18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Как Россия отказалась от «лишних» дагестанцев

Жители анклава в Азербайджане уже 20 лет борются за право на существование

  
201

Мало кто из нас заметил, что год назад Россия сделала пусть небольшую, но очередную территориальную уступку. На этот раз «подарок» в виде двух дагестанских сел вместе с проживающими там примерно 500 гражданами нашей страны, был преподнесен Азербайджану. Села расположены в 70 км к югу от нашей границы и являются анклавами, общая площадь — около 200 гектаров. Договор о передаче территории был подписан в сентябре прошлого года президентами двух стран, Госдума ратифицировала его этим летом. Существуют разные версии того, зачем нашей стране было нужно подписывать столь «выгодное» для нее соглашение (о них позднее), но неожиданно в геополитические игры двух стран вмешались жители одного из сел — Храх-Уба. Они отказываются принимать азербайджанское подданство, считают себя гражданами России и взывают к властям нашей страны о помощи. И есть почему…

Не пряником, так кнутом

На протяжении веков затерянные в труднодоступных местах горные племена Кавказа, добывая хлеб насущный, руководствовались не политическими соображениями — где кончается одна страна и начинается другая, а сугубо практическими: где удобнее растить урожай и выгуливать скот. Одним из результатов этого стало то, что часть народа лезгинов основала свои села на территории нынешнего Азербайджана. Когда АССР была частью единого государства, это не составляло никакой проблемы. После распада СССР селение Храх-Уба вошло в состав Магарамкентского района республики Дагестан, и до недавнего времени на официальном уровне какие-либо претензии по поводу Храх-Убы и Урьян-Убы (тоже анклав на территории АР) власти Азербайджана не выдвигали.

С подписанием соглашения все изменилось. Новая власть решила действовать решительно, поэтому, не дожидаясь его ратификации парламентами двух стран (т.е. еще не имея на это юридических оснований), она начала чинить препятствия жителям села Храх-Уба при пересечении границы и поставила перед выбором: либо они принимают гражданство Азербайджана, либо покидают его территорию, оставляя село. А то и вовсе угрожали снести дома бульдозерами. Некоторых жителей, на несколько дней выехавших в Россию по своим делам, не пускали обратно. Например, так произошло с 30-летним Замиром Аслалиевым, когда он с женой, двумя маленькими детьми и пожилыми родителями поехал в Махачкалу на свадьбу родственников. На пути назад при пересечении границы ему было сказано, что он «временно депортирован». Правда, семью пропустили. Замир со своими домочадцами разлучен уже почти год. «На все воля Аллаха, на Него надеемся, потому что воля властей нашей страны нам не известна. Наши проблемы, наверно, им не важны» — приводит слова матери Замира Мины Аслалиевой издание «Настоящее время».

Похожая история произошла с Вахидом Абдуллаевым, который является председателем посевных работ сельской общины. Выехав в районный центр Магарамкент для закупки удобрений и запасных частей для сельхозтехники, он не был пропущен обратно. Азербайджанские пограничники прокомментировали запрет на въезд следующими словами: «Вы подлежите временной депортации», не указав ни сроков, ни мотивов. В телефонной беседе с начальником миграционной службы Хачмазского района Азербайджана Эльманом Алиевым на просьбу позволить вернуться, последовал ответ: «Как только он продаст мне свой дом в селе, так сразу же его пропустят обратно через границу безо всяких проблем». Вахид не согласился и сейчас в Храх-Уба у него остаются жена и трое малолетних детей.

Давление азербайджанских властей вынудило сельчан выступить 8 февраля с акцией протеста в Махачкале под лозунгами: «Да — России, нет — Азербайджану», «Нет депортации и разделу семей!», «Храх-Уба, Дагестан, Россия — неделимы!» Узнав о готовящемся демарше, Эльман Алиев предупредил: все, кто покинут пределы страны для участия в митинге, назад через границу пропущены не будут. Тем не менее, 200 человек выехали в Махачкалу и приняли в нем участие.

На митинге министр по национальной политике Дагестана Бекмурза Бекмурзаев процитировал президента РД Магомедсалама Магомедова: «У нас в Дагестане нет ни лишних земель, ни лишних народов!» — и от себя добавил: «Для дагестанцев в Дагестане земля всегда найдется!». При этом накануне митинга, комментируя проблему для дагестанского издания «Новое дело», он заявил: «Существуют общепринятые международные правила, которые мы обязаны соблюдать. Тут есть два выхода: или жители анклавов принимают гражданство Азербайджана, или они соглашаются на двойное гражданство, но оба варианта не устраивают храхубинцев, они требуют компактного переселения и заселения на территории Дагестана, а у нас нет свободных земель и ресурсов». Неудивительно, что во время следующего митинга, который состоялся 23 мая, жители села призвали власти республики отстранить министра Бекмурзаева от решения вопросов переселения анклава Храх-уба. По их мнению, все решения министра изначально занимают проазербайджанскую позицию и направлены на поддержку другой стороны.

Но в Баку, почувствовав слабость российской власти, решили идти до конца: жителям села Храх-Уба был предъявлен ультиматум: либо до 24 августа 2011 года они принимают гражданство Азербайджана, либо покидают село. Иначе — насильственная депортация без компенсации за имущество и землю. Число тех, кто не может попасть назад в село уже приближается к 20, а в конце августа новые власти опечатали школу, которая так до сих пор не начала работу! Отстаивая свои права, храхубинцы создали сайт hrah.ru, освещающий ситуацию.

Рассказать о проблеме корреспондент «СП» попросил заместителя гендиректора издательского дома «Настоящее время» Руслана Гереева, который в Махачкале оказывает активную поддержку депортированным жителям дагестанского села:

— Этот конфликт тянется уже годами и даже десятилетиями и в каждый период он обрастал своими нюансами и спецификой. В итоге до наших дней он дошел в уже таком накаленном состоянии. Почва готовилась годами, а главные проблемы начались уже после подписания договора между президентами двух стран. При этом мы сами позицию Азербайджана понимаем: его чиновники работают ради целостности своей страны — это нормально и даже похвально, но удивляет бездействие со стороны российских властей. Школа в селе не работает уже два месяца — хоть бы один российский чиновник позвонил-помог. Жителям села регулярно угрожают депортацией. Община Храх-Убы неоднократно обращалась в МВД России, чтобы оно обеспечило охрану жителей села, поскольку это граждане Российской Федерации, которые подчиняются законам нашей страны, участвуют в выборах и вся их жизнь протекает согласно России, но все безрезультатно. Недавно мы разговаривали с представителем азербайджанской стороны Элькманом Алиевым. Он утверждает, что по этой ситуации ни МИД России, ни официальные лица не отправляли им ни одного документа — народ просто брошен на произвол судьбы.

«СП»: — Разве можно так говорить, если президент РД проводил встречу с представителями села в Махачкале, обсуждал эту проблему и с президентом нашей страны, и с президентом Азербайджана и т. д.

— Все верно, да только толку от этих встреч нет. Жителям нужен конкретный результат! Почему бы не поехать непосредственно в село и не поговорить с людьми, показать им свою заботу о них?

«СП»: — В начале года жители Храх-Убы составили резолюцию, в которой сообщали, что приняли единогласное решение остаться в селе и «только в самой крайней ситуации продать все дома разом, одновременно по фиксированной цене». Сейчас они уже согласны переселиться в Дагестан?

— Согласны, но, к сожалению, земельных участков для них не выделено. Этим вопросом занимается Минрегионразвития. Мы обращаемся в Минрегионразвития, нам отвечают, что инициативные бумаги должны поступить из Дагестана, и что они ничего не получали. Мы обращаемся к себе в Дагестан, нам отвечают: «Это в компетенции федеральных ведомств и нам от них ничего не поступало». Вы представляете абсурдность ситуации? Община обращалась также ко всем крупным политикам, никто кроме Жириновского не ответил: его юридическая служба выразила готовность оказать поддержку. Чтобы поднять эту тему, депутат ГД от КПРФ Сергей Решульский выступил с докладом в ГосДуме и в Общественной палате. То есть тема была озвучена на федеральном уровне, но пока мы не видим никакого просвета, и люди чувствуют себя брошенными.

«СП»: — Когда азербайджанские власти закрывали школу, чем они объясняли свой поступок?

— Все тот же Эльман Алиев, закрывая школу, сказал, что Азербайджан дал указание, чтобы до 25 августа все государственные учреждения России, находящиеся на территории села, прекратили свою работу. А кроме школы других учреждений там нет. В итоге дети, а их 35, не учатся уже два месяца. Ведь что означает закрытие школы? Даже в период Второй мировой войны школы продолжали работать, а здесь мирное время, XXI век! Только передали село из подчинения России в подчинение Азербайджана и такое отношение к его жителям, а ведь в Дагестане с образованием и так серьезные проблемы.

На днях всех учителей вызывали в Новоаул — райцентр Магарамкентского района Дагестана — и заставляли написать заявление об увольнении по собственному желанию. Учителя отказались это делать, но им все равно пришлось написать заявление на отпуск за свой счет.

«СП»: — Зачем это нашим властям? Ведь это полностью соответствует интересам Азербайджана и идет вразрез с интересами местных жителей, которых, по официальным заявлениям, поддерживает официальная власть республики Дагестан?

— Это никому не известно. Кем лоббируются эти интересы, никто не знает, хотя можно догадываться. Азербайджан — очень богатая республика. Но ведь местные чиновники не могут действовать по собственной инициативе. Ни разу не было даже такого, чтобы министр образования республики Дагестан выехал в село, провел встречу с его жителями и обсудил проблему, почему их дети не могут учиться.

«СП»: — Бекмурза Бекмурзаев предлагал жителям принять двойное гражданство. Разве в Азербайджане оно разрешено?

— В том-то и дело, что нет. Речь шла о том, что была достигнута договоренность сделать исключение для этой группы лиц, но это влечет целый ряд правовых негативных последствий для жителей села и они на это не согласны.

«СП»: — Руслан Маликович, Россия, подписав договор о госгранице с Азербайджаном, передала ему два села. Но протестуют жители только одного. Почему?

— Потому что жители села Урьян-Уба уже согласились принять гражданство Азербайджана. Это выбор сельчан. Причем это не единственные анклавные села Дагестана — их было довольно много, но к этому моменту многие уже либо ассимилировались, либо переехали назад в Россию.

Например, в Азербайджане было село Фий. Жители Дагестана компактно переселились в него в 1953 году, но в результате всех конфликтных событий последний житель покинул село в 1999. Были и другие: Смугул, Луткун, Джаба, Хнов, Гдым. Самое большое было с. Хнов — 54 хозяйства, самое меньшее — с. Гдым (14 хозяйств). В сумме это сотни и тысячи жителей. Азербайджанская сторона сказала им, что 50-летний срок договора аренды истек, и чтобы уезжали по-хорошему, люди так и сделали. Этой ситуацией заинтересовались уже и армянские телеканалы, и грузинские, даже BBC приезжало, т.е. резонанс есть, а когда придет конкретная помощь от нашего государства непонятно.

«Свободная пресса» позвонила начальнику миграционной службы Хачмазского района Азербайджана Эльмана Алиеву, но получить комментарий касательно политики новых властей в отношении жителей села не удалось. Тогда корреспондент «СП» обратился к депортированному официальному представителю общины Храх-уба Бахтияру Мамедову:

— Честно говоря, народ очень устал. Жители села живут в ситуации, словно их загнали в клетку и уже боятся выходить на какие-то митинги и чего-то требовать. Всех наиболее активных уже выдворили за пределы Азербайджана. Когда в начале учебного года учителя хотели открыть школу, чтобы начать занятия, Элькман Алиев начал снова угрожать, что тот, кто ее откроет и начнет вести занятия, будет оштрафован на сумму в 500 манатов (около 20 тысяч рублей), арестован и депортирован в Россию. Политические деятели в своих играх постоянно делают заявления о селах, но ничего конкретного не предпринимается.

«СП»: — Вы были в числе представителей общины, присутствовавших на встрече с президентом республики Дагестан Магомедсаламом Магомедовым 29 сентября. Вы удовлетворены ей?

— Да, мы даже передали благодарность президенту за его помощь: 24 августа жителей нашего сила должны были выгнать, но президент РД договорился с властями Азербайджана, чтобы они этого не делали.

«СП»: — Что конкретно было обещано на заседании?

— Нам была предложена целевая программа переселения из анклава в сам Дагестан. Этот вопрос был решен внутри республики и передан дальше в Москву, но на этом этапе все остановилось. Нам было сообщено, что выделены земельные участки в Магарамкентском районе Дагестана, но каких-то конкретных документов или действий в этом вопросе мы не видели. Нам все всё обещают, а до дела не доходит.

Особенно неприятно то, что на жителей села постоянно оказывается психологическое воздействие, потому что представители властей Азербайджана знают, что у нас нет никого, кто бы мог нам помочь, что российские власти полностью бездействуют и не заступаются за жителей села. Только в последнее время президент республики и другие люди начали хоть что-то делать, а до этого мы были годами брошены на произвол судьбы.

«СП»: — Сколько времени лично вы уже не можете вернуться в Храх-Уба?

— Скоро будет год: 22 декабря 2010 года я выехал из села и с тех пор не могу вернуться назад. Неофициально мне сказали, что для меня установлен пожизненный запрет на пересечении границы с Азербайджаном. Нас уже почти 20 человек. Асвар Асваров не смог попасть домой даже на похороны своей жены Шаргии, скончавшейся на нервной почве из-за этой ситуации.

Стратегический обмен или банальный «развод»?

Во время интервью Руслан Гереев сообщил «СП», что по слухам, которые ходят в Дагестане, соглашение о передаче двух сел Азербайджану было подписано ради продления аренды Габалинской РЛС, она находится как раз поблизости. «Может быть, ради стратегических целей государство и должно идти на тактические уступки, если в целом это все равно приводит к выигрышу, но это же не означает, что людей надо бросать» — размышляет Руслан.

Существует и другая версия, согласно которой наша страна обменяла жителей сел на согласие Азербайджана увеличить поставки своего газа в Россию и снизить на него тарифы. Дело в том, что природный газ нашего южного соседа жизненно важен для проекта «Набукко», который строится специально в обход России и конкурирует с газпромовским «Южным потоком». Вопрос только, в каком пункте договора юридически прописаны уступки Азербайджана хотя бы по одной из этих версий. И прописаны ли вообще?

Между тем, как раньше уже писала «Свободная пресса», в отношениях с Москвой Азербайджан давно и эффективно использует такие обстоятельства, как расположение на ее территории стратегически важной для России Габалинской РЛС и наличие значительных запасов природного газа.

Возможно, кому-то покажется, что 500 человек это немного. Но в ситуации с селами как в зеркале отражается отношение наших властей к населению всей страны. В июне этого года, когда в ГосДуме проходила ратификация договора о передаче сел, замминистра иностранных дел Григорий Карасин заявил: «Так распорядилась история, мы будем поддерживать контакты с ними». Вот такая борьба с демографическим кризисом — так наше государство теряет даже тех жителей, которые хотят остаться в нашей стране, а вместе с ними и лояльность всего народа. О бедственном положении жителей Храх-Убы и малоэффективных действиях властей знает весь Дагестан. Социальная нестабильность в этой республики раскачивает весь Северный Кавказ, а Северный Кавказ уже 20 лет является главной болевой точкой всей России.

Справка «СП»

70 домов, 100 хозяйств, около 300 жителей, четыре улицы, школа, клуб, магазин — вот и все село. Дома здесь небольшие, скромные, похожие один на другой. По словам местных жителей, в селе нет богатых людей: «У кого есть деньги, уезжают отсюда». Во всех дворах стоят насосы, которые качают воду из-под земли.

Дома сельчане отапливают дровами. Газа в районе нет, углем пользоваться невыгодно, а рубить лес, расположенный на азербайджанской стороне, запрещено. Поэтому сельчане спасаются, как могут. Иногда дрова в село привозит тракторист с азербайджанской стороны, но они стоят больших денег. Например, один кузов обходится в 6−7 тысяч рублей. Этого запаса хватит в среднем на полтора месяца, если топить печку в одной комнате. Многие сельчане специально выращивают деревья, чтобы зимой использовать их в качестве дров. Еще в садах храхубинцев растет хурма и орех (на продажу), белая и черная черешня (для себя).

Зимой, когда продавать нечего, спасает домашнее хозяйство. У всех есть птица и скотина, купленные на азербайджанском рынке, а у того, кто держит несколько коров, — свои масло и сметана.

На территории села есть также большое поле, где растет общая пшеница. Каждый год сельчане собирают деньги для посадки. Молоть зерно везут в Кусарчай, что в семи километрах от Храхубы.

В сельском медпункте работают врач и санитарка. За лекарствами и всем необходимым нужно ездить в Магарамкент. Но, по словам врача, медикаменты она не получала в течение трех лет. Все самое необходимое она приобретает на свои деньги.

Раньше храхубинцы спокойно перемещались по Азербайджану. Однако весной 2008 года после ареста четырех жителей, узнали, что «имеют право находиться и свободно передвигаться по азербайджанской территории только в течение трех дней после перехода границы». Парни рассказывали, что в райотделе им предлагали принять азербайджанское гражданство.

Переход границы с Россией в среднем одному человеку обходится приблизительно в 800 рублей. Пенсии и зарплату в сельскую школу привозит работник из районного пенсионного отдела. А вот библиотекарю за своей зарплатой в 3200 рублей приходиться ездить в Магарамкент. При этом около 1000 рублей он оставляет на границе…

(По материалам репортажа «Российской газеты»)

Фото: kremlin.ru, hrah.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня