18+
суббота, 10 декабря
Общество

Привет Черчиллю от Сталина

В декабре 1941 года из СССР была выдворена группа английских шпионов

  
193

Успешное контрнаступление советских войск под Москвой, а также крупное поражение американцев от Японии в Перл-Харборе 7 декабря 1941 года вынудили союзников СССР по антигитлеровской коалиции, занимавших до этого выжидательную позицию, активизировать дипломатическую деятельность. Ранним утром 15 декабря в Москву прибыл посланник Черчилля — министр иностранных дел Великобритании Антони Иден. Как выяснилось позже, цели визита были далеки от оказания помощи СССР в борьбе с фашизмом.

Иден в Клину

Перед переговорами Идена со Сталиным советское правительство постаралось обогатить высокопоставленного английского чиновника личными впечатлениями о ходе победоносных боев под Москвой. Как раз к утру 15 декабря наши войска полностью очистили Клин. В тот же день к зданию Клинской военной комендатуры подкатила колонна легковых автомашин. Из них вышли гости — в шубах и теплых пальто, закутанные в разноцветные шарфы, с фотоаппаратами и записными книжками. Побеседовав с командирами и осмотрев город, Иден и его спутники совершили поездку к линии фронта. Впрочем, это мало походило на поездку: шоссе на протяжении десяти — пятнадцати километров было завалено разбитой фашистской боевой техникой, и гостям пришлось не столько ехать, сколько идти пешком. Англичане увидели тысячи трупов, подбитые танки, исковерканные орудия, бронемашины, транспортеры с штабным имуществом и награбленным у мирных жителей добром.

Генерал армии Дмитрий Лелюшенко впоследствии вспоминал: «Нам то и дело попадались группы пленных фашистов. Иден пытался говорить с ними. Пленные отвечали в один голос:

— Гитлер капут!

В Клину англичане устроили пресс-конференцию, а потом направились обратно в Москву.

— Вэри гуд! Вэри уэл! Олрайт! — произносили Иден и его спутники, прощаясь с нами".

Вскоре в «Правде» было опубликовано заявление А. Идена с впечатлениями о поездке в Клин: «Я был счастлив увидеть некоторые из подвигов русских армий, подвигов поистине великолепных».

В тот же день премьер-министр Великобритании Черчилль телеграфировал Сталину: «Невозможно описать то чувство облегчения, с которым я каждый день узнаю о Ваших замечательных победах. Я никогда еще не чувствовал себя столь уверенным в исходе войны».

Странные переговоры

Тем не менее, инструкции, которые получил Иден для переговоров, имели, очевидно, далеко не дружественную по отношению к СССР направленность.

Конечно, для Сталина в первую очередь стоял вопрос о непосредственном подключении Англии к участию в войне против гитлеровской Германии, об отправке британских войск на советско-германский фронт. Через Идена английское правительство предложило послать британские войска на Кавказ для «охраны нефтяных районов», а также в северную часть Ирана, с тем чтобы находившиеся там советские войска, как и высвобождавшиеся в таком случае советские гарнизоны на Кавказе, были использованы в действующей армии на советско-германском фронте. Получалось, что для ведения гарнизонной службы на советской и иранской территориях Англия могла выделить войска, а для боевых действий на советско-германском фронте войск «не находилось». Советское правительство отклонило это сомнительное предложение.

Больше всего Идена интересовал вопрос о помощи СССР в войне США с Японией. В частности, Иден сказал, что премьер-министр Черчилль хотел бы знать позицию Советского правительства по перспективам вступления СССР в войну на Дальнем Востоке.

— Если Советский Союз сейчас объявит войну Японии, — сказал Сталин, отвечая Идену, — то нам придется вести настоящую войну на суше, в воздухе и на море. Следовательно, мы должны тщательно взвесить и учесть те силы, которые будут включены в борьбу. Многое зависит от того, как развернется война против Германии. Если на немцев будет оказан сильный нажим, то не исключено, что они побудят японцев напасть на нас, и в этом случае нам придется сражаться. Но мы предпочли бы, чтобы это произошло возможно позже…

Тут содержался довольно прозрачный намек на то, что вся ситуация во многом зависит от готовности западных держав предпринять активные действия против гитлеровской Германии. Иден, конечно, понял это и не стал развивать эту неинтересную для него тему.

Миссия Идена в полной мере показала эгоизм позиции Черчилля в отношениях с СССР, его двуличие в проведении политики противостояния фашизму. Сталин передал премьер-министру Англии соответствующий привет.

Конец резидентуры союзников

Вслед за отбывшим восвояси Иденом из СССР были выдворены пять английских шпионов, которых до нужного момента держали под колпаком наши контрразведчики.

В поле их зрения давно попал заместитель начальника морской группы английской военно-морской миссии в СССР капитан 2 ранга Дерек Уайберд. Контрразведчики обратили внимание на то, что этот офицер старается как можно чаще посещать советские корабли и аэродромы, проявляет при этом излишнее внимание к специфическим вопросам технического оснащения, боевой подготовки.

Наши спецслужбы навели справки. Выяснилось, что Дерек Уайберд родился в 1904 году в Лондоне. Достаточно хорошо владеет русским языком, который изучал в 1933 году в течение девяти месяцев в Таллинне. В то время этот город являлся центром подготовки английских и американских разведчиков русского направления.

За Уайбердом начали вести постоянное наблюдение. Уже 6 сентября 1941 года начальник 1-го управления наркомата ВМФ контр-адмирал Николай Зуйков доложил командованию: «Уайберд находился в Севастополе (с 11 по 21 августа 1941 года) исключительно для организации и направления разведывательной работы прибывших сюда офицеров — капитанов Фокса, Эмброуза и лейтенанта Пауэлла. Прибывающие в СССР английские офицеры становятся информаторами Уайберда и осуществляют с ним связь, используя для этого шифр. Вывод: Уайберд — профессиональный разведчик, имеющий солидный стаж работы в этой области и хорошую спецподготовку. Имея дипломатическую визу и являясь членом военной миссии, использует свое положение для организации разведывательной сети в нашей стране». Так возникло «дело английских офицеров».

Наши контрразведчики взяли в разработку группу капитана Фокса. Выяснилось, что этот офицер также проходил разведподготовку в Таллине. Знает русский и немецкий языки. Наводит справки о строящихся кораблях, их тактико-технических данных. Очень интересуется укреплениями Севастополя, военной авиацией. Выяснилось также, что Фокс имеет постоянную радиосвязь шифром с Уайбердом и военно-морским командованием в Александрии.

«Шпионские гены» обнаружились и у капитана Эмброуза. По линии внешней разведки было выяснено, что он проходил подготовку в Таллинском разведцентре одновременно с Уайбердом, также является профессиональным разведчиком.

25 сентября 1941 года в адрес наркома ВМФ Николая Кузнецова поступило спецсообщение от начальника 3-го управления НК ВМФ СССР контр-адмирала Андрея Петрова «О проведении разведывательной деятельности на Черноморском флоте представителями английской военно-морской миссии». В нем, в частности, отмечалось: «Оставшиеся на Черноморском флоте представители английской военно-морской миссии Фокс и Эмброуз продолжают усиленно заниматься разведывательной работой. Путем личного наблюдения и бесед с командным составом они пытаются подробно выяснить, какое вооружение имеется на том или другом корабле, их тактические и ходовые качества».

Наиболее серьезную информацию о шпионской деятельности миссии «накопал» агент 3-го отдела Беломорской военной флотилии, подписывавший свои донесения фамилией Смыслов. Он сумел войти в доверие к старшему помощнику командира английского тральщика «Брамбл» капитан-лейтенанту Бенсону. Этот тральщик базировался в Архангельском порту у причала под названием «Экономия». «Смыслов» часто бывал на корабле и даже выпивал со своим новым «приятелем». Однажды во время очередного возлияния капитан-лейтенант Бенсон отлучился в корабельный туалет. «Смыслов» покопался у него в столе и нашел необычную книгу, изданную миссией на английском языке под названием «Кольский полуостров и Архангельск». Каждая страница в ней была заполнена лишь частично. Оставшееся место разграфлено, и туда корабельные офицеры должны были заносить добываемую ими развединформацию.

В своем донесении 21 ноября 1941 года «Смыслов» писал: «В книге имелись следующие разделы: население, топография полуострова, подробное описание побережья, бухт. Состояние медпунктов. Перечень госпиталей в городах и портах. Почтовая связь, железные дороги, грунтовые дороги, внутриводные пути. Сигнальная, телефонная и радиосвязь. Береговые посты наблюдения и связи. Описание портов: Полярный, Мурманск, Кандалакша, Архангельск, Молотовск, Иоканьга и др. Авиация. Береговая оборона Кольского полуострова, Мурманска и Архангельска. Планы портов: Мурманска, Архангельска, Молотовска. Фотоснимки: Мурманска, Архангельска и других прибрежных местностей (всего около 30 фото).

Из-за недостатка времени (всего имел 15−20 минут) я не смог детально просмотреть весь текст книги и в особенности сводные таблицы по всем портам, но обратил внимание на то, что разделы имели примечание примерно следующего содержания: что «офицерам, пребывающим в России, следует уточнить и дополнить указанные в графах данные». Многие из них уже были заполнены чернилами от руки".

Вся эта история очень пригодилась в связи с «пустым» визитом Идена. Английских шпионов срочно задержали и выдворили из СССР. Этим щелчком по носу Сталин дал понять Черчиллю, что он может пойти и дальше.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня