18+
понедельник, 5 декабря
Общество

«Адмирал Кузнецов» защитит Сирию вполсилы

Даже усилиями трех флотов Россия не готова дать достойный ответ Западу

  
2027

Во вторник, 6 декабря, из Североморска в Средиземное море вышел отряд боевых кораблей во главе с единственным российским авианосцем «Адмирал Кузнецов». В охранении флагмана — большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко». В ордере следуют суда обеспечения — спасательный буксир «Николай Чикер», танкеры «Сергей Осипов», «Вязьма» и «Кама». В Средиземном море они пробудут до февраля.

В Министерстве обороны РФ уверяют, что нынешний поход североморцев никак не связан с событиями в Сирии, хотя и не отрицают: в сирийский порт Тартус отряд зайдет. Но — подчеркивают в военном ведомстве — лишь для пополнения запасов. Однако многие сомневаются в искренности этих заверений. Тем более, что запланированные учения и вправду выглядят впечатляюще по нынешним российским военно-морским реалиям. 4 декабря навстречу отряду кораблей и судов Северного флота из Севастополя вышел сторожевой корабль «Ладный». Одновременно стало известно, что в Балтийске к выходу в океан готовы сторожевой корабль «Ярослав Мудрый» и танкер «Лена». Следом пришло сообщение о поставке в Сирию «не менее двух» противокорабельных комплексов «Бастион», вооруженных 36 ракетами «Яхонт» каждый.

При этом ситуация вокруг Сирии продолжает закручиваться в Гордиев узел. Складывается впечатление, что желающие его разрубить уже выстраиваются в очередь. Так,верховный комиссар по правам человека ООН Нави Пиллай заявила, что непрекращающееся с марта противостояние в Сирии приобрело все черты гражданской войны. На эту же тему выступил премьер-министр Ирака Нури аль-Малики: «Убийство или отстранение от власти президента Башара (Асада), в любом случае, приведет к борьбе внутри страны между двумя группами, которая окажет влияние на весь регион». Малики явно имеет в виду зреющий в Сирии конфликт между суннитами и шиитами.

Словом, даже если и впрямь выход нашей корабельной авианосной группы в Средиземное море был запланирован задолго до того, как здесь обозначилась новая чрезвычайно «горячая точка», наши военные моряки в районе конфликта появятся очень вовремя. Достаточно ли этого, чтобы предотвратить зреющую войну? Тут, конечно, есть вопросы…

Да, авианосец — это, на первый взгляд, серьезно. Несерьезным выглядит другое: источник в Министерстве обороны РФ сообщил, что на борту отправляющегося едва ли не на войну «Кузнецова» всего восемь истребителей Су-33, «несколько» МиГ-29К (по другой версии — штурмовиков Су-25УТГ) и два вертолета Ка-27 (хотя корабль рассчитан на 26 самолетов и 24 вертолета). Для сравнения: новейший многоцелевой ударный атомный авианосец ВМС США «Джордж Буш», который недавно подходил к территориальным водам Сирии, несет на борту около 70 самолётов и вертолётов, не говоря уже о том, что его охранение составляют 2 ракетных крейсера и 2 ракетных эсминца.

В пресс-службе Северного флота отказались пояснить, почему столь куцым оказалось авиакрыло «Кузнецова». Между тем, известно, что в составе нашего единственного корабельного истребительного авиаполка — 279-го отдельного гвардейского — порядка двух с половиной десятков Су-33. Почему же большинство из них решено оставить на берегу? За ответом пришлось обращаться к известным военным экспертам.

Заслуженный летчик-испытатель, Герой России, полковник Магомед Толбоев:

«СП»: — Магомед Омарович, почему на борту нашего авианосца так мало самолетов?

— Потому что у нас нет такого их количества, чтобы обеспечить полную боевую готовность корабля. У нас недокомплект по боевому расчету в любом авиаполку.

«СП»: — На следующий год запланирована поставка 90 новых и модернизированных самолетов.

— Говорить можно что угодно. Будет ли выполнено? Все эти годы гособоронзаказ хронически не выполняется.

«СП»: — А пилотов, имеющих достаточную квалификацию, чтобы летать с «Кузнецова», у нас достаточно?

— И подготовленных пилотов слишком мало. Недокомплект летного состава и на «Кузнецове», и в целом по авиаполкам.

Слова полковника Толбоева подтверждаются и августовской новостью газеты «Рио Североморск» — в этом городе расположена главная база североморцев: «На полигонах боевой подготовки Северного флота в Баренцевом море на ТАКР „Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов“ продолжаются плановые тренировки летчиков отдельного корабельного истребительного авиаполка СФ… Количество авиаторов, сажавших боевой самолет Су-33 на палубу крейсера, немногим превышает два десятка. 17 августа их славная когорта пополнилась еще одним асом».

О гордости российских оружейников — ракете «Яхонт» — корреспондент «СП» побеседовал с бывшим командующим 5-й оперативной Средиземноморской эскадрой, бывшим начальником Главного штаба ВМФ, адмиралом Валентином Селивановым:

«СП»: — Вы командовали эскадрой в 80-х годах. «Яхонты» — разработка конца 70-х. Эти ракеты уже стояли на вооружении?

— Нет, «Яхонтов» тогда еще не было, но сказать могу с уверенностью: наши советские, русские ракеты — замечательное оружие. Если ими бьют, они попадают в геометрическую середину цели.

«СП»: — Недавно к территориальным водам Сирии подходил авианосец «Джордж Буш». «Яхонты» смогут обеспечить защиту страны от этого корабля?

— Одна-две ракеты проблему не решат: авианосная ударная группа столько сбивает элементарно. «Яхонты» — замечательные ракеты. Но неуничтожаемых носителей не бывает. Здесь нужно расчетное количество ракет. Это задача для военных. Сколько надо ракет для этого авианосца я знаю, но сообщить не могу.

«СП»: — Хорошо, но двух комплексов «Бастион» достаточно для обороны сирийского берега?

— В нынешних условиях два комплекса — это солидная вещь. Если их правильно использовать и уберечь от ударов противника, т.е. обеспечить боевую устойчивость, это будет серьезно. Для Сирии это замечательно.

«СП»: — Появились неофициальные сообщения, что на борту «Адмирала Кузнецова» будет всего восемь Су-33 и несколько МиГ-29К. Вы что-нибудь знаете об этом?

— Сколько самолетов в авиакрыле «Адмирала Кузнецова» мне неизвестно. Но как только он выйдет в море, сразу западная разведка все узнает. Норвегия, Англия, Италия всю технологию уже отработали, и через несколько дней все станет известно.


Какой мощью обладает один ракетный комплекс «Бастион», станет ясно, если посмотреть, что включено в его состав:

Четыре самоходные пусковые установки (СПУ) на шасси «МАЗ» (каждая несет три «Яхонта» и может переводиться из походного в \боевое положение за 5 минут), 1−2 машины боевого управления, 1 машина обеспечения боевого дежурства, 4 транспортно-заряжающие машины и, при необходимости, вертолетный комплекс целеуказания. Комплекс способен в течение 30 суток нести боевое дежурство в заданном районе. Интервал старта крылатой ракеты при залповой стрельбе из одной СПУ — 2,5 с., то есть 2 «Бастиона» меньше чем за 10 секунд могут послать к кораблям противника 24 ракеты. Дальность поражения — 300 км, боевая часть 300 кг. Ракета меняет траекторию своего полета: на его нижнем участке высота — всего 5 метров над водой, что значительно усложняет задачу ее обнаружения и уничтожения. Итальянская газета «Rinascita» даже написала объемную восторженно-пугающую статью, посвященную возможностям этой ракеты (перевод «ИноСМИ»).


Мнение руководителя Центра военного прогнозирования, кандидата военных наук, полковника Анатолия Цыганка:

— Дело в том, что дальность действия комплекса «Бастион» позволяет ему держать под прицелом чуть ли не половину Средиземного моря. Помимо поставок этого оружия, мы не отказываемся от нашей базы в Сирии. Более того, в последние два года мы углубляли дно: если в 1995 году к этой базе могли подходить только корабли 3-го ранг

а, то сейчас — корабли 1-го ранга, хотя для «Кузнецова» там все равно места мало: он будет стоять на рейде.

Надо четко понимать, что силовое решение сирийской проблемы уже где-то на носу. Арабы уже объявили, что они прекращают всякое сотрудничество с этой страной. К счастью, сирийцы знали, что это произойдет, и вывели из этих стран 95% своих средств. Другой очень важный момент состоит в том, что восемь государств уже вывели свои посольства из Ирана и вывели их из Сирии. Сейчас мы видим примерное повторение ливийского сценария: критика со стороны международного сообщества, всеобщее осуждение, разжигание беспорядков в стране, натовские корабли у берегов, и, вероятно, вооружение противников действующей власти. Но я думаю, что ни Россия, ни Китай больше на поводу у Совета Безопасности ООН не пойдут. Если в Ливии мы потеряли примерно 2,5 миллиарда долларов, то в Сирии и сумма выше, и помимо этого, там проживает от 110 до 120 тысяч российских граждан.

«СП»: — Почему на «Кузнецове» так мало самолетов?

— Я думаю, что просто технически не успели отремонтировать: крейсер нужно было срочно выпускать в море, а самолеты не успели поставить. Серьезный ремонт — это длительный процесс продолжительностью от полугода и стоимостью более 10−15 миллионов рублей.

«СП»: — «Яхонты» действительно являются таким грозным оружием, как нам представляют?

— Поверьте, если бы Россия поставила Каддафи «Яхонт», натовский флот так спокойно в Средиземном море бы не действовал. Есть еще один интересный момент. Над Средиземным морем куча разведывательных спутников. Я вполне допускаю, что Россия следит за американскими кораблями и предоставляет всю информацию о них в штаб сирийской армии.


О том, как это делалось раньше, в 70-х годах прошлого века — в воспоминаниях адмирала Валентина Селиванова:

«Все время там находились два американских авианосца. Одна авианосная группа в районе базирования в Неаполе, другая в Хайфе, в Израиле. У меня силы стояли так, что одна часть находилась в районе Туниса, другая в заливе Мерса-Матрух. Каждая часть была нацелена на свою авианосную группу (АУГ) противника. Каждый авианосец сопровождался нашими АПЛ с крылатыми ракетами. Рядом с авианосцем всегда находился наш корабль слежения, который засекал каждый взлет американского палубного самолета и передавал эти данные на лодки. Кроме лодок, каждый авианосец сопровождался нашими КУГами, корабельными ударными группами. Если это крейсер, у которого дальность ракет триста-триста пятьдесят километров, то он и идет на удалении километров триста от АУГ (авианосной ударной группы) противника. Я старался так распределять силы, чтоб на каждый американский авианосец было нацелено не меньше чем по тридцать наших ракет, с готовностью к пуску ракет в две минуты. И я каждый час выдавал всем средствам эскадры обновленное целеуказание, противник был постоянно на прицеле. И мы, конечно, тоже были на прицеле у американцев.

При этом двадцать пять процентов, то есть каждая четвертая из наших ракет, были снаряжены ядерными боеприпасами. Вот есть на лодке восемь ракет, из них две с ЯБП. На «Славе» — шестнадцать ракет, из них четыре с ЯБП. Советский Союз взял в свое время на себя обязательство первым ядерное оружие не применять. Но трудно сказать, как бы это выполнялось во время войны. К примеру, если в бою я свои ракеты с обычным боеприпасом уже все выпустил, а меня продолжают со всех сторон атаковать, и никто мне не может помочь. Как можно прекратить сопротивление, не израсходовав свою главную ударную мощь?

Наши расчеты показывали, что в те годы их АУГ была способна гарантированно сбить двадцать две ракеты. Уже двадцать третью ракету авианосец ловит бортом. Двадцать четвертую опять могли сбить, но потом и три подряд пропустить и так далее. То есть при превышении двадцати двух ракет в одновременном залпе мы уже с высокой степенью вероятности поражали основную цель — авианосец. Поэтому мы считали, что тридцать ракет должны быть всегда готовы к пуску. Но я, честно говоря, никогда не верил, что американцы действительно смогут сбить все первые двадцать две ракеты. Уверен, что это число не превысило бы и десяти…

При этом наши ракеты — умные, они, если встречают менее интересную цель, то пропускают ее, ищут что-нибудь покрупнее. Если на пути к авианосцу стоит эсминец, то ракета его с правого или с левого борта обойдет, и полетит в ту цель, у которой отражающая поверхность больше, то есть найдет-таки авианосец. Причем точность наших ракет просто феноменальная. Я видел десятки учебных пусков ракет и почти всегда они попадали не просто в мишень, а еще и в геометрическую середину цели.

Был такой случай, наш эсминец, 956-го проекта продали китайцам. И там, в Китае проводили первые стрельбы, на которых присутствовали и наши специалисты. Китайцы поставили цель: списанный танкерок на тысячу-полторы тонн. Обычно мишень ставят на двух якорях, чтоб работающая ширина мишени была большой. Но тут этот танкерок с кормовой бочки сорвался и встал к стреляющему эсминцу кормой так, что ширина мишени получилась не больше пятнадцати метров, причем танкерок, видимо, был дырявый, постепенно оседал в воде и к моменту пуска у него сильно задрался нос. Так вот, наша ракета попала точно в середину палубы, в надстройку, пробила ее насквозь, прошла сквозь корпус и разворотила нос танкера по форштевню. Китайцы были потрясены.

На подводных лодках ракеты стояли еще «умнее». Если командир решит сделать залп сразу восемью ракетами, то он их отстреливает одну за одной, потом ракеты сами в небе выстраиваются в боевой порядок, и только потом идут к цели.

Бывали подведения итогов, когда докладывали, что все пуски ракет — стопроцентное попадание. Иногда, довольно редко, могли быть проблемы с самой ракетой при старте, отказ движка или какой-то системы. Но уж если наша ракета вышла на курс, то можно быть уверенным — цель свою она найдёт и обязательно в геометрическую середину попадет.

Так что мы своим оружием гордились, наше оружие уважали.

Поэтому я уверен, что американцы в случае войны никогда бы наши двадцать две ракеты не сбили! А их, как я уже говорил, на каждую АУГ было минимум по тридцать! И это был 1977−78-й годы. Потом у нас выучка и возможности вооружения только улучшалась".

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня