18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

А. Толстой: «Советские лётчики создали новую форму атаки»

70 лет назад маршал Геринг запретил своим асам сближаться с нашими самолетами ближе, чем на 100 метров

  
422

5 ноября 1941 года в боевые части германских ВВС поступил циркуляр рейхсмаршала Геринга, который требовал: «…не приближаться к советским самолетам ближе, чем на 100 метров во избежание тарана». Такое решение было принято по указанию Гитлера после длительного «уламывания» командиров авиационных частей, считавших подобную «тактику» унизительной для прославленных асов рейха. Ведь совсем недавно сам фюрер говорил им: «Славяне никогда ничего не поймут в воздушной войне — это оружие могущественных людей, германская форма боя». «Никто и никогда не сможет добиться преимущества в воздухе над германскими асами!» — вторил командующий фашистскими ВВС Геринг. Но воздушные тараны первых дней войны заставили забыть эти хвастливые речи. И это было первое посрамление «германской формы боя» и первая моральная победа советских летчиков.

До 22 июня 1941 года фашистским летчикам не приходилось встречаться в Европе с таким тактическим приемом как воздушный таран. Зато в первый же день нападения на СССР «Люфтваффе» потеряли сразу 16 самолетов в результате таранных атак советских летчиков.

22 июня 1941 года в 4 часа 25 минут утра в районе города Дубно Ровенской области был произведён первый воздушный таран Второй мировой войны. Его совершил уроженец деревни Чижово Щелковского района (ныне входит в черту города Фрязино) Московской области заместитель командира эскадрильи 46-го истребительного авиационного полка старший лейтенант Иван Иванович Иванов.

На рассвете 22 июня 1941 года старший лейтенант Иванов вылетел по боевой тревоге во главе звена И-16 на перехват группы немецких самолётов, приближающихся к аэродрому Млынов. В воздухе наши лётчики обнаружили 6 бомбардировщиков Хe-111. Иванов повёл звено в атаку на врага. Стрелки «хейнкелей» открыли огонь по истребителям. Выйдя из пикирования, наши самолёты повторили атаку. Один из бомбардировщиков был подбит. Остальные, сбросив беспорядочно бомбы, стали уходить на запад. После атаки оба ведомых пошли на свой аэродром, так как, маневрируя, израсходовали почти всё горючее. Иванов тоже решил идти на посадку. В это время над аэродромом появился ещё один Хe-111. Иванов ринулся ему навстречу. Вскоре у него кончились боеприпасы и было на исходе горючее. Тогда, чтобы предотвратить бомбардировку аэродрома, Иванов пошёл на таран. От удара «хейнкель», пилотируемый, как потом выяснилось, унтер-офицером Х. Вольфейлем, потерял управление, врезался в землю и взорвался на своих бомбах. Весь экипаж при этом погиб. Но и самолёт Иванова был повреждён. Из-за малой высоты пилот не смог воспользоваться парашютом и погиб.

2 августа 1941 года старшему лейтенанту Иванову И.И. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Бюст Героя установлен во Фрязино на аллее Славы. Его имя носят улица в городе Щёлково Московской области, улица и средняя школа в городе Дубно Ровенской области, фрязинская школа № 1. В городе Дубно установлена стелла, на месте падения самолёта у села Загороща — обелиск, в Щёлково — мемориальная доска.

В ноябре 2008 года дом, в котором родился и вырос И. И. Иванов, сильно пострадал от пожара. 30 сентября 2009 года, накануне 100-летия И. И. Иванова, фрязинские власти распорядились снести Дом Героя Советского Союза, пообещав, что построят музей…

Примерно в то же время, что Иванов, у польского города Замбрув Дмитрий Кокорев тараном сбил фашистского разведчика, уходящего на запад с отснятой фотопленкой. Потом советский летчик совершил вынужденную посадку и пешком вернулся в свой полк.

В 5.15 под Галичем, уничтожив огнем один «юнкерс», таранил второй Леонид Бутелин. Советский легчик погиб, но бомбы врага не упали на боевые позиции наших войск.

В 5.20, отражая налет вражеских самолетов на Пружаны, близ Бреста, сбил Хе-111, а второй уничтожил тараном своего горящего «ястребка» смертельно раненный Степан Гудимов.

Между шестью и семью часами утра таранным ударом сразил фашистский самолет Василий Лобода в районе Шавли в Прибалтике. Погиб…

В 7.00 над аэродромом в Черляны, сбив самолет противника, таранил второй и погиб смертью героя Анатолий Протасов.

В 8.30, отогнав группу «юнкерсов» от аэродрома и продолжая патрулирование над ним, Евгений Панфилов и Георгий Алаев вступили в бой с группой «мессеров», и когда самолет Алаева был подбит, а у Панфилова кончился боезапас, он пошел на таран, отогнав этим врагов от аэродрома. Сам приземлился на парашюте.

В 10.00 в неравном бою над Брестом (четверо наших самолетов против восьми фашистских) таранил врага Петр Рябцев, вскоре снова поднявшийся в небо.

Список героических таранов первого дня войны продолжили на разных участках фронта политрук Андрей Данилов в районе Гродно — Лида, Александр Мокляк над Бессарабией, Hиколай Игнатьев в районе Харькова, Иван Ковтун над городом Стрый…

Первый воздушный таран в небе Подмосковья совершил заместитель командира эскадрильи 177-го истребительного авиационного полка 6-го истребительного авиационного корпуса войск ПВО младший лейтенант Виктор Васильевич Талалихин. В ночь на 7 августа 1941 года на И-16 в районе Подольска он сбил бомбардировщик Хe-111. 8 августа 1941 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом отвагу и геройство» ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Первый таран самолётом механизированной колонны противника совершил житель подмосковного села Хлебниково (ныне входит в черту города Долгопрудный), в годы войны — командир эскадрильи капитан Николай Францевич Гастелло.

26 июня 1941 года в район Молодечно вылетело звено под командованием капитана Гастелло, состоящее из двух тяжёлых бомбардировщиков ДБ-3ф. Вторым самолётом управлял старший лейтенант Фёдор Воробьёв, в качестве штурмана с ним летел лейтенант Анатолий Рыбас. Во время атаки скопления немецкой техники самолёт Гастелло был подбит. Согласно рапортам Воробьева и Рыбаса, горящий самолёт Гастелло совершил таран механизированной колонны вражеской техники. Ночью крестьяне из близлежащей деревни извлекли трупы лётчиков из самолета и, обернув тела в парашюты, похоронили их рядом с местом падения бомбардировщика.

5 июля 1941 года в вечерней сводке Советского информбюро впервые был упомянут подвиг Гастелло: «Героический подвиг совершил командир эскадрильи капитан Гастелло. Снаряд вражеской зенитки попал в бензиновый бак его самолёта. Бесстрашный командир направил охваченный пламенем самолёт на скопление автомашин и бензиновых цистерн противника. Десятки германских машин и цистерн взорвались вместе с самолётом героя».

26 июля 1941 года Гастелло было присвоено звание Героя Советского Сроюза. В Долгопрудном рядом со школой № 3, носящей имя Николая Гастелло, Герою установлен памятник.

Комментарий профессора Военной гуманитарной академии полковника Юрия Рубцова:

— Во время Великой Отечественной войны советские лётчики совершили более 600 таранов (исследования продолжаются и постепенно становятся известными всё новые случаи). Более 2/3 из них приходится на 1941−1942 годы — самый тяжёлый период войны.

До сих пор бытует мнение, что таран — это некий фатальный акт самопожертвования. Но вот что писал Алексей Толстой в одном из своих фронтовых очерков, который так и назывался «Таран»: «Советский лётчик никогда не уклоняется от боя, и чем ближе к нему опасность, тем злее его сердце, тем расчётливее его движения, тем стремительнее его рефлексы… Советские лётчики создали новую форму атаки, фашисты не осмеливаются её применять. Я говорю о таранении в воздухе врага, при условии сохранения не только своей жизни, но и в некоторых случаях своей машины».

Действительно, как показывает статистика, при совершении тарана погибло примерно 37% лётчиков. Остальные не только оставались живы, но продолжали вести бой и совершали посадку на своём самолёте. Есть случаи, когда лётчики совершали по два тарана в одном бою. Несколько десятков человек совершили так называемые «двойные» тараны, когда с первого раза самолёт противника сбить не удавалось и приходилось добивать его повторным таранным ударом. Известен даже случай, когда лётчику-истребителю О.Кильговатову, чтобы уничтожить врага, пришлось нанести четыре таранных удара. 35 лётчиков совершили по два тарана, Н.В.Терёхин и А.С.Хлобыстов — по три, Б.И.Ковзан — четыре.

Видный английский специалист в области военной авиации Роберт Джексон в книге «Красные соколы», изданной в Лондоне, пишет: «Имелось немало случаев, когда советские летчики-истребители таранили вражеские самолеты, но вопреки распространенному мнению это не было жестом отчаяния, а хладнокровно продуманным приемом боя, требовавшим высочайшего мастерства и стальных нервов… Хотя немецкие истребители Ме-109 и Ме-110 обладали большей скоростью, чем И-16 и И-153, советские летчики умело использовали лучшую маневренность своих самолетов на виражах. Когда русский пилот оказывался в трудном положении в воздушной схватке, он закладывал крутой вираж и на полной скорости устремлялся на ближайший „мессершмитт“… Эта тактика обычно срабатывала, нервы немцев не выдерживали, и они сразу выходили из боя. Или гибли, что случалось чаще всего».

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня