18+
пятница, 2 декабря
Общество

«Ресин — это были цветочки»

С уходом лужковской команды стройкомплекс Москвы стал еще менее прозрачным

  
110

Недавний уход из московской мэрии первого заммэра Владимира Ресина мало для кого стал неожиданностью. «Тяжеловес», управлявший столичным строительным комплексом около 30 лет при разных режимах и бесспорно бывший «правой рукой» Юрия Лужкова, с приходом Сергея Собянина стал явной «хромой уткой». Говорили, что основная функция Ресина отныне — проконтролировать выполнение данных им когда-то инвесторам обязательств, закрыть лужковские проекты, после чего пойдет речь о почетной отставке.

Действительно, в конце октября было объявлено, что 75-летний чиновник продолжит свою карьеру уже не в мэрии, а в парламенте — он вошел в список единороссов на выборах в Госдуму, причем место его гарантированно «проходное». Избирательным полем для Ресина станет север Москвы, где он уже развернул выборную кампанию.

«Всё-таки в лужковские времена Владимир Ресин был с мэром практически на равных — кое-что ему удавалось отстоять в спорах с мэром, — говорит источник „СП“ в стройкомплексе. — А когда президентом был Борис Ельцин, аппаратный вес Владимира Иосифовича был, по некоторым оценкам, выше, чем у самого Лужкова: у Ресина был прямой выход на президента по старым строительным связям».

Заметим, что уход со своей должности Владимира Ресина — как, собственно, и всей лужковской команды — год назад расценивался многими как знак надежды, как обещание «федералов» подавить разросшуюся столичную коррупцию. Ведь, по убеждению очень многих, именно в стройкомплексе эта коррупция достигала вавилонских масштабов.

С другой стороны, ассоциации «Ресин = стройкомплекс Москвы» приводят и к менее радостным мыслям: например, о том, что мягкое устранение Ресина — это мягкий же развал стройкомплекса, а значит — потеря большого куска столичной экономики, на которой основывалось лужковское «социальное государство». Не придется ли затянуть пояса потуже после ухода ветерана-строителя?


— Вопреки распространенному убеждению, денег в стройкомплексе Москвы сейчас стало не меньше, а намного больше, — говорит в интервью «СП» политолог Юрий Загребной. — Ведь Сергей Собянин добился масштабных федеральных вливаний по дорожному строительству, это десятки миллиардов рублей. Так что обороты московской экономики сохранились и даже несколько возросли.

По словам Загребного, серьезно сократилось лишь жилищное строительство — но оно подверглось секвестру еще в предыдущую волну кризиса, в 2008 — 2009 годах. «Конечно, сменился состав активных участников рынка, теперь больший вес имеют дорожно-строительные компании, чем девелоперы, — поясняет эксперт. — И структура рынка труда также стала другой: на дорожном строительстве работает больше техники, но меньше неквалифицированных рабочих».

Это подтверждается и эмпирически — водители и операторы сложной тяжелой техники, применяемой при дорожном строительстве, вновь востребованы рынком. «Я два года сидел без работы по специальности, но теперь вот меня позвали, я снова на стройке», — рассказал «СП» Андрей, водитель-оператор 100-тонного автокрана, работающего на строительстве Алабяно-Балтийского туннеля.

Правда, еще в самом начале правления Сергея Собянина были отменены самые амбициозные планы дорожного строительства эпохи Лужкова — например, Четвертое транспортное кольцо заморожено до лучших времен. Вместо мегапроектов город занялся «расшивкой» узких мест, что и рекомендовали сделать ученые-транспортники: теперь силы брошены на расширения путепроводов, достройку самых актуальных развязок и транспортных дублеров, а также на организацию движения — известно, что условием федеральных инвестиций в эту сферу было реальное сокращение пробок в Москве.


Скажем больше: бюджет Москвы не особенно пострадал бы, даже если стройкомплекс действительно схлопнулся бы с отставкой его создателя. «То, что строительная отрасль была ключевой доходной статьей городского бюджета — не более чем заблуждение, — комментирует Юрий Загребной. — На самом деле, в строительство вкладывалось практически столько же, сколько прибыли строители приносили городу. Доход от налогов со строительных компаний нивелировался расходами на городской заказ тем же строителям».

Если бы прибыль от налогов со строительных компаний была бы весомым фактором в формировании бюджета, Юрий Лужков бы увеличил объем строительства в кризисном 2009 году — но он этого не сделал, потому что понимал бесполезность такой меры, отмечает эксперт. Вместо этого, указывает Загребной, были увеличены зарплаты городским чиновникам и некоторым другим категориям бюджетников — и это как раз дало некоторый экономический эффект.

Анализ проекта городского бюджета на 2012 год показывает, что 47% городских доходов приносят налоги зарегистрированных на территории Москвы сырьевых компаний — в том числе «Газпрома». С точки зрения объективной ситуации это перекос — с этим согласился и мэр Собянин на обсуждении бюджета в Мосгордуме. Но в любом случае, это показатель того, что Москву считают явно привлекательной.


Итак, город живет, в основном, на сырьевые налоги сосредоточенных в столице нефтегазовых компаний, а также потребляет значительное федеральное финансирование, которое опирается всё на ту же «нефтянку». В случае падения цен на сырье, Москву, как и раньше, ждут трудные времена — и теперь уже у города не будет даже сельхозугодий, которые скупал в прежние годы Юрий Лужков.

Потенциальным локомотивом московской экономики — при столичном объеме строительства и реконструкции — действительно мог бы стать стройкомплекс. Стоило бы лишь устранить сложившуюся при Ресине систему неформальных связей и сделать его прозрачным. Но с этим здесь было скверно при прежней команде, а сейчас становится лишь хуже, оценивают эксперты. «Управляемость, прозрачность — этого стало как раз меньше», — говорит Загребной.

Если раньше логику работы строительного комплекса не видел никто, кроме чиновников и допущенных «к телу» застройщиков-инвесторов, то сейчас даже застройщики стали чужими в этой игре. «Если в прежние годы у нас выступал с длинной речью Владимир Ресин, если мы раньше знали, с кем и о чем разговаривать по поводу наших проектов, — рассказал на условиях анонимности один из гостей ежегодного собрания ассоциации инвесторов Москвы, проходившего традиционно на речном теплоходе этим летом, — то сейчас значительных чиновников из мэрии не было».

И ладно бы дело было только в личном контакте с «топами» московской мэрии. Нет, инвесторы не понимают куда более глубинных вещей. Например, почему через полгода после решения Собянина о тотальном пересмотре инвестконтрактов по строительству инвесторы не могут даже ознакомиться с документами по этому решению? Уровень закрытости новой мэрии от бизнес-партнеров решительно озадачил предпринимателей, говорит источник «СП». Многие были разочарованы.

И в ближайшем будущем закрытость, неподконтрольность стройкомплекса только возрастет, прогнозирует Юрий Загребной: не так давно Сергей Собянин встречался с Владимиром Путиным по транспортным вопросам, пожаловался премьеру на то, что очень трудно согласовывать сметы на выкуп земель и дорожное строительство и защищать их на федеральном уровне. Так вот, Собянину было обещано эту функцию передать на уровень Москвы, напоминает эксперт.

«Представляете, какие огромные возможности манипуляции с себестоимостью строительства крупнейших объектов тут возникают? — говорит Загребной. — Инвесторы „без протокола“ говорят о 50%-ном завышении смет, и это не предел. Так что, боюсь, Ресин — это были еще цветочки». Интереса к чистым и прозрачным схемам у городской власти пока не видно, констатирует политолог.


И всё-таки: почему Владимир Ресин уходит именно сейчас? Именно тогда, когда против четы Лужков — Батурина начались реальные следственные действия, а сам экс-мэр начал жестко обличать нынешние власти России? Не связано ли одно с другим, не вызвана ли активизация Лужкова тем, что Ресин сумел вывести активы и завершить процессы, важные для благополучия своего бывшего патрона, и теперь терять Лужкову уже нечего?

Это всё же скорее совпадение, думают наблюдатели. «Лужков и Ресин были дружны лет 10 назад, а то и больше, в последние годы они даже не имели общих проектов, а на личном уровне давно рассорились», — утверждает Николай, бывший сотрудник аппарата мэрии. Скорее, плавный уход Ресина был загодя спланирован и обошелся без неожиданностей. А атаки Лужкова на Дмитрия Медведева связаны с судебным разбирательством по поводу некоторых активов «Интеко».

В частности, речь идет о «землях МИДа» в Раменском, которые были переданы фирме Елены Батуриной несколько лет назад. «Поручение разобраться с этими землями, из-за которых мог разгореться международный скандал, Медведев дал за десять дней до отставки Лужкова, а сейчас просто следствие вернулось к этой теме», — констатирует Юрий Загребной.

Интересно, если при Юрии Лужкове частным инвесторам, вхожим в стройкомплекс, удалась такая комбинация (не говоря об обыкновенной точечной застройке), то чего ждать теперь, когда инвестконтракты пересматриваются в закрытом даже для самих инвесторов режиме?..

На снимке: Главный архитектор Москвы, глава Москомархитектуры Александр Кузьмин (в центре) и первый заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы, руководитель комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Москвы Владимир Ресин (справа)

Фото: Кирилл Тулин/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня