18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Демарш актера: Матвиенко и Путин, заберите свои цацки!

Алексей Девотченко вернул звания, полученные из рук «лучших друзей артистов и художников»

  
369

В субботу заслуженный артист республики, дважды лауреат Государственных премий артист Алексей Девотченко отказался от вышеперечисленных званий. «Я не хочу носить больше гордое звание «Заслуженный артист РФ», полученное из рук Валентины Ивановны Матвиенко. К счастью, я лично не получил эту цацку, поскольку смылся в этот день на дачу. Мне потом уж передали, — пишет он в своем блоге в ЖЖ. — Я не хочу быть дважды лауреатом Гос. премии РФ, полученным из рук Владимира Владмировича Путина. В его, правда, самое раннее восшествие на престол. Стыдно.

Раньше-то всё с этим происходило просто — суровый голос диктора Кириллова по ЦТ зачитывал постановление ЦК, в котором все эти тонкости обговаривались… А теперь как? Судиться? Ха-ха-ха! С кем?! В общем, не хочу я быть ни тем, ни этим. Резонный вопрос возникает: почему вдруг сейчас снизошло на меня такое озарение? Отвечу просто, по-пацански: ДОСТАЛО В КОНЕЦ ВСЁ ЭТО ЦАРСТВО-ГОСУДАРСТВО. Своим враньем, круговой порукой, узаконенным грабежом, взяточничеством и прочими доблестями… А главное — НЕВОЗМОЖНОСТЬЮ играть свои спектакли. Выстраданные и любимые. Вот так".

Что случилось с Алексеем? Говорит ли в нем обида за что-то или это обостренная совесть художника? Корреспондент «Свободной прессы» связался с «отказником».

"СП": — Звание заслуженного артиста и госпремии можно рассматривать как оценку вашего труда и таланта, к которой ни Матвиенко, ни Путин не имеют отношения. Если звания, награды даются от имени народа, страны, то, возможно, и не важно, кто их вручал?

В этот период времени, который переживает наша страна, носить звание заслуженного артиста или быть лауреатом Государственной премии — это все равно так или иначе быть приближенным к власти, все равно звание дается властью. Поэтому косвенно приходится участвовать во всех мерзостях, которые творятся властью. Это значит косвенно поддерживать приговор Ходорковскому и Лебедеву, то, что происходило в станице Кущевская, то, что происходило на шахте «Распадской», о которой все забыли давным-давно. Это косвенно поддерживать уничтожение Петербурга, которое очень долго вела Валентина Ивановна и т. д. Это значит, быть согласным с убийством Политковской, Старовойтовой, скоро будем отмечать 15 лет этой страшной даты.

Но это сугубо мое личное мнение, упаси меня Бог призывать коллег последовать моему примеру. Потому что я знаю, что многие люди, очень достойные, мнение которых я очень уважаю, носят эти звания.

Для меня это звание не является чем-то таким стимулирующим, наоборот, я испытываю неловкость, когда читаю на афише или слышу: «Заслуженный артист Российской Федерации, лауреат Государственной премии»… В этом что-то есть от лукавого. Ни в одной стране мира нет подобных званий. «Народный артист Австрии Клаус Брандауэр» — это же звучит дико.

«СП»: — Вы ссылаетесь на общественно-политическую обстановку в стране. Но ведь лично вы этим поступком не можете ничего изменить, лбом стену не прошибешь, просто работайте на благо культуры и людей…

— Я, собственно, и работаю на благо культуры и людей, но пусть моя работа обойдется без лишних слов на афише. Да, я говорю о ситуации в стране. Но кто-то должен об этом говорить. В нашей так называемой культурной… тусовке.

«СП»: — А почему вы говорите, что невозможно в этом царстве-государстве стало играть спектакли?

— Это вообще долгий разговор. Существуют такие вещи, как отказ в аренде или наоборот, когда зал занят более важными делами. Сейчас в нашей стране начинается период такого поголовного безделья, мы начинаем готовиться к Новому году, к Рождеству, поскольку страна стала вдруг очень набожной. Поэтому сначала будем справлять католическое Рождество, потом наше, потом Крещение, потом — женский мартовский праздник, следом — 23 февраля, затем Пасха — будет долгое праздное времяпрепровождение, которое Салтыков-Щедрин называл русским досужеством. Поэтому те залы, в которых можно было бы играть, будут заняты всяким корпоративом, прочими увеселениями.

«СП»: — Вас впрямую не притесняют?

— Никаких цензурных ограничений пока еще я не испытываю. Были некоторые нюансы, так скажем. Вежливые отказы в аренде. Но это мелочи.

«СП»: — Скажите, пожалуйста, а вы как-то представляете себе процедуру отказа от звания и лауреатства? Или ограничитесь заявлением?

— Это заявление. У нас же все связано с чудовищной бюрократией и волокитой. Мне уже сказали, что надо писать какой-то запрос в какую-то администрацию. Я над этим подумаю. А пока просто перестану печатать звания на афишах.

«СП»: — Есть люди, которые считают ваш поступок настоящей гражданской позицией и благодарят вас за него.

— Я этому очень рад, что такие люди еще находятся. Очень рад. Хотя большинство считает наоборот.

Неожиданный поступок Алексея Девотченко не осталось незамеченным среди его коллег по «творческому цеху». Вот как на него отреагировал театральный и кинорежиссёр, заслуженный деятель искусств Российской Федерации РФ Юрий Мамин:

— Я думаю, что такое высказывание — это способ его социальной борьбы. Он человек неравнодушный к тому, что происходит. Можно жить потихонечку, обывательски, соглашательски, а тут у человека есть необходимость высказать своё нежелание мириться с тем, что его окружает. Он, конечно, имеет на это право. Другое дело, что он не революционер, он артист. Может отказаться от своих званий для того, чтобы обратить на это внимание. Мое отношение к званиям вообще довольно отрицательное, я считаю, что звание в нашей стране — это тоталитарный способ руководить артистами. Вот дает тебе звание государство, и вроде как против него уже выступать не будешь. А Роберт де Ниро — он что, заслуженный или народный артист? А Николсон? Ди Каприо? Нет, им не нужны звания для того, чтобы быть популярными, они своей работой это доказывают.

А у нас получается иногда довольно странная штука: «Здравствуйте, я народный артист!» — а я его никогда в жизни не видел. А он требует от меня ставки, ролей. А если человеку не дают вовремя за выслугу какое-нибудь звание, — он сразу инфаркт получает, обижается. Но, вообще, эти звания — глупость.

Точка зрения Алексея мне понятна. Он не хочет мириться с враньем. Он не разделяет тех ценностей, которые сегодня нам предлагают руководители государства. Недавно В. Чаплин говорил на встрече с Путиным, что нам не хватает сегодня справедливости. Все остальное вроде бы уже есть, а справедливости вот маловато. На что ему ВВП сказал: «Справедливость — это как? Всем поровну, что ли?». Тот ничего не смог ему ответить. Вопрос о ценностях остается открытым.

Мы вместе с Девотченко были на всех трибунах, когда город выступал против башни Газпрома. Он последователен в своих высказываниях. Пройдет время, посмотрим, чем это все обернется.

«СП»: — Вы его поддерживаете?

— Нет, я от звания не отказываюсь. Но я его получил не из рук Матвиенко и не от Путина. То было значительно раньше. Хотя какая разница, власть она и есть власть. Я прекрасно понимаю: пришло время, за выслугу звание дали… Раньше это влекло за собой какие-то определенные льготы, преимущества. Сейчас этого нет.

Поддерживаю ли я Девотченко? У меня другой способ усовершенствования государства: я хочу получить возможность снять картину, в которой должен высказаться, как сатирик. Пока не получается. Интересы государства в лице его чиновников, олигархов, направлены в совершенно другое русло — стяжательства, комфорта. У меня интересы абсолютно другие. В этом смысле мы с ними по разные стороны общественных интересов. Девотченко мне ближе, конечно. Но к чему приведут его высказывания? От этого не переменятся ни Путин, ни Матвиенко.

Из интервью Алексея Девотченко

— Недавно я перечитал Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», которое все по диагонали читали в школе. Тогда оставалось негативное впечатление скуки и тоски смертной, тем более что еще и язык — конечно, не церковно-славянский, но старый и требующий расшифровок. А сейчас, когда уже совсем другое восприятие мира — иная картина перед глазами возникла… На мой взгляд, это одно из лучших произведений русской классической литературы, но почему-то не востребованное.

— Лучшее — в смысле актуальное?

— Нет, вообще слово «актуальное» не люблю. Актуальное — это утром в газете, а вечером в куплете! Нет, «Путешествие из Петербурга в Москву» — вечное, как любое великое произведение. Литература на все времена, когда берешь книгу — читаешь и понимаешь, что написано про нас. Мне хочется обратиться именно к Радищеву, потому что кажется — он интересен и может быть востребован сегодня. И вдруг стало странно, почему это произведение обходят боком, бессмысленно изучают в школе, когда ученик еще не способен его понять и осмыслить в полной мере…

— Что для вас свобода?

— Интересный вопрос. Я чувствую себя свободным, играя на сцене. Артисту свобода — играть, ездить на гастроли, ставить что тебе хочется, сниматься там, где хочется, а не потому, что надо зарабатывать деньги. В общечеловеческом смысле — это свобода слова, которой нет, свобода печати, которой нет, свобода массовой информации, которой нет, свобода проведения митингов и пикетов — которой тоже нет. Я купил Конституцию РФ, которая стоит 31 рубль, просмотрел ее и обнаружил, что почти все права граждан не соблюдаются. Например, что я могу свободно пользоваться, производить и обмениваться информацией — где вы можете свободно это все сейчас делать? Почитайте — весьма тоненькая книжица. Свобода в нашей стране зависит от соблюдения Конституции, и неверен подход, когда люди отмахиваются от нее, а надо бы всем взять и почитать! Тогда и становится не по себе: там одно написано, а в жизни — другое.

Из досье «СП»

Алексей Валерьевич Девотченко родился в 14 октября 1965 года в Ленинграде. В 1990 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии им. Н. К. Черкасова (мастерская Аркадия Кацмана и Льва Додина).

Работал в ТЮЗе им. А. А. Брянцева, в Театре на Литейном, Александринском театре, БДТ им. Г. А. Товстоногова. В 1999 году получил Госпремию РФ за спектакль «P.S. капельмейстера Иоганна Крейслера, его автора и их возлюбленной Юлии», в 2003 — за исполнение роли И.А.Хлестакова в спектакле «Ревизор» (оба спектакля Александринского театра). В 2006 году — звание «Заслуженный артист РФ».

Играет моноспектакли «Концерт Саши Черного для фортепиано с артистом», «Дневник провинциала в Петербурге» по мотивам романа М. Е. Салтыкова-Щедрина, «Эпитафия» по прозе Эдуарда Лимонова и поэзии Тимура Кибирова, «Вальс на прощание» (по Бродскому). Сейчас — в труппе московского ТЮЗа. Репетирует «Записки из подполья» с режиссером Камой Гинкасом.

Снимался в фильмах: «Духов день», «Бандитский Петербург — 1,2», «По имени барон», «Последний поезд», «Конвой PQ-17», «Золотой теленок», «Убойная сила», «Агитбригада «Бей врага!», «Трудно быть мачо», «Не думай про белых обезьян», «Защита свидетелей», «Оправдание Гоголя», «Улицы разбитых фонарей», «Столыпин. Невыученные уроки» и других.

Девотченко является членом Объединённого гражданского фронта в Санкт-Петербурге, участником Маршей несогласных. 10 марта 2010 года подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти». Принимал участие в других политических акциях либерального направления.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня