18+
суббота, 10 декабря
Общество

Бжезинский поможет Путину определиться с кем быть

Человек, которого называют «авианосной группой в костюме», призвал Москву в союзники. Зачем?

  
116

Збигнев Бжезинский для современного мира фигура знаковая. В эпоху Холодной войны он был советником по национальной безопасности у президента США Джеймса Картера, при котором начался последний виток «Холодной войны». При Клинтоне, развязавшем агрессию против Сербии, он был самым авторитетным советником по вопросам внешней политики и являлся автором концепции расширения НАТО на Восток, которая тогда же и начала воплощаться, и воплощается по сей день. Сегодня, при Бараке Обаме, Бжезинский вновь на посту «теневого кардинала», чья позиция открыто отражает главные направления внешней политики сильнейшей державы мира и систему взглядов ее лидеров. По меткому выражению юриста и публициста Романа Носикова, «Человек этот настолько сроднился со своим ремеслом, что иногда даже и не знаешь — то ли перед тобой старый поляк, то ли вся мировая закулиса тебе сейчас улыбается. Не человек, а авианосная группа в костюме».

Тем интереснее его публичные заявления в отношении нашей страны, особенно если учесть, что они всегда потрясали своей «неприличной» откровенностью. Последнее такое откровение прозвучало в речи Бжезинского, произнесенной им 14 октября 2011 года во французской Нормандии во время вручения ему премии имени Алексиса де Токвиля, присуждаемой «за достижения в гуманизме и приверженности гражданским свободам». Отечественные СМИ незаслуженно обошли ее вниманием, поэтому «Свободная пресса» приводит перевод наиболее интересных высказываний (с английским оригиналом текста можно ознакомиться здесь) и беседует с ведущими российскими экспертами в вопросах геополитики:

«Стиглиц (нобелевский лауреат по экономике 2001 года — прим. „СП“) заметил, что поступки каждого мотивированы эгоизмом в узком смысле слова, но ударение Токвиля на „правильно понятом“ эгоизме привело его к выводу, что ранние американцы уникальным образом также заботились и об эгоизме остальных. Другими словами, они инстинктивно понимали, что достижение общего благосостояния по сути является базовым условием для чьего-то отдельного личного процветания». Вскоре мы вернемся к этой фразе и поймем ее значение в устах Бжезинского.

«Несмотря на демократию, США превращаются в страну зловещих социальных контрастов между небольшой долей супер-богатых и увеличивающимся числом неимущих. В Америке сегодня богатейшему 1% семей принадлежит 35% всего национального благосостояния, в то время как нижним 90% принадлежит около 25%. Возможно, предметом еще большей озабоченности должен стать факт, что большинство нынешних конгрессменов и сенаторов и большинство высших чиновников из исполнительной власти также принадлежат к категории очень богатых граждан, — так называемый верхний один процент.

В то же время, несмотря на то, что Америка все еще обладает уникальной супер-властью, ей все труднее справляться со все более ускоряющимися глобальными изменениями, которые выходят из под контроля и на социально-экономическом, и на геополитическом уровнях. В социально-экономическом отношении мир становится единым игровым полем, на котором доминируют 3 динамичных факта: глобализация, «интернетизация», дерегуляция".

«Запад находится в состоянии своего заката из-за недостатка воли к единству, в то время как Восток поднимается, но также сталкивается с опасностью эгоистичного соревнования и потенциальных конфликтов между основными государствами».

«Эффективная глобальная политическая кооперация может возникнуть только из широкого консенсуса, который должен быть стимулирован, как на региональной, так и, в конечном счете, на глобальной основах. Для Америки, которая является и Атлантической, и Тихоокеанской силой, это означает, на мой взгляд, не меньше чем обновленную и амбициозную попытку придать значение понятию Атлантического сообщества — вовлекая в него в краткосрочной перспективе Америку и Евросоюз, и в долгосрочной — постепенно также и Россию и Турцию».

А теперь главное:

«Сегодня уже очевидно, что судьба России больше не заключается в том, чтобы контролировать „половину мира“. Скорее, она в том, чтобы найти способ, как выжить в условиях внутренней стагнации и депопуляции внутри контекста поднимающегося Востока и богатого (хотя и растерянного) Запада. Вот почему западная политика подбадривания Украины к тесным связям с ЕС является естественной предпосылкой к такому же стимулированию России к окончательному единению и сотрудничеству с Западом. Этого может не произойти при президенте Путине, но внутренние предпосылки для демократической эволюции в России растут и, на мой взгляд, в конечном счете одержат верх. Русские сегодня более открыты миру, чем когда-либо раньше».

Круг замкнулся. Помните, казалось бы, невинную фразу о том, что Токвиль сделал правильный вывод: «ранние американцы» инстинктивно понимали, что достижение общего благосостояния является базовым условием для их личного процветания? Теперь эта пафосная отсылка к философу, чье имя носит врученная ему премия, наполняется новым смыслом: в переводе с бжезинского на русский получаем: Россия не должна в личных целях распоряжаться своими ресурсами и своей землей ради собственного развития и повышения своего статуса в мире. Она может развиваться, но только при условии достижения «общего благосостояния», т.е. соблюдения интересов всего западного мира, и, прежде всего США, а иначе… «авианосная группа в костюме».

Если резюмировать:

1) В изначальном состоянии «ранние американцы» были добры и «разумно эгоистичны». Свою личную выгоду они всегда ставили в зависимость от общего благосостояния, что привело, в конечном счете, к процветанию Америки и к тому, что она стала самой могущественной державой мира.

2) «Поздние американцы» оказались уже не столь нравственно развиты в отличие от своих добропорядочных предков, поэтому сегодня треть всего богатства США сосредоточена в руках лишь 1% ее населения, в то время как четверть принадлежит 90%. Оставшимся 9% принадлежат «скромные» 40% благосостояния Америки.

3) Хоть у США есть 11 ударных авианосных групп и ряд мощных невоенных рычагов давления на своих «партнеров», современные процессы интернетизации общества, его дерегуляции и глобализации значительно обесценивают возможности США по решению своих внутренних проблем.

4) Путь к их решению состоит в том, чтобы весь мир осознал необходимость самопожертвования во имя Запада. В самом деле, должны же мы понимать, что достижение благосостояния всего мира, по сути, является базовым условием для процветания отдельного государства. Прежде всех остальных, это должна понимать Россия, которая должна забыть пустые мечты о контроле над половиной мира.

Прокомментировать высказывания Бжезинского о нашей стране корреспондент «СП» попросил директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко:

— Линия понятна. На Западе все излагают свою картину мира примерно в одном русле: или Россия станет сателлитом западного мира, а если говорить точнее — США, или ее ждут серьезные испытания и внешнее давление. Тут ничего особенно нового нет.

«СП»: — Можно ли понимать фразу, что «внутренние предпосылки для демократии в России растут и, в конечном счете, перевесят», как некую угрозу, что если наша страна не пойдет в сторону Запада по доброй воле, то нам устроят аналог Арабской весны?

— Да, нам об этом прямым текстом уже сказал Маккейн. Как говорится, что у Бжезинского на уме, то у Маккейна на языке.

«СП»: — На ваш взгляд позиция Бжезинского, что Россия должна быть разделена на несколько независимых государств, продолжает существовать в западном истеблишменте или уже изменилась?

— Принципиально не то, пилить или не пилить Россию, принципиально то, является ли она в той или иной форме сателлитом Запада или нет. Если является, то можно и не пилить: пусть будет целой — ничего страшного. Для них главное, чтобы наша страна оказалась в фарватере внешней политики Соединенных Штатов.

«СП»: — Взгляды, высказанные Бжезинским в Нормандии, в целом соответствуют мейнстримной позиции США?

— В целом — да. Ситуация очень простая: есть всего одна задача — удержание лидерства США в мире. За счет этого необходимо играть на противоречиях, создавать ситуативные коалиции, эшелонированные союзы. Этим американцы и занимаются. Если брать механизмы так называемой «мягкой силы», они опережают практически всех. То, как они цинично, тупо, но достаточно эффективно сейчас действуют на Ближнем Востоке, в очередной раз показывает — мастерство не пропьешь.

С такой позицией не согласен политолог Дмитрий Орешкин:

— Бжезинский — человек, и по стилю мышления, и по возрасту оперирующий масштабами поколений, а не конкретных персонажей. Путин и Обама — преходящи, а Россия и США — на века. Я согласен с его взглядом, что в долгосрочной перспективе у России другой альтернативы нет. Если она и ее население хотят жить по европейским стандартам, то рано или поздно в этом направлении движение и пойдет. Тут логика очень простая: Советский Союз почти все имевшиеся у него ресурсы использовал на распространение своей военной и идеологической мощи на максимальной площади земного шара. В результате страна была бедной и сильно милитаризованной. Сейчас население привыкло, что его уровень жизни должен повышаться. В Советском Союзе такого не было: мы были бедными и гордились тем, что мы такие большие и сильные. Сейчас выбор простой: количество ресурсов ограниченно — куда их инвестировать?

На уровне риторики мы еще в Советском Союзе и аплодируем, когда нам говорят о возможном присоединении Южной Осетии, о распространении политического влияния на Среднюю Азию, об отпоре НАТО и т. д. На уровне практической жизни наши граждане хотят все большего комфорта и отправляют своих детей учиться в Европу и Соединенные Штаты. Они и сами хотят жить по западным стандартам: руководитель Счетной Палаты Сергей Степашин весной сообщил, что за три года страну покинул 1 млн 250 тысяч наших граждан. Так что все просто: либо мы доводим уровень жизни и ее качество до европейского, либо будет происходить дальнейший отток культурной рабочей силы в этом направлении. Если мы идем по первому пути, так или иначе это будет называться вестернизацией и европеизацией, и я думаю, что это действительно будет процесс, растянутый минимум лет на 25. И это означает отход от пафосной патриотической риторики к решению реальных проблем. На самом деле перед нами стоит не выбор, двигаться или нет в сторону Европы, а выбор: двигаться как единое целое, как куски территории, или в индивидуальном порядке?

Военно-стратегический взгляд на вопрос высказывает президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов:

— Господин Бжезинский сколько находится в политике столько и мечтает о том, чтобы Россия ослабла, дестабилизировалась и распалась — об этом он неоднократно заявлял. Для того чтобы это произошло, в одной из своих книг он написал, что важнейшим направлением американской политики должен стать отрыв Украины и Белоруссии от России с тем, чтобы она из евразийской державы перешла в статус азиатской. Поэтому битва за Украину для них очень важна. Оторвав ее от нашей страны, они действительно сужают ее геополитическую важность. Более того, они все время пытаются перевести Украину в статус Грузии, т.е. страны, которая будет не только не дружественной, но и враждебной по отношению к России. Поэтому они и делают все возможно, а господин Бжезинский своими словами указывает направление американской политической стратегии.

Этот политический тяжеловес ненавидит Россию и все русское, но он плохо читает историю, потому что российский народ далеко не рабский, что он демонстрировал многократно: выстоял и перед татаро-монгольским нашествием, и перед крестовыми походами, и спас Европу от Наполеона. Пусть Бжезинский прочтет прусского короля Фридриха II, когда тот в 1813 году, находясь на Воробьевых горах, поставил свое окружение, сыновей и сам стал на колени и сказал: «Молитесь, это спасительница наша». Просто русский народ очень терпелив и к своей власти, и к внешнему давлению, а то, что сейчас происходит, опровергает слова Бжезинского: пролиберальные и проамериканские силы никакой поддержкой не пользуются, поэтому здесь он лукавит и хочет выдать желаемое за действительное. Вот 4 декабря и посмотрим, каков будет результат у праволиберальных партий.

«СП»: — Если сценарий, который описывает для нашей страны Бжезинский, все же будет реализован, какая роль будет отведена России в новом мире?

— Прежде всего, он мечтает о том, чтобы столкнуть Россию с Китаем, т.к. он сегодня главный экономический и геополитический конкурент США. Проведя операцию в Ливии, они сильно ударили по китайским интересам. Китайцы пришли в Африку и начали работать именно через него. Сейчас США пытаются разбалансировать весь Ближний Восток и ввести его в состояние войны, чтобы Китай не смог отсюда получать нефть для своей экономики. Если это случится, то элементарно с целью своего выживания и поддержания социального положения своего населения Китай будет давить на Россию.

«СП»: — Как вы сказали, Бжезинский — известный русофоб. Если он выступает категорически против Путина, не значит ли это, что нам надо быть ЗА Путина, хотя бы исходя из принципа «Враг моего врага…»?

— Честно говоря, в этом плане Бжезинский оказывает нам услугу. Путин и его окружение тоже начинает с осторожностью смотреть на Запад и примерять на себя судьбу североафриканских лидеров. Поэтому он начинает думать о России, начинает искать свое место здесь и строить сильное государство. Но Путин стесняется стать общенациональным лидером, он боится возвращаться к советским ценностям, ценностям всех коренных народов — он не умеет или не хочет предложить России мощную независимую стратегию развития, но Бжезинский поможет ему определиться, с кем ему быть — с Россией или Западом.

Известные высказывания Збигнева Бжезинского

«Если русские будут настолько глупы, что попробуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником».

«О чём я должен сожалеть? Эта тайная операция (поддержка исламских фундаменталистов в Афганистане) была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку, а вы хотите, чтоб я об этом сожалел? Что важнее для мировой истории? Талибан или крах Советской империи?»

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не тем и другим одновременно… Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчиненной, Россия автоматически превращается в империю».

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня