18+
пятница, 2 декабря
Общество

«Экологическое» убийство потянуло на 8 лет

Большинство участников погрома под Ангарском отделались легким испугом

  
69

В Ангарском городском суде с четвёртой попытки вынесен приговор участникам нападения на лагерь экологов, совершённого в 2007 году в Иркутской области. Напомним, во время того побоища был убит 26-летний активист Илья Бородаенко.

Из двадцати налётчиков, ворвавшихся в палаточный городок с металлическими прутьями, дубинками, ножами и травматическими пистолетами, реальные сроки заключения получили лишь четверо. Почти все они, включая обвинявшихся в убийстве, находились на свободе во время следствия и судебных слушаний.

История, предшествовавшая приговору, началась почти пять лет назад. В 2006 году в Иркутской области начались митинги экологов. 14 июля 2007 года в районе Елоховского водохранилища расположились, приехавшие из разных городов области, молодые люди в возрасте от 16 до 30 лет. Они намеревались выразить несогласие с планами возвести на окраине Ангарска Международный центр по обогащению урана.

Около тридцати молодчиков, с воплями и оружием, напали на экологический лагерь в первую ночь его существования. Их лица скрывались под шарфами, а на руки, чтобы не перепутать во тьме своих и чужих, были намотаны белые повязки. Налётчики избивали прутьями экологов, бросали в костёр их личные вещи, сопровождая это жутким криком.

Оставив искалеченных людей лежать на земле, нападавшие, прихватив часть уцелевшего имущества жертв, скрылись столь же стремительно, как и появились.

Десять пострадавших оказались в больнице, один из них — Илья Бородаенко скончался от черепно-мозговой травмы.

Милиция задержала некоторых из налётчиков. В их числе оказался 19-летний Павел Рихванов, сын сопредседателя общественной организации «Байкальская экологическая волна» Марины Рихвановой, которая являлась одним из организаторов акции протеста.

— В приговоре и материалах уголовного дела сказано, что нападение на лагерь экологов совершилось из хулиганских побуждений. А ведь обвиняемые во время следствия неоднократно заявляли, что мотивами расправы была ненависть к экологической и антифашистской идеологии, — говорит адвокат Межрегиональной ассоциация правозащитных организаций «Агора» Рамиль Ахметгалиев. — Но наиболее важно следующее: ни следствие, ни прокуратура, ни суд даже не предприняли попытки дать юридическую оценку условиям, при которых совершилось нападение. Правоохранительные органы знали о подготовке атаки на лагерь экологов, но не сделали ничего для её предотвращения. Посмотрите что получается: огромное количество вооружённых неонацистов из разных городов области прибывает в небольшой город Ангарск, а милиция этого не заметила! В Москве, например, активистов разных организаций, имеющих намерение участвовать в несанкционированных акциях, задерживают уже при выходе из дома.

У меня есть подозрение, что представители власти не желали своими руками разгонять экологов и решили использовать националистов. Поэтому милиция не предотвратила нападение на лагерь, в результате которого многие участники были ранены, а один погиб.

У налётчиков имелась полная информация о месте расположения лагеря, объектах, находившихся там, количестве экологов, охране. До нападения националистов, в лагере побывали только сотрудники милиции.

«СП»: — Как думаете, в Москве или в Иркутске были в курсе готовящейся акции?

— Федеральная власть обсуждала проблемы, связанные с планируемым строительством центра по обогащению урана. Не думаю, что она дала распоряжение о разгроме лагеря. Но она, полагаю, не исключала такой вариант. Да и потом было немало странностей.

Следователи затягивали разбирательство. Может, для того, чтобы дождаться истечения сроков давности и увести от ответственности часть обвиняемых? И почему всех фигурантов дела отпустили на свободу? Они же легко могли надавить на потерпевших. Уголовное дело несколько раз возвращалось судом для исправления ошибок. Доходило до того, что в обвинительном заключении указывали не всех обвиняемых.

«СП»: — Милиция отыскала не всех нападавших…

— В этом случае могли присутствовать объективные причины: когда одновременно совершают преступление несколько десятков человек - нужно не только доказать, что каждый из них там был, но и установить, что он кого-то ударил, что-то поджог, что-то сломал… В обвинительном заключении должны чётко указываться действия каждого обвиняемого.

Но, учитывая, как велось следствие — кого-то могли намеренно увести от наказания.

Возмущён действиями следствия и один из потерпевших — житель Иркутска Илья Огородников: «Если бы расследование велось должным образом, то, наверняка, обвиняемые получили бы более серьёзные сроки наказания. Но как бы там ни было, с моральной точки зрения — за убийство человека 8 лет заключения — верх цинизма. Именно такое наказание получили убийцы Ильи Бородаенко Алексей Пушмин, Степан Черных и Сергей Стрекаловский.

И я предполагаю, что расправу организовали представители власти и милиция. Сразу после создания лагеря, в него приехали милиционеры и в грубом тоне стали обвинять нас в размещении надписей экстремистского содержания на стенах домов Ангарска. Потребовали у всех экологов предъявить документы, затем один из стражей порядка сказал: «С вами разберутся». А ночью на лагерь совершилось нападение.

На допросах налётчики утверждали, что взяли с собой прутья и ножи не для причинения физического вреда экологам, а для того, чтобы уничтожить побольше их вещей. Но они били жесточайшим образом и калечили…

После того, как погромщики скрылись, мы несколько раз пытались вызвать «скорую» и милицию. Дежурный в милиции бросал трубку, а в «скорой» трижды отказались принять вызов.

«СП»: — Как вели себя обвиняемые во время суда?

— Многие из них не приходили на слушания, поскольку все находились на свободе. Правда, одного — Евгения Панова, который после нападения на наш лагерь совершил ещё несколько преступлений, через некоторое время арестовали. За все преступления ему присудили 18 лет заключения.

Вели они себя раскрепощённо, хихикали, шутили. Но после начала прений притихли: стали валить вину друг на друга.

Судья, зачитывая приговор, сказала, что большинство приговорено к условным срокам заключения потому, что активно сотрудничало со следствием и рассказывало всю правду о соратниках.

Когда участники судебного заседания выходили из зала, Панов, находившийся в клетке, попытался меня ударить, сбил мои очки, затем закричал: «Я через 18 лет вернусь, я всё помню! Я узник совести!».

Признанные виновными по статье 111 УК РФ, предусматривающей ответственность за причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее по неосторожности смерть, Алексей Пушмин, студент Восточно-Сибирского института МВД, Степан Черных и Сергей Стрекаловский были приговорены к 8 годам и 9 месяцам заключения в колонии общего режима. Их подельник Ростислав Ушаков отправится в колонию строгого режима на 8 лет.

Остальные 16 человек по статье 213, карающей за хулиганство, получили условные сроки заключения. Среди них — Евгений Панов, которого следствие считало зачинщиком нападения.

Как тут не вспомнить, что всех фигурантов дела о беспорядках на Манежной площади столицы, которые никого не убили и даже не избили, суд приговорил к реальным срокам. А искалечившие экологов и лишившие жизни одного из них, в большинстве отделались лёгким испугом. Вот такое правосудие…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня