18+
вторник, 6 декабря
Общество

Лига защиты пациентов: «Нужен уполномоченный по правам больных»

В России четверть посмертных диагнозов расходится с теми, что сделаны при жизни

  
227

Шокирующий случай произошёл в столице Республики Бурятии — Улан-Удэ. 29-летняя Людмила Орлова приехала в Городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи имени В. В. Ангапова с мужем Олегом. У женщины, ожидавшей ребёнка, были резкие боли в животе и головокружение. По словам Олега, медики в течение длительного времени не оказывали его супруге помощь, говорили: «Ничего страшного».

— Только после того, как у Люды отнялись ноги, врачи соизволили подойти к ней. Назначили анализы. Я носил её на руках по кабинетам, а ей становилось всё хуже и хуже, — рассказывает Олег. — У Люды началась рвота с кровью, но лишь через несколько часов её положили в палату терапевтического отделения. Около полуночи, когда она была полуживой, её, наконец, перевели в реанимацию.

В отделении реанимации Людмила Орлова впала в кому и ранним утром умерла.

Разбирательством происшедшего в больнице занялись сотрудники Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Бурятия.

— Сейчас мы пытаемся установить обстоятельства смерти Орловой. Медики утверждают, что она находилась дома с интоксикацией и телесными повреждениями, занималась самолечением, — говорит старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Бурятия Евгений Лагацкий.

«СП»: — Кто мог нанести ей телесные повреждения?

— Пока это известно лишь со слов медиков.

«СП»: — Какова позиция врачей?

— Они говорят, что оказали Орловой своевременную помощь.

Муж Людмилы возмущен позицией врачей. А руководство больницы отказалось разговаривать о причинах смерти пациентки и её нерождённого ребёнка.


Одновременно в Свердловской области начата проверка по факту гибели в Нижнем Тагиле трёхлетнего Савелия Гладыша.

30 октября малыша и его маму доставили в городскую инфекционную больницу. Там хирург, по словам матери умершего мальчика Анастасии Гладыш, поставил ребёнку диагноз «непроходимость кишечника» и распорядился поставить катетер. Затем мать и сына отправили в детскую больницу № 3, чтобы произвести осмотр ребёнка детскими хирургами и сделать рентген брюшной и грудной полостей, поскольку в инфекционной больнице рентген не работал.

— В той больнице два хирурга осмотрели моего сына и сказали, что кишечник в порядке. Сделали рентген, обнаружили пневмонию и заявили: «Мальчика привезли из инфекционной больницы, пусть там его и вылечивают. Мы только с диагнозом помогли», — рассказывает Анастасия Гладыш. — Отказались выдать в дорогу даже кислородную подушку, чтоб поддерживать у ребёнка дыхание. «В пути за вас отвечает „скорая“, — сказали мне. Выяснилось, что аппарат искусственной вентиляции лёгких в машине есть, но подключить его врачи не смогли. Мой сын скончался в дороге».

В Следственном управлении Следственного комитета по Свердловской области сообщили, что в случае выявления нарушений закона со стороны медиков, будет возбуждено уголовное дело.


В Республике Татарстан, наконец, возбудили уголовное дело по факту гибели трёхмесячной девочки в больнице. Правда, сделали это лишь после того, как её мать Елена Кузнецова обратилась к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину.

Девочка родилась в клинике медицинского университета Татарстана в мае 2010 года. В детской комнате она захлебнулась молоком. После остановки дыхания, младенца подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Затем девочку привезли в реанимационное отделение Детской республиканской клинической больницы, где через три с половиной месяца она умерла. Согласно заключению врачей, причиной смерти стали двухсторонняя пневмония, атрофия вещества головного мозга и аноксическое поражение головного мозга.


Насколько велика вероятность привлечения к ответственности равнодушных врачей, по вине которых гибнут люди? Какие наказания они за это могут получить?

— Неоказание помощи больным, либо неполноценное оказание - распространённое явление в российских больницах. По данным патологоанатомов, 20−25% посмертных диагнозов расходятся с прижизненными. За неоказание помощи суды приговаривают медиков к штрафам, либо условным срокам заключения и штрафам, в редких случаях — к реальному заключению, но оно составляет не более одного года, — говорит президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский. — Если дело касается неоказания помощи, то добиться справедливости можно лишь в том случае, если повезёт со следователем. Бывает, женщины-прокуроры говорят: «Я рожала в этом роддоме, в нём всё хорошо, возбуждать уголовное дело не буду». Правда, это характерно для небольших городов.

Можно добиться возбуждения уголовного дела при очевидных нарушениях: поставил врач больному диагноз «аппендицит» и не прооперировал или поставил диагноз «сепсис», а антибиотики не дал.

Даже сама система не имеет возможности избавиться от нерадивых врачей. Просто уволить такого врача нельзя, не позволяет Трудовой кодекс.

Необходимо создать специализированный орган, который станет защищать права граждан, обращающихся в медицинские учреждения, рассказывать им об их правах. Стране нужен уполномоченный по правам пациентов и здравоохранная прокуратура. Но государству выгодна сегодняшняя ситуация.

«СП»: — В чём выгода?..

— Представьте, что произойдет, если множество конфликтов между пациентами и медиками будут должным образом рассмотрены… Система здравоохранения будет просто стерта в порошок!

Комментарий члена Комитета Госдумы по охране здоровья Олега Куликова:

— В настоящее время медицинские вузы выпускают низкоквалифицированных врачей, потому, что уровень обучения упал очень низко. Мы пытались внести в недавно принятый закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» статью о повышенной роли профессиональных медицинских объединений, чтобы они действовали так, как принято в Европе. Там они вместе с правоохранительными органами оценивают конфликтные ситуации между медиками и пациентами. Серьёзно повышается вероятность установления истины.

«СП»: — По какой причине настолько снизилось качество обучения в медицинских вузах?

— Стало значительно меньше требовательности. Во многих вузах можно получить диплом, практически не обучаясь: пришёл, показался, сдал зачёты.

В большинстве вузов отсутствуют клинические базы — кафедры в лечебных учреждениях. На мой взгляд, нужно создавать медицинские учебные комплексы, где будут и обучать, и проводить переподготовку врачей. И в целом, состояние российской медицины — плачевное. Например, приборов УЗИ-диагностики в три раза меньше, чем на душу населения в европейских странах, томографов в девять раз меньше, ангиографов — более, чем в 20 раз… Годовую очередь вынуждены отстаивать люди для сдачи анализа, который требуется сдать в первые дни развития болезни!

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня