18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Гибель линкора «Императрица Мария»

95 лет назад на рейде Севастополя взорвался и затонул самый крупный корабль Российского флота

  
940

Линейный корабль «Императрица Мария» был заложен на верфи Николаева 100 лет назад — в июне 1911 года. Спущен на воду осенью 1913 года, а в июне 1915 года начал боевую службу на Черноморском флоте. На тот момент это был самый современный корабль в Европе. Он имел водоизмещение 25 465 тонн, длина линкора составляла 168 метров, ширина 27,4 метра, осадка 8,7 метра. Мощность 4-вальной паротурбинной установки — 26 000 л.с., скорость 21 узел. Броня до 262 мм. Вооружение: двенадцать 305-мм и двадцать 130-мм орудий, восемь 75-мм зенитных пушек, 4 торпедных аппарата.

Боевые походы

К тому времени на Черном море хозяйничали прорвавшиеся через черноморские проливы германский линейный крейсер «Тебен» и сопровождающий его легкий крейсер «Бреслау». На «Императрице Марии» сразу же поднял свой флаг командующий Черноморским флотом адмирал Александр Колчак. Линкор начал активные боевые действия против германо-турецкого флота. Залпы орудий главного калибра быстроходного линейного корабля положили конец наглым действиям германских крейсеров в черноморских водах.

Вскоре к «Марии» присоединился однотипный линкор «Екатерина Великая». С июня по октябрь 1916 года эти корабли совершили 24 боевых похода, чем полностью сковали деятельность вражеского флота.

16 взрывов

7 октября 1916 года в 00 часов 20 минут на стоявшем в Северной бухте Севастополя линейном корабле «Императрица Мария» прогремел взрыв. Затем в течение 48 минут — еще пятнадцать. Корабль резко наренился на правый борт и перевернувшись затонул. Русский военный флот потерял в то утро 217 моряков и мощнейший боевой корабль.

Для выяснения причин гибели линкора была назначена комиссия Морского министерства, которую возглавил член Адмиралтейств-Совета адмирал Н.М. Яковлев. В годы русско-японской войны он командовал броненосцем «Петропавловск» и находился на командирском мостике броненосца, который ушел на дно после взрыва на японской мине вместе с адмиралом С.О. Макаровым и штабом 1-й Тихоокеанской эскадры. Сам капитан судна был выброшен взрывной волной с мостика и подобран шлюпкой, посланной с одного из крейсеров эскадры для спасения экипажа «Петропавловска». Членом комиссии был и известный кораблестроитель, член Академии наук России А.Н. Крылов, который стал автором заключения, одобренного всеми членами комиссии.

Версии трагедии

Комиссия рассмотрела три версии трагедии: самовозгорание пороха; небрежность в обращении с огнем или порохом; злой умысел.

Однако после рассмотрения всех трех версий комиссия заключила, что «прийти к точному и доказательно обоснованному выводу не представляется возможным, приходится лишь оценивать вероятность этих предположений, сопоставляя выяснившиеся при следствии обстоятельства».

Параллельно расследованием занимались Севастопольское жандармское управление, возглавляемое полковником Редловым, и созданное в конце 1915 года при штабе командующего Черноморским флотом самостоятельное контрразведывательное отделение, начальником которого был прикомандированный к Севастопольскому жандармскому управлению ротмистр Автамонов.

Через неделю после взрывов Редлов доложил начальнику штаба Черноморского флота: «В матросской среде определенно держится слух о том, что взрыв был произведен злоумышленниками с целью не только уничтожить корабль, но и убить командующего Черноморским флотом, который своими действиями за последнее время, а особенно тем, что разбросал мины у Босфора, окончательно прекратил разбойничьи набеги турецко-германских крейсеров на побережье Черного моря, кроме того, он своими энергичными действиями в этом направлении вызвал недовольство в командном составе, особенно у лиц с немецкими фамилиями, которые при бывшем командующем флотом (адмирале Эбергарде. — С.Т.) абсолютно ничего не делали».

Однако и шпионская версия не нашла достаточных подверждений.

Документы ОГПУ

В Центральном архиве ФСБ хранятся документы, свидетельствующие о том, что советские спецслужбы тоже расследовали дело о гибели «Императрицы Марии». Из них явствует, что в 1933 году органами ОГПУ Украины в Николаеве была разоблачена резидентура немецкой разведки, действовавшая под прикрытием торговой фирмы «Контроль-К», возглавляемой Виктором Эдуардовичем Верманом, 1883 года рождения, уроженцем города Херсона, проживавшим в Николаеве и работавшим начальником механосборочного цеха «Плуг и молот». Цель организации — срыв судостроительной программы набирающего мощь военного и торгового флота Советского Союза. Конкретные задачи — совершение диверсий на Николаевском заводе имени Анри Марти, а также сбор информации о строящихся там судах, большинство из которых были военными. Этот крупнейший судостроительный завод страны образовался на базе того самого Русского судостроительного акционерного общества «Руссуд», со стапелей которого сошли «Императрица Мария» и однотипный линкор «Александр III». В ходе следствия выяснилось много интересных фактов, уходящих корнями в дореволюционный Николаев.

Оказалось, что Верман являлся разведчиком с «дореволюционным» стажем. На допросе он рассказывал: «Шпионской деятельностью я стал заниматься в 1908 году в Николаеве, работая на заводе „Наваль“ в отделе морских машин. Вовлечен в шпионскую деятельность я был группой немецких инженеров того отдела, состоящей из инженера Мора и Гана. Они стали меня обрабатывать и вовлекать в разведывательную работу в пользу Германии».

После отъезда Гана и Мора в Германию «руководство» работой Вермана перешло непосредственно к германскому консулу в Николаеве Винштайту. Верман дал о нем исчерпывающие данные: «…Я узнал, что Винштайт офицер германской армии в чине гауптмана (капитана), что находится он в России не случайно, а является резидентом германского генерального штаба и проводил большую разведывательную работу на юге России».

На допросе Верман рассказывал: «Из лиц, мною лично завербованных для шпионской работы в период 1908—1914 гг., я помню следующих: Штайвеха, Блимке, Наймаера, Линке Бруно, инженера Шеффера, электрика Сгибнева». Все они сотрудники судостроительных заводов, имевшие право прохода на строящиеся корабли".

В 1933 году электрик А.В. Сгибнев был арестован. В ходе следствия он показал, что «передавал Верману сведения в устной форме о строящихся линейных кораблях „Мария“ и „Александр III“ в рамках того, что мне было известно о ходе их постройки и сроках готовности отдельных отсеков кораблей».

Верман показал: «…Я лично осуществлял связь с 1908 года по разведывательной работе со следующими городами: …Севастополем, где разведывательной работой руководил инженер-механик завода „Наваль“ Визер, находившийся в Севастополе по поручению нашего завода специально для монтажа строившегося в Севастополе броненосца „Златоуст“. Знаю, что у Визера была своя шпионская сеть в Севастополе, из состава которой я помню только конструктора адмиралтейства Карпова Ивана, с которым мне приходилось лично сталкиваться».

Таким образом очевидно, что постройка новейших линкоров Черноморского флота, в том числе «Императрицы Марии», «опекалась» агентами германской военной разведки самым плотным образом. Немцев очень беспокоил русский военный потенциал на Черном море, и они могли пойти на любые действия, чтобы не допустить превосходства России на данном театре военных действий.

Свидетельство агента «Ленина»

Сотрудники ОГПУ вышли на бывшего закордонного агента петроградского департамента полиции, выступавшего под псевдонимом «Ленин» и «Шарль». Его настоящее имя Бенциан Долин. Выяснилось, что в период первой мировой войны Долин, как и многие другие агенты политической полиции, был переориентирован на работу в области внешней контрразведки. В результате проведенных оперативных комбинаций «Шарль» вышел на контакт с немецкой военной разведкой и получил задание — вывести из строя «Императрицу Марию».

Бисмарк, с которым русский агент встретился в Берне, сказал ему: «У русских одно преимущество перед нами на Черном море — это „Мария“. Постарайтесь убрать ее. Тогда наши силы будут равны, а при равенстве сил мы победим».

На запрос «Шарля» в петроградский департамент полиции он получил распоряжение принять с некоторыми оговорками предложение об уничтожении русского линкора. По возвращении в Петроград агент был передан в распоряжение военных властей, однако связь с ним не была восстановлена. В результате такого бездействия были утеряны контакты с германской разведкой, на очередную встречу с которой агент должен был выйти через два месяца в Стокгольме. Еще через некоторое время «Шарль» узнал из газет о взрывах на «Императрице Марии». Отправленное им в связи с этим событием письмо в департамент полиции осталось без ответа.

ОГПУ так и не нашло ответа на вопрос: кто же исполнил задание германской разведки по уничтожению «Императрицы Марии»?

Судьба линкора

«Марию» пытались поднять в 1916 году, но безуспешно. 8 мая 1918 года с помощью подачи сжатого воздуха в загерметизированные отсеки линкор сумели поднять на поверхность. Но гражданская война, интервенция, послевоенная разруха заставили надолго забыть об «Императрице Марии». Корабль находился в доке на деревянных клетках-опорах кверху днищем. В 1923 году корпус линейного корабля из-за подгнивших опор просел, дав прогиб; док из-за повреждений оказался затопленным. На время исправления дока корабль поставили на мель у входа в бухту, а в 1926 году его разобрали на металлолом. Позднее подняли и артиллерийские башни корабля, артиллерийские 305-мм орудия которого продолжили свою боевую службу. В 1941—1942 гг. их установили под Севастополем на 30-й батарее береговой обороны во время штурма города. Они нанесли немалый урон наступавшим гитлеровским войскам. Только 25 июня 1942 года, штурмуя 30-ю батарею, враг потерял убитыми и ранеными до тысячи человек.

Так закончилась боевая биография корабля, погибшего по «неустановленным причинам».

Из досье «СП»

Свое имя и героическое прошлое «Императрица Мария» унаследовала от флагманского корабля адмирала П.С. Нахимова. Парусная «Императрица Мария» возглавляла русскую эскадру в знаменитом Синопском сражении 18 ноября 1853 года, вписавшем еще одну достойную страницу в летопись славных побед Андреевского флага.

Поразительно, но у обоих кораблей всего лишь по одному году службы и общее место гибели — Севастопольская бухта. Почему парусная «Императрица Мария» легла на дно бухты, известно. В августе 1854 года ее затопили, чтобы преградить вход в Севастопольскую бухту англо-французской эскадре. Что заставило линейный корабль «Императрица Мария» погрузиться в воды Черного моря, до сих пор остается загадкой.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня