Общество

Коррупция нам нужна, как воздух

Россия вновь признана самой вороватой страной мира

  
134

Президент РФ в опубликованной в сентябре 2009 года программной статье «Россия, вперёд!» назвал «вековую коррупцию, с незапамятных времён истощавшую Россию» одним из трёх «социальных недугов, сковывающих творческую энергию» россиян и мешающих стране «двигаться вперёд». В послании Федеральному собранию, зачитанном в ноябре того же года, Дмитрий Медведев заявил, что «одними посадками» проблемы коррупции решить не удастся, но сразу подчеркнул, что «сажать надо».

В мае сего года глава государства подписал поправки в уголовное и административное законодательство, которые предусматривают введение кратных штрафов за взяточничество и коммерческий подкуп. Из заявлений и действий президента следовало, что с «вековым злом» наконец-то будет покончено. Ну, или хотя бы крепко прижмут хвост чиновникам, рассматривающим госслужбу, как средство для личного обогащения.

Однако опубликованная неправительственной международной организацией по борьбе с коррупцией «Transparency International» информация показала, что затеянная Медведевым громкая кампания по искоренению коррупции провалилась.

Данные «Transparency International» свидетельствуют, что Россия остается мировым лидером по коррупции, а наши фирмы, работая за границей, дают взяток больше остальных. К слову сказать, в предыдущем рейтинге, опубликованном в декабре 2008 года, мы также занимали последнее место.

В докладе TI представлен рейтинг самых «взяткодательных» стран мира. В него вошли 28 крупнейших экономик планеты. Все страны оценивались по 10-балльной шкале: чем выше балл, тем меньше коррупции в государстве.

Первое место в рейтинге разделили Нидерланды и Швейцария — компании из этих стран реже других дают взятки. Следом за ними идут Бельгия, Германия и Япония. Россия оказалась на последней, 28-й, строчке, а наши соседи — китайцы, на 27-й позиции. США в этом списке заняли 10-е место.

Как отмечено в документах, сопровождающих результаты исследования, экономики Китая и России в годы кризиса демонстрируют активный рост. ВВП Китая должен вырасти в этом году на 9,6%, а России — на 4,8%. Одновременно обе страны ужесточали антикоррупционное законодательство. Так, в этом году Всекитайское собрание народных представителей приняло закон, согласно которому коммерсанты, пойманные на даче взятки за границей, могут оказаться за решёткой на срок от 3 до 10 лет. Компаниям, в которых они работают, выпишут штрафы.

А принятые весной этого года в России поправки к Уголовному кодексу впервые ввели наказание за подкуп иностранных должностных лиц. «Небольшая» взятка обернётся для взяткодателя штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной её суммы, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере десятикратной суммы взятки. За «солидные» взятки «подателям» придётся вернуть государству во много раз большую сумму или отправиться в заключение на срок до трёх лет с пятнадцатикратной выплатой.

Тем не менее, откаты и взятки в обеих странах являются самой характерной чертой бизнеса. По мнению «Transparency International», это происходит потому, что и Китай, и Россия формально борются с коррупционными действиями своих коммерческих структур за рубежом. Но можно посмотреть на коррупционную составляющую наших компаний иначе: «за бугром» они действуют точно также, как привыкли «работать» у себя. А наша экономическая модель «заточена» под тесную связь чиновников и предпринимателей. Возьмите хотя бы аукционы по распределению госзаказа. Только наивные люди полагают, что побеждают в них те, кто предлагает лучшие условия. Выигрывает бизнес, имеющий «доступ к телу».

Коррупция сегодня идеально вписана в систему государственного управления. Если по мановению палочки завтра ее ликвидировать, то государство просто встанет. Потому что коррупция стала стержнем экономики.

— Основной проблемой России является сложившаяся идеология «зарабатывания» вместо идеологии служения интересам страны и общества, — говорит председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. — Коррупцию невозможно победить без поддержки общества, учитывая то, что механизмов, которые во всём мире признаны самыми эффективными в борьбе с этим явлением — независимые СМИ и политическая конкуренция — в России практически нет.

«СП»: — В докладе, представленном «Transparency International», среди прочего, сказано, что правительствам следует поставить перед собой задачу по предотвращению, расследованию и судебному преследованию коррупционных преступлений. Готово ли правительство России поставить перед собой такую задачу?

— Не готово. Основу российской коррупционной бюрократии составляет силовая бюрократия. Окружение высшей власти формировали по принципу личной преданности, а не по профессиональным качествам. Если берёшь человека, которого знаешь много лет, то не можешь его «сдать», поскольку укажут на тебя: «Ты его привёл!». Коррупция подменила систему государственного правления!

К ответственности за коррупцию привлекаются учителя, врачи… А высокие чиновники остаются безнаказанными. Вспомним скандал с закупкой томографов, в котором оказались замешаны высокопоставленные чиновники из Минздравсоцразвития. Стоимость томографов существенно завышалась, при этом суммы на приобретение одинаковых приборов в разных регионах были разными. Покупались томографы через третьих лиц, с каждой перепродажей цена увеличивалась в несколько раз. Никого из Минздрава к ответственности не привлекли. В таких случаях наказывают коммерсантов, осуществлявших продажу.

А взять историю с Лужковым, который взял миллиарды и уехал? Если бы его хотели наказать — не отпустили бы из страны. Чиновники не воспринимают Россию как свою родину. Для них страна — всего лишь территория, где они ведут свой бизнес.

Недавно заместитель генпрокурора признался: «У нас нет возможности бороться с коррупцией». Почему? Да потому, что в России нельзя создать ведомства по борьбе с коррупционной системой. Борцы с коррупцией, как это случилось с РУБОПами, сами становятся бандитами.

Я думаю, что Россия должна прийти к ратификации статьи 20 о незаконном обогащении «Конвенции ООН против коррупции», чтобы появились механизмы избавления от неэффективных чиновников, и возможности лишать их того, что они заработали коррупционным путем.

Член комитета Государственной Думы по регламенту и организации работы Государственной Думы Валерий Рашкин также утверждает, что в нынешней ситуации справиться с коррупцией в стране невозможно: «В России некому вести борьбу с этим ужасным явлением. Для того, чтобы попытаться искоренить его, требуется смена политического режима и изменение законодательства».

«СП»: — Недавно была озвучена информация, что размер средней взятки в стране резко возрос. Силовики говорят, что это ответная реакция на борьбу с коррупцией — плата за риск со стороны чиновников…

— Мнение силовиков — кощунство, потому, что в России не ведётся борьба с коррупцией. Если бы самого главного взяточника и коррупционера страны посадили, то — руку даю на отсечение — количество взяток и взяточников резко уменьшилось бы.

Наказания за взяточничества, внесённые весной в Уголовный кодекс — смешны. Взяточничество процветает в стране оттого, что преступники не опасаются наказания. Своровал мешок картошки — посадили, а украл три миллиарда — оштрафовали. Самые крупные коррупционные процессы происходят в Кремле.

«СП»: — Впереди России, согласно данным «Transparency International», по уровню наименее коррумпированных стран находится Китай. В этой стране очень жёсткие законы, карающие коррупционеров. Там вообще публично расстреливают. Но получается, что и это не помогают.

— Я хочу о другом напомнить: Китай стоит на втором месте по раскрываемости коррупционных преступлений. Там, в отличие от России, идёт настоящая, открытая борьба с этим явлением. И в СССР была высокая раскрываемость такого рода преступлений.

«СП»: — Эксперты говорят, что нужна конфискация имущества у тех, кто признан виновным в коррупции. Поможет ли это в борьбе с ней?

— Ещё как поможет! После того, как в 1993 году из Уголовного кодекса изъяли статью, позволявшую конфискацию имущества, началась незаконная приватизация, разграбление государственной собственности. Был дан старт крутым коррупционным схемам. Конфискацию имущества нужно немедленно вернуть.

Вопрос в том, заинтересованы ли в этом наши законодатели? В качестве ответа приведем результаты расследования, проведенного «Новой газетой» совместно с «Центром по исследованию коррупции и организованной преступности» («OCCRP»). Журналисты решили выяснить, какой недвижимостью владеют наши чиновники, депутаты, силовики за рубежом. Начали с Черногории, давно снискавшей славу «российского VIP- курорта». Обнаружились любопытные вещи.

Так, владельцами квартиры площадью 76 кв. метров, находящейся в роскошном двухэтажном особняке в древнем городке Будва, являются граждане РФ Любовь Слиска и её супруг Сергей Слиска.

Квартира площадью 56 кв. метров, расположенная в том же особняке, принадлежит Андрею, Александру и Светлане Энговатовым. В Федеральной службе по экологическому, техническому и атомному надзору служит государственный инспектор отдела по надзору за энергоснабжающими организациями, гидротехническими сооружениями и тепловыми установками Андрей Энговатов, супругу которого зовут Светлана, а дочь Александра.

Хозяевами крупного участка земли в городе Херциг-Нови значатся два российских гражданина — Евгений и Станислав Шлычковы. Возможно, это лишь совпадение, но их имена полностью совпадают с именами депутата Саратовской областной думы, члена комитета по бюджету и налогам Евгения Шлычкова и его сына — депутата Энгельсского муниципального района Саратовской области Станислава Шлычкова.

Выводы делайте сами.

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня