18+
суббота, 10 декабря
Общество

Властям придется «сломать храповик и включить задний ход»

Чего ожидают от чиновников организаторы и участники митингов за честные выборы

  
257

Проснулась ли Россия другой после окончания субботнего митингового дня, когда по всей стране в акциях протеста против фальсификаций на думских выборах приняли участие сотни тысяч человек? Пойдут ли на уступки власти — речь идет, прежде всего, лично о Дмитрии Медведеве и Владимире Путине — после того, как митинг на Болотной площади миролюбиво, но настойчиво показал: гражданам не нравится такое обращение?

Принесут ли правители в «жертву» общественному мнению благообразного главу ЦИКа Владимира Чурова? Еще один ключевой вопрос — соберутся ли десятки тысяч протестующих через две недели, 24 декабря, если власти не выполнят требований первого митинга? И почему тогда через две недели, а не на следующих же выходных, 17 декабря?..

Напомним, что на данный момент самой отчетливой реакцией властей стало заявление Дмитрия Медведева, опубликованное в соцсети Facebook. Вот его полный текст:

По Конституции граждане России имеют свободу слова и свободу собраний. Люди имеют право высказывать свою позицию, что они вчера и сделали. Хорошо, что все прошло в рамках закона. Я не согласен ни с лозунгами, ни с заявлениями, прозвучавшими на митингах. Тем не менее мною было дано поручение проверить все сообщения с избирательных участков, касающиеся соблюдения законодательства о выборах.

Премьер Владимир Путин, как заявил его пресс-секретарь Дмитрий Песков, пока не комментирует прошедшие события. Отметим еще, что попытка поставить вопрос о смещении Владимира Чурова с поста главы ЦИКа провалилась — кроме представителей КПРФ, никто из членов комиссии (включая членов от СР и ЛДПР) не поддержал эту инициативу.


О том, как будут развиваться события, «СП» обратилась к троим активным участникам субботней Болотной, стоявшим на трибуне этого многолюдного митинга.

Евгения Чирикова, лидер Движения в защиту Химкинского леса, один из активных координаторов субботнего митинга:

— Я говорила бы не об уступках — а о выполнении нормальных требований. Это: освободить людей, которые, по определению Amnesty International и по нашему мнению, являются политическими заключенными, и провести честные выборы. Мы хотим не уступок, а нормальных демократических вещей, на которые имеем право по Конституции.

«СП»: — Итак, выполнят ли власти хоть одно из требований? Если да, то какое?

— Посмотрим. Это будет зависеть от того, насколько будут в сознании наши власти. Пока что это непонятно: Дмитрий Анатольевич говорит какие-то глупости насчет того, что с нами не согласен… Это, получается, он не согласен с требованием честных выборов? Путин же пока ничего не ответил.

«СП»: — Тогда не миновать следующего митинга, который назначен на 24 декабря. Почему выбрана именно эта дата?

— Во-первых, конечно, нужен именно выходной день — так удобнее для всех. Это по поводу идеи собраться 20 числа. А 17 декабря, кстати, тоже предлагается собраться. Всех приглашал Митрохин.

«СП»: — Не потеряется ли протестная энергия, которая сейчас объединила людей и дала на Болотной такую позитивную атмосферу?

— Думаю, всё сейчас пойдет естественно. Люди объединены, несмотря на разные политические взгляды. Никаких не было эксцессов, несмотря на разность идей. Лидеры, которые пришли, были в массе своей вообще не политактивистами. Это были обычные люди.

И они приходили не просто так, а с бутылочками воды, медикаментами и шоколадом. То есть они шли с ощущением, что сейчас всех заберут; они были готовы к самому страшному, что может приключиться с обычным человеком — к попаданию в полицию. И то, что они вышли вот с таким настроем — и не побоялись — говорит очень о многом.

Это ведь люди пришли не на первомайскую демонстрацию, постоять с цветочками — а пришли как в огонь. Мои подруги, обычные домохозяйки, шли на этот митинг, заранее договорившись, кто будет, в случае чего, сидеть с их маленькими детьми. Оставляли продуктов на неделю, надевали белые курточки и выходили! Представляете, как относятся ко всему этому их мужья, как они оценивают глухоту власти? Если мы такую категорию людей сковырнули, это уже необратимый процесс.


Константин Крылов, президент Русского общественного движения:

— Прежде всего, нужно понимать, что эта власть так устроена, что на уступки в принципе идти не умеет. Не то чтобы не может, но именно не умеет — у них, что называется, стоит храповик, они не знают, что такое включить задний ход. Хотя самые элементарные жесты в сторону гражданского общества могли бы разрядить ситуацию. Какие? Например, начать пересчет голосов, отправить в отставку Чурова — в принципе-то он, действительно, дедушка старый… Это дало бы обществу надежду, а власти передышку.

Но я подозреваю, что они все-таки будут упираться до последнего. То есть уже сейчас говорят, что отставка Чурова «абсолютно невозможна»; уже объявили, что дальше общих слов «у нас, в общем, не всё хорошо, и партии „Единая Россия“ есть с кем бороться» — а эти заявления звучат оскорбительно и издевательски — ничего не дадут. Думаю, что, скорее всего, никаких серьезных уступок власть — по крайней мере, сейчас — не сделает. К чему это приведет — тоже понятно: к консолидации общества против власти.

Сейчас это действительно произошло. Я говорил это и на митинге: партии «Единая Россия» удалось объединить все политические силы общества, от националистов до анархистов. И начнется ровно то, что началось в распадающемся Советском Союзе, когда все более или менее заинтересованные в чем-то люди чувствовали себя участниками заговора против власти.

«СП»: — Все будут пытаться свалить власть?

— Даже не то чтобы свалить — требования-то могут быть разные. Но все начнут их ненавидеть за это упорство — и вредить, насколько возможно. Хоть по мелочи.

Так вот, поскольку у людей сейчас гораздо больше возможностей это сделать, чем раньше, процесс пойдет быстрее. Дальнейшее зависит от того — сломает ли власть внутри себя храповик, который работает только в одну сторону, или не сломает. В последнем случае ничего хорошего ее не ждет — этот сценарий очень опасный, и его хотелось бы всячески избежать.

По большому счету, позитивный сценарий — это медленная бескровная мирная демократическая революция, которая постепенно приведет к тому, что власти придется сесть за круглый стол с общественностью и решать, как жить дальше.

«СП»: — Как это произошло в Польше?

— Именно так. Я, кстати, считаю, что Войцех Ярузельский был великим государственным деятелем, который действительно спас Польшу от неприятного развития событий, которое тогда было возможно. В результате сейчас Польша — процветающая демократическая страна. У них есть свои проблемы — но нам бы, я скажу, такие проблемы! Вот такое развитие событий — если полковник Путин последует примеру своего польского предшественника и коллеги — зарезервировало бы для нынешнего премьера место в истории, причем место скорее положительное. Я не очень верю в такое развитие событий — но почему бы и нет?

Сейчас — чего требуют люди? Чтобы их, во-первых, выслушали, а во-вторых — вступили бы с ними в дискуссию. Причем в дискуссию о том, чего люди хотят и что власть может им предложить. На чем можно сойтись. В таком «круглом столе», на мой взгляд, должны принять участие — власть, представители системной оппозиции и все те общественники, которых власть искусственно оставила за бортом легальной политики. И надо начинать разговор, причем чем скорее его начать, тем крепче в нем будут позиции власти.

«СП»: — Сохранится ли протестная активность дальше или затухнет?

— Это уже неважно. На мой взгляд, сейчас протестная активность может пойти и на спад. В январе может произойти некоторое затишье. Власть успокоится, решит, что люди смирились. Но дальше — на носу мартовские выборы! И их результаты, а также всё то, что вокруг них будет происходить, могут быть очень неожиданными.

Даже если полковник снова сядет в президентское кресло. И что? Это будет совсем не тот Путин, который сел на первый срок с реальной поддержкой. И не Путин второго срока, когда ему выдали кредит доверия. Это будет человек, который с самого начала будет восприниматься как хромая утка. Его будут воспринимать как человека: а) нелегитимного и б) виноватого во всем. Чего раньше, в общем-то не было.

Ведь первый и второй путинские сроки прошли, в целом, на позитиве. Третий путинский срок — когда ему грел место Медведев — уже воспринимается с крайней иронией. Ну а дальше это будет уже не ирония…

«СП»: — Может ли потенциал Болотной перерасти в необходимый для движения вперед рост гражданской активности?

— Все последние годы мы наблюдаем постепенный, но неуклонный рост гражданской активности. Он почувствовался с момента прошлогодних пожаров — когда резко появились сотни добровольцев, неравнодушных людей. Гражданское чувство — то есть готовность людей помогать другим людям просто потому, что они такие же граждане и потому что у них общие проблемы — растет. Вместе с осознанием общих проблем.

По сути, политическая культура общества у нас сильно превосходит политическую культуру государства. У нас европейское общество и феодально-азиатское государство. И сейчас эта ситуация проявилась совершенно откровенно.

В городах, которые являются центрами «европейского» общества, сейчас живет уже большинство россиян — как бы власть ни старалась «азиатизировать», во всех смыслах этого слова, именно городское население. И заглушить нормальное европейское общество, которое практически сформировалось, невозможно.

И вот у нас сейчас получилась неадекватная обществу феодальная власть. В результате — естественное противоречие между государством и большей, активной частью общества. Государство же не может опираться на глухую деревню, хоть и пытается. Ведь глухая деревня на то и глухая, что ей, конечно, наплевать на всякую протестную активность — но и на власть ей тоже плевать. А города, которым не плевать на власть, исповедуют совсем другие ценности, чем те, которые защищает власть.

Людям нужна свобода, политическое представительство, нужно, чтобы их интересы учитывались. И за это сейчас мы готовы поднимать голос — и просить власть подвинуться.


Владимир Кара-Мурза-старший, журналист:

— Во-первых, уже вчера надо было выпустить Яшина и Навального и еще 50 человек. Ведь в субботу, по сравнению с тем, что они сделали, гораздо больше было «нарушений закона о митингах». Было шикарное шествие с площади Революции мимо администрации президента и ФСБ на Васильевский спуск. Это и не снилось в понедельник задержанным ребятам, которые просто шли в метро мимо Центризбиркома. Так что вчерашнее «преступление» поглотило их «прегрешения»…

Это мне напоминает, как при Горбачеве вначале еще сажали за фильмы Феллини как за порнографию. Этим людям давали по 8 лет, 2 года они исправно сидели — хотя эти фильмы стали идти в кинотеатрах на «детских» сеансах — людей никто не выпустил. Вот так же и с Яшиным и Навальным. Это требование можно было бы выполнить прямо сегодня. Раз власть его не выполнила, у меня серьезные сомнения, что она выполнит остальные.

Далее, Чурова надо было хотя бы вызвать на работу и устроить жесткий разбор полетов — он ведь чуть не создал революционную ситуацию в столице! Чиновники из ЦИКа говорили, что вопрос о смещении Чурова всерьез даже не рассматривался. Хотя за вещи, которые он говорил в последний месяц, его надо было жестко наказывать. Это же позор всему миру.

Не говорю уж о переназначении выборов — это ведь тоже можно было сделать прямо вчера. Это решает Федеральное собрание — и этого не было сделано. Так что я вообще не понимаю, отреагировала ли как-нибудь власть на субботние события.

«СП»: — Но ведь пока были выходные…

— Вы думаете, в понедельник это произойдет? Сомневаюсь. Раз немедленной реакции не последовало, значит, маловероятно… Но, знаете, я и так рад тому, что получилось. Численность впечатляла, только «стационарных» участников — тех, кто не двигался с площади — было тысяч 50, и еще несколько десятков тысяч приходили и уходили. Это первый пробный камень.

Думаю, Путин видел, что там происходит — площадь видна из окон разных непростых учреждений. Как, говорят, Сталин когда-то следил лично за показательными процессами в Колонном зале. И, думаю, Путин всё понял.

Еще один вывод: ерунду говорили про Марши несогласных — мол, разрешите их, и никто не придет. Вот, разрешили — и фактически на Марш несогласных пришли десятки тысяч. Так что не зря нас били дубинками по ребрам. Ведь еще три дня назад «космонавты» плясали на ребрах корреспондента «Коммерсанта», едва не изувечили Лену Костюченко. Говорят, полиция с народом. Для меня это — новость.

«СП»: — То есть полицейские и их начальство просто испугалось численности и решили не обострять?

— Конечно. Попробовали бы они на таком митинге тронуть кого-то хоть пальцем! Вот за меня мои друзья разорвали бы в клочья любого полкана, который осмелился бы.

При этом всё ведь прошло потрясающе мирно. Ни одного стекла даже не разбили! Вот что значит — дисциплина.

«СП»: — Смогут ли 24 декабря собраться десятки тысяч человек?

— Обязательно. Зря назначили митинг через две недели, надо было назначить уже на следующую субботу. И собраться, если Яшина, Навального и других к тому моменту еще не выпустят. Ведь им сидеть, по идее, до следующего понедельника. Кстати, в следующий понедельник будет День чекиста…

Очень важно следующее. На улицу в субботу вышли весьма интересные люди — московский гламур. Получается, что «лежать под Кремлем» уже негламурно. На Болотную пришли Тина Канделаки, Лёня Парфенов, Маргарита Симоньян. По Парфенову, например, я могу судить, что является трендом: сейчас в моде, получается, фронда. Раз такие люди, которые в простоте ничего не делают, пришли к нам на митинг… Ведь Парфенова никто не видел на оппозиционных акциях уже 10 лет! А раз сейчас он пришел — значит, в этих кругах прислуживать Суркову стало немодно. Бравировать тем, что был на митингах, стало удобнее.

Так же было и в 1990 году, когда функционеры стали покидать КПСС — тогда и стало понятно, что Советский Союз рушится.

«СП»: — Реально ли добиться пересчета голосов?

— Я думаю, честно говоря, что эти прошедшие выборы уже нужно забыть. Нужно не дать Путину так же фокусничать на мартовских выборах. А Дума пусть уж будет такая, как есть. Все равно нынешние легальные партии не отражают общественного мнения.

Обратите внимание — Медведев «скушал» 4 из 11 партий, которые были в бюллетенях в 2007 году. К следующим выборам при такой динамике осталась бы только одна «Единая Россия» — слава богу, этого теперь не произойдет.

Итак, надо сосредоточиться на президентских выборах: настоять на регистрации Лимонова, Касьянова, не дать Путину выиграть в первом туре. И — еще раз скажу — освободить политзаключенных. Освободить Навального, Яшина и других.

«СП»: — Кстати, об Алексее Навальном. Как вы видите его шансы на президентскую гонку, если бы он участвовал?

— Навальный да, я бы на него поставил. Как и на Женю Чирикову — ведь масса таких защитников-экологов, борцов за архитектурное наследие… А только она сумела с локального уровня дорасти до того, что теперь ее слушают в ПАСЕ и на Болотной.

Взгляд из Петербурга

Известный петербургский историк и телеведущий Лев Лурье.

«СП»: — Субботний митинг на Пионерской площади города, собравший по разным оценкам от 5 до 10 тысяч участников и примерно 30 тысяч полицейских, способен, на ваш взгляд, реально изменить политический расклад в Петербурге? Нынешние митинги — это чья-то провокация, кто-то специально «подогревает толпу» или дело в чем-то ином?

─ У людей есть чувство собственного достоинства. Они не любят, когда их нагло, демонстративно обманывают, жируют за их счет. Вот и всё. Разница между бедными и богатыми — разительная.

«СП»: — Да, по оценкам специалистов, при Путине пропасть между бедными и богатыми заметно выросла, первые стали очень бедными, вторые — очень богатыми. Хотя и тех и других у нас в стране не более 10%.

─ Как перед революцией 1917 года. К 1912 году темпы роста ВВП поражали воображение, зримо росло не только благосостояние городов, но и села. Мужик впервые стал важным покупателем — керосиновых ламп, швейных машинок, сепараторов, жести, ситца. Петербургские рабочие выписывали газеты, жили в отдельных квартирах, ходили в Народный дом на Шаляпина. Студенты хоть разок да наведывались в Венецию и Рим. Восстанавливались после поражения с Японией армия и флот. «Русские сезоны» Сергея Дягилева завоевывали Европу.

«СП»: — Разговоры между тем среди россиян не о достатке, а о беззаконии, откатах, взятках. Почему?

— Подавляющее большинство населения считает власть вороватой. Даже те, кто сам ворует. И стараются проголосовать так, чтобы насолить Кремлю и Смольному. Любопытно, что и топ-менеджеры, и бизнесмены, и даже люди из министерств настроены одинаково. Все чего-то злорадно ждут.

«СП»: Это удел любой демократии — такая ситуация, как сейчас у нас в России?

─ У нас нет демократии, есть довольно слабая, вороватая автократия.

«СП»: — Некоторые специалисты считают, что у нас сейчас предреволюционная ситуация. Хуже, чем была в преддверии 1917 года, в благополучные с точки зрения материального достатка 1912−1914 годы. Вы согласны с ними?

─ В 1912 году было, действительно, спокойней. Имелись своего рода клапаны для выхода пара — Государственная дума, печать. Если режим не изменится, то его — изменят. А революции бывают разными. Кроме 1917-го мы помним 1991 год, и «революцию роз» в Грузии.

«СП»: — Согласны ли вы с тем утверждением, что русскому народу нужна «железная рука» — всегда?

─ Русский народ на самом деле очень непослушный. Он всегда себе на уме, и всегда обманет любое начальство.

«СП»: — На ваш взгляд, что не получилось у Путина-президента и не получается теперь у Путина-премьера?

─ У Путина и его окружения нет идеологии. Он и его люди сами по себе не глупые, но слишком они гедонисты: яхты, акваланг, наряды, спорт, девушки. Ни Ленин, ни Сталин, ни Брежнев никогда не позволяли себе такой вызывающей роскоши.

«СП»: — Остался последний вопрос — привычный для России последних 150 лет — что делать?

─ Это зависит от человека. Кому-то бороться, кому-то ждать, кому-то просто работать. А кому-то воровать, пока не остановят.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня