18+
суббота, 3 декабря
Общество

«Меня беспокоят сексуальные (половые) вопросы»

Служащих белгородской мэрии начальство заставляет исповедываться, как на духу

  
363

В мэрии Белгорода — переполох. Следуя за знаменитым тезисом Сталина, что «кадры решают все», отцы города решили вызвать на откровенность всех сотрудников муниципалитета. И вот уже почти три недели чиновники ходят на службу, как на исповедь.

«Я люблю читать научно-популярные журналы по технике», «обычно по утрам я просыпаюсь свежим и отдохнувшим», «временами в меня вселяется злой дух», «в детстве я одно время совершал мелкие кражи», «у меня бывают приступы тошноты и рвоты», «мышечные судороги и подергивания у меня бывают крайне редко», «своего отца я люблю» — это лишь малая часть вопросов, на которые работникам белгородской мэрии предложено ответить в ходе добровольно-принудительного психологического тестирования. Все они входят в объемный «Опросник № 2» (он имеется в распоряжении «СП»), вообще же различного рода тестов пять.

Во «втором» в общей сложности 367 вопросов, и большинство из них почти интимного характера. При этом многие тестовые вопросы периодически повторяются, в несколько измененных формулировках, что, однако, не меняет их сути.

К примеру, тезис «судьба определенно несправедлива ко мне» под номером 16 почти дублируется в 35-й позиции: «если бы мне не препятствовали, то я достиг бы гораздо больших успехов в жизни» (с точки зрения русского языка вопрос, кстати, построен не совсем грамотно, поскольку наречие «гораздо» здесь явно лишнее).

«Опросник № 2» предусматривает два варианта ответов — «да» или «нет». Однако вызывает сомнение, что у большинства «испытуемых» хватило мужества ответить на все вопросы без лукавства и утайки.

Ведь никому не хочется придавать гласности свои пороки («поступая на новую работу, я не прочь разузнать, чьего расположения следует добиваться»), свою физиологию («мне легко регулировать свой стул: я оправляюсь в зависимости от удобного для меня времени и обстоятельств»), страхи («по-моему, против меня что-то замышляют») и подробности интима (у меня отсутствовали неприятности, из-за моего поведения, связанного с сексуальной (половой) жизнью).

Тем более что сотрудникам мэрии никто так и не объяснил до сих пор вразумительно: зачем все это нужно. Зато всем прозрачно намекнули, что отступники — те, кто откажется от прохождения тестирования — попадут на заметку. А что последует за этим? Поди, гадай…

«Я, когда увидела, на какие вопросы нужно отвечать, сначала отказалась проходить эту проверку, — на условиях анонимности рассказала „СП“ одна из служащих белгородской администрации. — Но начальство пригрозило, что фамилии всех отказников сообщат в область. „Вы хотите оказаться в этом списке? — спросили, — Тогда не удивляйтесь, если у вас возникнут какие-то проблемы“. Пришлось согласиться».

Тестовые задания, по словам нашего источника, пришли в мэрию из областной администрации:

«Официально никаких документов с подписями мы не получали. Но у нас есть недавно созданное кадровое управление, которое всем этим сейчас занимается. Они ссылаются на областные власти, откуда якобы и пришло распоряжение протестировать всех наших муниципальных служащих, всех подряд».

"СП": — Вам объяснили, с какой целью проводится тестирование?

— Честно говоря, толкового ответа на вопрос, зачем все это делается, никто не дает. Якобы для того, чтобы узнать, следует ли человека вносить в кадровый резерв. Какой резерв? Где он? Да и как по таким вопросам можно судить о профессиональных качествах, я не знаю.

«СП»: — Какие типы тестов вы проходили? Чем они отличаются?

— На самом деле их всего было, пять ли шесть, точно не помню. Есть вопросники чисто биографического характера: кто ваш отец, из какой он социальной среды, какое у него образование, какое у вас образование, средний бал аттестата, какая была обстановка в семье? Приводятся где-то 5−6 вариантов ответа. Потом в другом тесте были математические вопросы, видимо, на логику. К примеру, такие: допустим, «А» меньше «Б» в 10 раз, а «Б» больше «В» в четыре раза. Выделите соотношение «А» и «В». Таких задач было порядка тридцати.

«СП»: — Что собой представляет процедура тестирования?

— Все происходит в рабочее время в небольшом кабинете, который специально для этого выделен. Там два стола и два компьютера-ноутбука. Заходят тоже по двое, каждый садится у компьютера, и отвечает на вопросы онлайн, нажимая на нужные ответы. Все это продолжается больше двух часов.

«СП»: — Кто-то наблюдает за этим процессом?

— Да, там находится еще один человек (насколько мне известно, он прислан из центра занятости), который не то чтобы наблюдает, а скорее помогает, если непонятно, потому что вопросов много и тесты тоже разные.

«СП»: — Скажите, ответы — анонимные?

— Как раз, нет. Перед тестированием полностью вводятся фамилия, имя и отчество

«СП»: — То есть ваши ответы могут стать достоянием гласности?

— Потому-то и поднялась волна недовольства, особенно среди сотрудников старшего возраста, которые восприняли все это как вторжение в их частную жизнь. Знаете, что говорили: «Мне уже под шестьдесят, я уже бабушка, а какая-то девочка в области, которая недавно окончила институт, будет тестировать меня на предмет: удовлетворена ли я своей сексуальной жизнью. Это как вообще?». Только потом было принято решение сотрудников после 50-и лет не тестировать, или тестировать только по их желанию.

«СП»: — Вы прошли тестирование. Что вы узнали о себе нового?

— Ничего. О результатах нам так ничего и не сказали, хотя мы просили нас с ними ознакомить. Ведь интересно узнать, чего ты стоишь? Но, честно говоря, мне показалось, что тесты все-таки составлены непрофессионально, потому что вопросы в них часто ставятся некорректно. Вот, например, вопрос: религиозны ли вы? Я себя считаю человеком не религиозным. Но там же позже встречается вопрос: верите ли вы в Бога? Да, я верю, только для меня это не религиозность. И какой же вывод на основании всего этого можно сделать?

«СП»: — А кому предстоит делать выводы?

— Ответы все отсылаются в областное правительство. Там, по всей видимости, вся эта информация анализируется и хранится.

Корреспондент «СП» связалась по телефону с администрацией Белгородской области и попросила заместителя губернатора области Валерия Сергачева, возглавляющего в региональном правительстве Департамент кадровой политики, прокомментировать психологические проверки в мэрии.

«Это никакие не проверки, — пояснил Сергачев. —  Это отбор молодых перспективных кадров, в первую очередь, выявление у них потенциальных склонностей и интеллектуальных способностей. Зачем это нужно? Как известно, каждому человеку по жизни свойственны те или иные виды деятельности. Одному приятно путешествовать, ездить по стране — ну, не может и не любит он не сидеть на месте. Другой, наоборот, получает удовольствие от правильно составленной бумаги. Вот мы и хотим, чтобы люди обратили внимание на свой внутренний потенциал, помогаем им понять, как более эффективно его использовать в профессиональной деятельности. Вот и все. Эти вещи носят абсолютно рекомендательный характер».

"СП": — Тесты разработали специалисты вашего департамента?

— Нет. Система разработана в Москве, Академией народного хозяйства, ректором которой является известный экономист Владимир Мау. Они по всей стране осуществляют подбор кандидатов в кадровый резерв, в том числе и президентский, молодых, способных, одаренных, с высоким интеллектуальным уровнем. Задача, которая ставится на сегодняшний день перед нами, посмотреть и найти такие подготовленные развитые кадры и у нас тоже.

«СП»: — Валерий Александрович, но проходить тестирование заставляют и не только молодых специалистов. В противном случае, обещают санкции.

— Если человек по той или иной причине отказывается, это его личное дело. Заставить его никто не может, и не имеет права. Процедура тестирования, еще раз отмечу, абсолютно добровольная. И даже при назначении на следующие должности всех (и прошедших, и не прошедших тестирование) будут рассматривать на общих основаниях.

Другое дело, что мы говорим, тем, кто хочет двигаться по карьерной лестнице: «Ребята, чтобы мы вас продвигали, мы должны сначала посмотреть, а что у вас за душой. К чему вы склонны: ямы копать или инновациями заниматься».

«СП»: — А кто будет решать?

— Ну, люди ответят на вопросы, а наши психологи и психологи из академии госслужбы эти ответы проанализируют. В других целях эти тесты использовать никто не собирается. Информация анализируется и тут же стирается, храниться она не будет.

Следует отметить, что еще до нынешнего психологического тестирования служащих белгородских муниципалитетов, в регионе собирались практиковать опросы на «полиграфе» местных чиновников, отвечающих за госзаказ. Так руководство области намеревалось «бороться с коррупцией и нечистыми компаниями», участвующими в госзакупках. Предложение использовать детектор лжи также исходило, кстати, от Валерия Сергачева.

Пока идея на стадии подготовки.

«Аппарат мы приобрели, — пояснил «СП» замгубернатора, — человек наш сейчас проходит обучение в Москве. Вот будет проводиться или нет? Это уже другой вопрос. Заставить, понятно, мы никого не можем, дело чисто добровольное. Но мы соберем все подразделения, которые у нас связаны с определенными материальными ресурсами (те, где потенциально могут быть злоупотребления), и переговорим, объясним подробно, для чего это нужно и зачем.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня