошо, еще не вечер.

«СП»: — В этой схеме не отводилось места Ичкерии как самостоятельному государству?

— Ичкерия как самостоятельное государство интересовало Саудовскую Аравию в последнюю очередь. Их интересовал чистый салафитский ислам (салафия — направление в исламе, объединяющее мусульманских религиозных деятелей, выступающих с призывом ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков, — «СП»). Покойный Ахмад-хаджи Кадыров в свое время повернулся к этим людям на 180 градусов, а его сын Рамзан до сих пор говорит о них, как о шайтанах, которых надо убивать. Все все потому, что Кадыровы встретились с этими людьми и поняли: у Ичкерии не будет никакой самостоятельности, а будет взятие за глотку, и ислам в том виде, в котором скажут из Эр-Рияда (столица Саудовской Аравии, — «СП»).

Этот порядок ничем не отличается от анклавов салафитов в Боснии, в сегодняшней Ливии. Саудовцы распространяют салафизм, где могут. Сейчас они занимаются арабским миром — это проект, который занимает все их силы, деньги и кадры. У них, что называется, поперло: светские режимы зачищают один за другим. Дальше надо будет зачищать президента Сирии Башар аль-Ассада — он не только светский, но и, что хуже, союзник Ирана: а там схватка близится.

Но когда режимы зачистят и схватка с Ираном пройдет благополучно, саудовцы снова вспомнят про нас. В этом никто не сомневается.

«СП»: — Значит, возможен новый «Норд-Ост»?

— После 11 сентября саудовцы перестали всерьез бить по Америке на ее территории. Они поняли, что есть гораздо более эффективные и дешевые методы — бить американцев на афганской и иракской территориях. Очень характерно, что против Аль-Каиды, как против заблудшей секты, саудовцы всерьез работают исключительно в случаях, когда она работает против саудовского режима. В остальных случаях Аль-Каиде не мешают.

Это видно по Йемену. Там мы имеем финансовую подпитку со стороны Саудовской Аравии шейха Зиндани, подпитку шейха Тарика аль-Фадли. Саудовцы работают с Аль-Каидой в Судане и Сомали, с Аль-Каидой Магриба в глубинке сахеля, с Аль-Каидой исламского эмирата Дерна на востоке Ливии. За всем этим торчат катарские и саудовские «уши». А раз саудовские — значит, это наш добрый знакомый принц Турки Аль-Фейсал. Естественно, не в одиночку.

«СП»: — Вернемся к «Норд-Осту». Вы как-то говорили, что считаете правильными действия наших силовиков при штурме ДК. Почему, ведь погибло много заложников?

— Я исхожу из разговоров с людьми, которые были в здании ДК и извлекали оттуда заложников, из разговора на эту тему с Лужковым — который много чего знал.

С точки зрения силовой операции, штурм в «Норд-Осте» проведен идеально. Я исхожу здесь еще и из высказываний людей, которые имеют огромный личный опыт участия в подобных операциях. Так, например, считают израильские специалисты по борьбе с террором. А вот с точки зрения медицинской, с точки зрения согласования деятельности ведомств — операция с треском провалилась.

Силовики в «Норд-Ост» сделали свою работу классически, на этой операции еще долго будут учиться сотрудники спецподразделений, разбирая ее как успешный пример. Но по части медпомощи дальше возникла обычная наша болезнь, которой мы страдаем с советских времен — вас могут блестяще прооперировать, а потом вы умрете от сепсиса из-за плохого послеоперационного ухода.

Получилось, что штурм продумали, а что делать потом, когда все получится — мозги не сработали. Если бы, как в Беслане, заложники погибали от перекрестного обстрела, — это было бы одно. Но самое трагичное, погибших заложников в «Норд-Осте» не только можно было спасти, но и ничего не стоило спасти.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня