18+
суббота, 3 декабря
Общество

До 2015 года Россия может не дожить

Играя мускулами, Путин навязывает обществу шоу вместо реальных действий по обеспечению экономической безопасности

  
1278

«Волна глобального цунами, способная вдребезги разнести российскую экономику, стремительно приближается», — считает директор «Центра региональной и инновационной политики», доктор экономических наук Ирина Бойко. По её предположениям, в такой ситуации Россия может попросту не дожить до 2015 года.

«СП»: — Неужели так плохи у нас в стране дела с экономикой, Ирина Викторовна? Премьер-министр Владимир Путин, несмотря на своё недавнее гебэшное прошлое, всё-таки кандидат экономических наук, и регулярно повествует народу о «чудесных преобразованиях» в промышленности, торговле…

— Многие впечатляющие эффекты создаются за счет поддержания относительно стабильного валютного курса рубля. В реально успешных экономиках вес национальной валюты повышается только в результате стабильно растущего экспорта готовых товаров. В России же сегодня преобладают, увы, манипуляции с валютными резервами Центробанка. Только за один короткий период с 1 сентября по 20 октября нынешнего года на валютные интервенции было потрачено 14 млрд долларов из резерва ЦБ РФ. И здесь появляется еще один сопутствующий эффект — подобным образом сдерживается рост инфляции. Завышенный валютный курс страны имеет дефляционный эффект. «Подсобила» России и Белоруссия со своей ослабевшей в последние месяцы валютой.

«СП»: — А что будет, когда нечем станет поддерживать курс?

— Здесь есть о чем задуматься. На 1 апреля 2011 года совокупный внешний долг России составил 504 млрд долларов. Это меньше, чем золотовалютные резервы Центробанка. Но, похоже, иссыхает источник живительной денежной влаги! Не говоря уже о том, что во всем мире идет повсеместный поиск альтернативы российским энергоносителям (вот он, результат объявления России «энергетической сверхдержавой»!). Как результат — неизбежное со временем падение спроса на нефть, а также цены на неё.

«СП»: — Ни для кого в России давно не секрет, что большая часть отечественной валюты, заработанной на продаже нефти, расходуется правительством для оплаты импортных товаров. Завозится всё — от продовольствия до медикаментов. На ваш взгляд, нам без «иноземного» совсем никак нельзя?

— От импорта мы отказаться уже не можем. Что называется, «подсели»! По данным Федеральной таможенной службы, за период с января по август 2011 года рост экспорта составил 33%. А импорта - 37,5%. Ещё несколько цифр: за период с марта по сентябрь 2011 г. на импорт важнейших товаров ушло у нашего правительства 221 млрд долларов, а за аналогичный период 2010 года — 135,5 млрд долларов. То есть, рост составил 63% в сравнении с предыдущим годом и почти 120% по сравнению с годом 2009-м. Профицит во внешней торговле еще сохраняется, но его резервы тают. Как бы не пришлось потом выбирать между покупкой импортного мяса или лекарств и выполнением обязанностей суверенного должника. Хуже ситуация была разве что в царской России в преддверии революции 1917 года. Нас убеждают в том, что, несмотря на сложную и неопределенную ситуацию в Европе, в США, российская экономика оказалась весьма устойчивой к кризису и даже показала неплохие результаты роста. Но сырьевая экономика не может быть устойчивой. Даже начинающий экономист может показать практически «на пальцах», что такая экономика несет в себе бремя внешнеторговой несбалансированности, внешнего долга, девальвации валюты, и, следовательно, инфляции, безработицы, других экономических «прелестей». Хуже того, в условиях начавшейся в мире локализации банковского сектора, за которой может последовать торговая и производственная локализация, может возникнуть серьезная угроза для нашего потребительского рынка.

«СП»: — К слову, о банках. Это верно, что под давлением правительственных рекомендаций банки некоторых ведущих стран мира сворачивают свои зарубежные вложения, как о том пишут европейские таблоиды?

— Да! Вот только несколько примеров. Итальянский UniCredit и немецкий Commerzbank недавно заявили, что сократят кредитование за пределами национальных рынков. Французские банки ушли с азиатского и австралийского рынков синдицированного кредитования, где занимали около 10%. В октябре 2011 г. BNP Paribas отказался дать $ 300,3 млн долларов в синдицированный кредит для Seven West Media. Центральный банк Австрии распорядился, чтобы национальные банки — Raiffeisen Bank International, Erste Group и Bank Austria (принадлежит UniCredit) ограничили кредитование в своих центрально- и восточноевропейских филиалах. За этим может последовать торговая, производственная локализация и возникнет серьезная угроза для потребительского рынка. Мы же зависим от импорта продовольствия, а нефтью сыт не будешь и на хлеб ее не намажешь. Мировой рынок стремительно меняется, и если раньше можно было продать нефть в Европе, а ввезти эквадорские бананы и парагвайский чай, то приходит время задуматься о продовольственной безопасности. Нам есть о чем задуматься в эпоху кризиса, когда колебания валютных курсов разрушают мировую торговлю, протекционистские барьеры ведут к развертыванию «торговых войн», а страны стремятся ограничить экспорт экономически, социально и политически важных товаров первой необходимости.

«СП»: — Что же из всего этого следует, Ирина Викторовна?

— Кремлевские политики навязывают обществу увлекательное зрелище вместо реальных действий по обеспечению экономической безопасности. Волна приближается, а наше внимание здесь, на спокойном пока ещё берегу, отвлекает на себя человек, для которого популизм стал орудием достижения основной цели — сохранения политического долгожительства своей системы. Которая, кстати говоря, сама сделала немало для того, чтобы экономика стала весьма уязвимой к негативным воздействиям внешней среды. Нам действительно нужна сильная Россия, но потрясения уже накатывают на страну. Нельзя наблюдать за ними в лежачем положении. Игра мускулами на тренированном теле премьера Путина, может на время убедить публику в светлом будущем, но, к сожалению, никак не усмирить природную стихию. Её можно одолеть только национальным интеллектом, а не театрализованными предвыборными представлениями. «Раскачивать лодку» в шторм действительно опасно, но, не готовя её к ударам стихии, иными словами, не производя существенных кадровых перестановок, можно уйти под воду.

«СП»: — А что дадут кадровые перестановки, если экономический курс в принципе неверный — как вы это доказываете, Ирина Викторовна?

— Нужно уходить от монетаризма и тех «специалистов», которые способны только лишь управлять финансовыми потоками в условиях экономического штиля. Необходимо создание мозгового центра по разработке стратегии развития реального сектора экономики, где вместо «пузырей», пускаемых монетаристами, производятся реальные, ощущаемые на вкус, цвет и запах товары. Политика должна концентрировать вокруг экономической линии, способной уберечь страну от цунами. Опасно игнорировать рыночные угрозы, спасая политическое «статус кво». Политика должна быть поставлена в зависимость от решения экономических задач. А не наоборот.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня