Общество

Губернатор Полтавченко перестал улыбаться

С тех пор, как градоначальник начал вникать в состояние экономики города, его настроение только ухудшается

  
32

Что происходит в экономике Петербурга, которой так гордилась Матвиенко? С тех пор, как новое правительство вступило в управление городом, один за другим отменяются крупные инвестиционные проекты, спешно вносятся поправки в уже сверстанный бюджет, а чиновники новой команды отвечают на вопросы скупо, словно стараясь самим себе прижать язык: все же они из той «команды», что и Матвиенко. Но представление о том, как должна быть устроена экономика мегаполиса, у них явно расходится с предыдущей властью.

О том, что сейчас происходит в экономике города, корреспондент «Свободной прессы» беседует с депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга (КПРФ), председателем постоянной комиссии по промышленности, экономике и собственности Александром Ольховским.

— У прежней власти была группа любимых олигархов, которая имела возможность проводить здесь в жизнь свои проекты. Например, Дерипаска с его строительной организацией, которая должна была развивать Апраксин двор, который продали олигарху под развитие территории, даже не согласовав с теми, кому уже принадлежит треть помещений комплекса. Доброжелательные отношения в правительстве Санкт-Петербурга позволяли проворачивать такие вещи. Ну, они там и наворотили. До сих пор по Апраксину двору ведется спор, там большие проблемы, в том числе, по сохранению исторических зданий. Там даже проекта нет. Общественность, правда, уже добилась, что историко-архитектурные памятники не будут сносить и накрывать все это единым куполом, как предлагалось, но стоит вопрос о дальнейшем ухудшении технического состояния недвижимости, которая принадлежит разным собственникам.

Управляющая компания Дерипаски не исполняет свои обязанности по эксплуатации этой недвижимости. Городская власть умыла руки, приняв решение, что вопросы с собственниками недвижимости должен решить инвестор. А как у нас решаются подобные вопросы? Случайно или нет, были зафиксированы попытки поджога имущества этих мелких собственников. Сейчас здания отключают от отопления, не ремонтируют крыши, потихоньку приводя в негодность жилой фонд.

«СП»: — Дерипаска на международном уровне позиционирует себя совершенно иначе…

— Ну, на международном уровне привыкли исполнять законы, а в нашей стране всегда можно договориться. Мы живем по понятиям. У нас правовой нигилизм не со стороны населения, а со стороны тех людей, которые имеют деньги и, следовательно, влияют на жизнь большого количества людей.

«СП»: — Но вот пришла новая власть, которая не давала никаких обязательств инвесторам, ничем с ними не связана.

— Сейчас наступает момент истины, когда городская власть спрашивает: а какая экономическая эффективность от этих договоренностей для города? Что происходит? То есть, возникают правильные вопросы, которые нужно задавать при формировании проекта соглашений о государственно-частном партнерстве. Наступает период здравого экономического смысла в отношениях между властью и инвесторами, которые хотели бы создавать какие-то крупные проекты. Новая власть выставляет новые условия. И не зря на последнем заседании правительства вице-губернатор по экономике Сергей Вязалов интересовался: а сколько у нас строек? Есть ли у нас реестр начатых строительных объектов? Знаем ли мы, в каком состоянии они находятся? Как выполняют инвесторы свои обязательства перед городом, в том числе и социальные? Это правильный прагматический подход.

«СП»: — Надолго ли его хватит?

— Власть ищет компромисс. В предвыборное время выплеск общественного недовольства никому не нужен. Хотелось бы надеяться, что прагматический подход сохранится и после выборов. Пока я вижу попытку довести условия инвестиционных проектов в соответствии со здравым смыслом, к экономически разумным основаниям.

«СП»: — Путин волевым движением решил проблемы Балтийского и Пролетарского заводов, тоже принадлежащих олигархам. Теперь они перешли в собственность государства.

— Я думаю, это предвыборная часть. Все такого типа решения находятся на грани, а то и за гранью закона. Изменение прав собственности возможно только по решению суда. А что взяли завод в государственное управление, так скажите, пожалуйста, на какой норме какого закона основан такой способ?

«СП»: — Если нельзя, но очень хочется, то можно.

— Всё это еще раз подтверждает правильность позиции компартии в Госдуме, которая уже 16 лет твердит одно: если у вас есть закон о приватизации государственной собственности, если понятен порядок передачи госсобственности в руки частных лиц и компаний, то точно также должен быть принят закон, который регулирует правила деприватизации, национализации, назовите как угодно. Если кого-то пугает этот термин, можно привыкнуть, не самое страшное. Главное, чтобы было понятно, какие действия собственника неизбежно приводят к национализации предприятия. Чтобы каждый собственник четко понимал: если он сознательно банкротит важные для обороноспособности, для выживания страны предприятия, — какие правовые последствия за этим наступят. Как произойдет изъятие из его собственности этих активов. Закон о национализации имущества должен урегулировать порядок его изъятия. А пока что здесь правовой вакуум. И любая попытка поднять этот вопрос, внести этот законопроект в план работы Госдумы блокируется.

«СП»: — Это парадокс, но изъятие неправовыми методами из частного оборота двух заводов — Балтийского и Пролетарского — объективно сработали на интересы государства.

—  Но мы не можем все время оправдываться политической целесообразностью. Мы тут же попадаем в зависимость от того, кто как ее понимает. И тогда вопрос о неприкосновенности частной собственности, то есть, фактически экономической стабильности государства, вообще не стоит. Сегодня посчитали: там, где не выплачивается заработная плата, не загружен завод, есть основания для изъятия в госсобственность, а завтра какому-нибудь высокому чиновнику, который собирается уходить на пенсию, очень захочется подешевке выкупить завод. Тогда можно национализировать понравившийся заводик, а через пару лет ему же и продать. Возникает другая крайность: произвол со стороны государства по отношению к частному собственнику. Если мы не хотим правового нигилизма на высшем уровне управления страной и размывания устойчивости экономической системы, неизбежно принятие закона о национализации.

Древний тезис господина Чубайса о том, что любой частный собственник эффективнее государства, не выдерживает никакой критики. Пример Балтийского и Пролетарского заводов говорит о том, что если человек владеет собственностью, абсолютно не факт, что он свое предприятие будет приводить к процветанию. Более того, мы до сих пор не достигли уровня производства, который был в 1990 году в Советском Союзе на тех же самых предприятиях. По факту, это деградация промышленного производства и главное, технологическое отставание лет на двадцать от Европы и Америки.

«СП»: — Для Петербурга это особенно губительно, потому что здесь был довольно мощный ВПК.

—  Самое главное, что военно-промышленный комплекс был на переднем крае технического прогресса. А если вооружения требуют высоких технологий, то к ним подтягиваются проектные институты, специалисты учебных заведений, должна быть отлажена система технического информирования, лабораторная база. За этим тянется целый шлейф интересов организаций, которые обеспечивали высокий уровень технологий в оборонном комплексе страны. Для нас это губительно не просто потому, что мы перестали работать. Петербург всегда воспринимался как город, производящий передовую технологию. А мы деградируем. Значит, будут хиреть и наши учебные заведения. Уйдут со сцены без заказов промышленности ряд научных институтов.

«СП»: — Разве этот процесс не идет?

— Он идет, но пока мы имеем хоть какой-то гособоронзаказ. Однако на 2012 год уже колоссальные проблемы по получению гособоронзаказа. Часть предприятий просто не получила ни одного заказа, поставлено под вопрос существование этих предприятий. В частности, завод «Звезда» и «Ленполиграфмаш» резко сократили объем производства, тут не предполагается никаких заказов. Да и все предприятия ВПК чувствуют на себе снижение оборонного заказа, снижение интереса государства к обеспечению его исполнения. Причины этого надо искать в Москве.

«СП»: — В министерстве обороны?

— Не только. Это касается и министерства промышленности и торговли. Мы должны знать, куда и как развивать промышленность, куда и как двигаться. Нужны четкие приоритеты по развитию производства и государственная поддержка им. Мы все равно выходим на необходимость планового хозяйства, может быть, не в таком мелочном объеме, как это было в Советском Союзе. Но самые крупные направления мы должны знать. Двигаться на авось — слишком дорого нам обходится. Даже частный бизнес не может развиваться без бизнес-планирования. Мне непонятно, почему эти достаточно простые и понятные вещи не используются в практической жизни. Между прочим, Япония имеет не только межотраслевые, но даже и продуктовые балансы, не менее чем на двести видов продукции составляются годовые балансы, то есть знают, кто будет производить и где потребляться. А мы прокричали лозунг: вдвое увеличить ВВП, и через год об этом забыли. Хотя, на мой взгляд, вопрос не столько в ВВП, сколько в производительности труда. До тех пор, пока наша страна будет иметь производительность труда в шесть-восемь раз ниже, чем в развитых странах, мы не сможем сравниться с ними по себестоимости продукции и по качеству. А это зависит от уровня технологий, оснащенности рабочих мест.

«СП»: — За что ни возьмется сейчас Полтавченко, всюду его ждут неприятные сюрпризы…

— Я думаю, он сильно удивляется. Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Честно говоря, не помню, когда последний раз видел его улыбающимся с момента его утверждения

Если будет продолжаться свертывание гособоронзаказа, это ударит по наиболее развитым и интересным предприятиям Петербурга. Если европейский кризис начнет обостряться, а судя по всему, все к этому идет, то город понесет большие потери в тех секторах, которые связаны с экспортом. Не имея ни одной нефтяной или газовой скважины, мы больше всего зарабатываем на нефтеперевалке. Когда кризис ударит по производству, потребуется меньше энергоносителей. Упадут цены на топливо, наши доходы от транзита нефтепродуктов. И город попадет в очень серьезную экономическую зависимость от внешнего мира, где мы не сможем регулировать эти проблемы.

«СП»: — Просядет все, что касается портовых услуг?

— Начиная от порта и заканчивая гостиничным бизнесом. У нас и так бюджет просел на треть в 2009 году. Мы еще не вышли на докризисный уровень. При любых обстоятельствах город должен иметь возможность сам себе заказывать и производить необходимые товары и услуги. Горзаказ должен обеспечить поддержку, прежде всего, собственной промышленности. Мне до сих пор непонятно, почему мы оплачиваем труд французских судостроителей. По предварительному договору один из «Мистралей» должен был строиться у нас, заказ должен был, скорее всего, размещаться на Балтийском заводе. Но в последней редакции контракта оба «Мистраля» будут изготовлены французами на их верфях. Почему деньги наших налогоплательщиков в виде цены за эти боевые корабли осядут во Франции?

Санкт-Петербург

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня