18+
вторник, 6 декабря
Общество

Первый урок «русского» для фельдмаршала фон Клейста

Поражение 1-й танковой армии в 1941 году под Ростовом предопределило разгром фашистов под Москвой

  
796

70 лет назад, 21 ноября 1941 года, 1-я дивизия СС танковой армии Клейста вошла в Ростов-на-Дону. До 19 ноября город подвергался интенсивным бомбардировкам, но затем налёты прекратились. По словам старожилов, 19−20 ноября отчетливо слышалась канонада в районе села Большие Салы. Со стороны Таганрога отступали части 56-й Отдельной армии под командованием Федора Ремезова. Противотанковые рвы, которые копали горожане, оказались бесполезным сооружением. Танкисты Панцерваффе выстрелами обрушивали края рва и быстро делали в них проходы.

Появление немцев 20 ноября на центральных улицах Ростова для многих горожан стало настоящим шоком. Еще ранним утром начальник Генштаба маршал Шапошников приказал генералу Ремезову: «Город Ростов должен быть удержан при всяких обстоятельствах. Драться до последнего бойца», а уже вечером, в 17 часов 20 минут, автоматчики провались в районе вокзала со стороны Красный Город-Сад и стали прочесывать квартал за кварталом.

Танки Панцерваффе, которые казались горожанам стальными чудовищами, лихо проехались по центру города, иногда картечью стреляя по окнам верхних этажей и брошенным баррикадам. Потом появились мотоциклисты, отлично экипированные, с автоматами. Внешне они производили сильное впечатление, особенно на фоне измученных красноармейцев. У многих горожан было ощущение, что это — сверхлюди! И это — навсегда!

Легкость, с которой был взят столь большой город, во много объясняется тем, что городская телефонная станция, на которую возлагалось обеспечение связи, не имела охраны и была дезорганизована, а сам командарм Ремезов из здания Ростовского обкома, где был его штаб, спешно перебрался на левый берег, в Батайск. Красноармейцы, обороняющие Ростов, были брошены на произвол судьбы: и отходить без приказа было нельзя, и обороняться разрозненными группами против танков — тоже бессмысленно.

На следующее утро командарм Ремезов доложил маршалу Шапошникову: «противник проник до моста (через Дон в районе Аксая) и овладел им. Организована контратака с той и с другой стороны реки. Противник, безусловно, здесь будет уничтожен. Вокзал находится в его руках… потеряно большое количество материальной части (танков, артиллерии и три бронепоезда). Много смелых храбрых командиров и политических работников дивизий погибло».

21 ноября части 347, 353 и 31 стрелковых дивизий и 6-я танковая бригада, обороняющие город, начали прорываться на левый берег по понтонному мосту, и именно в это время бойцы 343-й стрелковой дивизии предприняли бессмысленный штурм Ростова. Те и другие попали под пули немецких автоматчиков и пулеметчиков. Вечером переправы были взорваны.

Всё произошло очень быстро. Еще вчера по улицам Ростова маршировали красноармейцы, а сегодня — хозяйничали немцы. В массе своей ростовчане пребывали в шоковом состоянии, не воспринимая действительность. Правда, старики поначалу оккупантов не боялись, видимо, памятуя о 1918 году, когда Ростов тоже был занят германцами. Тогда они вели себя мирно. В первый день немцев часто путали с местными милиционерами, которые носили шинели зеленого цвета, очень похожие на армейские шинели фашистов.

«Когда немцы входили в город, они особенно вокруг не смотрели. Но если им что-то мешало, стреляли, не обращая внимания, не разбирая, кто перед ними — женщина или ребенок. Как будто это неодушевленные предметы…», — так в книге профессора В. Смирнова. «Ростов под тенью свастики» описывал вхождение немцев художник В. Лемешев, в то время подросток.

Несмотря на то, что город был взят полевыми войсками, солдаты Клейста сразу же начали строить «Die neue Ordnung». Они разыскивали красноармейцев, в том числе раненных, которые не успели покинуть город, и расстреливали их. По рассказам очевидцев, очень много людей было расстреляно на 39 и 40 линии. Сразу же появились первые предатели, которые занялись доносительством, показывая карателям, где спрятаны раненые красноармейцы. Очень быстро было сформировано полицейское управление.

22 ноября 1941 года на стенах домов появились два плаката: «Жителям города Ростова-на-Дону. За каждого убитого немецкого солдата будут расстреляны 50 жителей. За каждого убитого немецкого офицера будут расстреляны 100 жителей» и «Все жители еврейской национальности должны носить желтые повязки, а на домах, где жили евреи, должны быть вывешены иудейские звезды. За невыполнение — расстрел».

Вскоре в центре города, у парка имени Революции, был убит немецкий офицер. Ночью все жители ближайшего квартала были расстреляны там же, где нашли убитого немца. Таких акций было несколько. Трупы не убирали до прихода частей Красной Армии.

Позднее, рассказывая о днях первой оккупации, свидетели тех дней говорили, что испытывали «страх господний». У немецких солдат совершенно не было человеколюбия. Убивали они просто и деловито. Офицеры не церемонились с теми, кто у них вызывал какие-либо подозрения. Они спокойно доставали пистолеты, подносили к виску несчастных, стреляли и шли дальше.

В это время на Левобережье Красная Армия начала дерзкое контрнаступление. Для сведения, танковая группа Клейста, известная еще, как 1-й танковая армия, до взятия Ростова за своими плечами имела ряд блестящих побед. Вместе с танками Гудериана 26 сентября 1941 года она окружила и уничтожила в киевском котле сразу 5 советских армий, пленив 600 тысяч красноармейцев. Затем 10 октября разгромила 18 армию генерал-лейтенанта А. К. Смирнова, еще 100 тысяч бойцов взяв в плен.

На ростовском направлении в группе Клейста было 8 дивизий, в том числе 3 танковых и 3 моторизованных. По данным армейских разведок штаба Южного фронта, ударный кулак немцев составляли 300 тяжелых и средних танков. Однако, захват Ростова в стратегическом плане означал формирование опасного для немцев ростовского мешка, но Клейст был уверен, что «русские не способны к таким действиям, как окружение».

Именно поэтому после стремительного взятия Ростова, ставкой решено было не ждать, пока немцы укрепят фланги. С севера, со стороны Каменска, Краснодона и Тацини в обход танков Клейста двинулась ударная группировка 37 армии, состоящая из 6 стрелковых, 3 танковых бригад и 3 бронепоездов. Воздушное прикрытие осуществляли 204 самолета. 22 и 23 ноября было произведено 649 самолето-вылетов.

Во многом благодаря авиации, ход сражения удалось переломить. Наши бомбардировщики под прикрытием истребителей буквально перемалывали немецкую бронетехнику дивизии СС «Викинг», было уничтожено 23 танка, 500 автомашин, 13 орудий, 4 бронемашины. Немецкая авиация имела низкую активность и не смогла обеспечить воздушное прикрытие своих частей. Сказывалось также мощное превосходство Красной Армии в артиллерии. Инициатива перешла на сторону красноармейцев, и это резко подняло моральных дух бойцов.

Впервые за 5 дней боев армия Клеста, как и 1-я горнострелковая дивизия, приданная ей, понесла большие потери: 62 танка и 8000 бойцов только на этом направлении. С выходом 37 армии на реку Тузлов появилась реальная угроза окружения армии Клеста: с юга — 56 и 9 армиями, с севера — 37 армией. Для перелома ситуации Клейстер направляет на встречу с 37 армией почти все свои силы, оставив в городе только одну дивизию СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер».

Все эти дни немцы пытались перегруппироваться и остановить 37 армию. Но открытая степь на этот раз стала союзницей русских. Советская авиация бомбила тяжелую артиллерию немцев, советская артиллерия разбивала немецкие танки, а советская бронетехника уничтожала немецкую пехоту. Резервы 1-й танковой армии были исчерпаны, но все-таки 27 ноября Клейстеру за рекой Тузлов удалось остановить 37 армию. Однако в этот день началось наступление 56 и 9 армий, которым Клейстер не мог уже противопоставить какие-либо значимые силы.

Гитлер, понимая стратегическую важность Ростова, как плацдарма атаки на Кубань и Кавказ, приказал не сдавать город. Успех этого сражения был неясен до 29 ноября, пока бойцы 51-й стрелковой дивизии не прорвались к Султан-Салы. Еще немного, и армия Клеста окончательно попала бы в Ростовский мешок. К этому моменту бойцы 230-го полка НКВД уже форсировали Дон по тонкому льду через остров Зеленый и сначала (28 ноября) вели тяжелые уличные бои. 29 ноября Ростов был окончательно освобожден.

Командующий группы «Юг» Герд фон Рундштедт, в состав которой входила армия Клейста, обратился к Гитлеру с просьбой оставить Ростов, дабы избежать более тяжелых последствий. Получив отказ, он на свой страх приказал Клейстеру отойти за реку Миус, и был отстранен от командования. В этом сражении Красная Армия потеряла 33,111 убитых и раненых. Потери 1-й танковой армии составили 20 тысяч убитыми и ранеными, а также 275 танков.

Таков был первый урок «русского» для непобедимого фельдмаршала Эвальда фон Клейста.

«Всё, что произошло в те дни в Ростове, прежде всего разгром немцев, являлось величайшим событием начала войны, — рассказывает Владислав Смирнов, профессор ЮФУ, известный краевед, автор книги „Ростов под тенью свастики“. — Впервые немцев разбили в открытом противостоянии, впервые был освобожден огромный город, и впервые с документальной точностью стало ясно, какое страшное бедствие гражданскому населению несёт фашистская оккупация. Победа под Ростовом дала моральную поддержку солдатам Красной Армии, которые неделю спустя начали наступление под Москвой. На Дону немцы навсегда потеряли ореол непобедимости».

Через полгода, 24 июля 1942 года фашисты вновь вошли в Ростов-на-Дону. Началась вторая оккупация, во время которой большинство жителей было уничтожено или угнано в Германию, а сам город практически полностью разрушен. Повторно Ростов-на-Дону был освобожден 14 февраля 1943 года.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня