Общество

Цена продуктового вопроса

После новогодних праздников нам придется крепко затянуть ремни

  
10

В Петербурге ценники в продовольственных магазинах и популярных гипермаркетах меняются ежедневно. Вчера копченную колбасу, можно было купить примерно за 300 рублей килограмм, а сегодня с утра уже за 500 рублей. Молоко пастеризованное «укладывалось» накануне в 32−38 рублей за литр в зависимости от фирмы, нынче — 42−48, да ещё и ждать пришлось, пока его выставят на прилавок — продавцы не успевают переписывать цифры на ценниках. Взлетела к высотам прошлогодней неурожайной осени гречка. Цена на неё достигает уже 90 руб./кг (хотя в прошлом году в Питере максимум был «всего» 82 рубля).

Дороже стали:

масло подсолнечное и сливочное

хлеб,

сдоба,

мясо парное и замороженное,

рыба и рыбные изделия…

Где гречка сейчас дешевеет, так это в Самаре. Правда, не намного. Но и минус 10−12 рублей, что называется, деньги. Тем более самарские яйца вдруг стали круче, подорожав в среднем на 20 рублей за десяток. Понятно, без них тесто не слепишь. А какой новогодний стол без пельменей, пирогов, тортов?..

Цены на рыбу сравнимы в Северной Столице с сахалинскими. Интересно, что оба эти региона считаются морскими. Добыча морепродуктов поставлена, что называется, на поток — у питерцев в Ладоге и Финском заливе, у сахалинцев — в окружающих остров проливах, морях, океанах. То есть, продаваться должны, казалось бы, по «бросовой» цене. Но и на Северо-Западе, и на Дальнем Востоке непрезентабельный минтай иной раз круче залетного гуся с яблоками.

На Сахалине за время путины уходящего года было добыто более 50 тыс. тонн сайры. По местным меркам, не самый плохой урожай. Вполне можно было бы рассчитывать и на его покупательскую доступность. Но на прилавках баночку с дальневосточной сайрой в том же Петербурге днем с огнем не сыщешь. А та, что найдется, стоит 100 рублей за упаковку в 250 г.

Или вот главная житница Северо-Запада — Ленинградская область. Выращивают здесь корнеплоды всех видов и сортов, производят мясо, молоко, яйца. Однако жители данного региона при первой же возможности ездят за продуктами в город на Неве.

— У нас цены раза в полтора выше питерских, на все продукты, — рассказала «СП» Людмила Игнатьева из Новой Ладоги. — Хорошо, что у меня дочка живет в Петербурге. Она закупает всё, что нам нужно, раз в неделю ездим с мужем к ней, забираем. Иначе не свести нам концы с концами на нашу зарплату.

Работает Людмила Васильевна фельдшером в местной клинике для душевнобольных. Получает на руки после всех необходимых вычетов менее 15 000 рублей. Как раз такова, по подсчетам специалистов, «покупательская корзина» в регионе. То есть, на квартплату, одежду, игрушки внучке, и другие необходимые траты уже не хватает.

— Цены на продукты, особенно мясные, растут у нас непомерно, особенно в эти предновогодние дни, — сетует Людмила Абрамова из Екатеринбурга. — А министр торговли, питания и услуг Свердловской области Дмитрий Ноженко только и твердит: рынок, конкуренция. Что-то не заметила я, бывая в европейских странах, что там рынок способствует росту цен. Скорее наоборот. Всё у нас не по-людски!..

А что думают по этому поводу экономисты? «СП» предложила обсудить проблему директору «Центра региональной и инновационной политики», доктору экономических наук Ирине Бойко.

«СП»: — Ирина Викторовна, на ваш взгляд, цены в российских городах повысились в декабре исключительно «благодаря» грядущим новогодним праздникам? Или этого требует нынешняя экономическая ситуация в стране?

— Сразу отмечу, что ценовая тема сама по себе очень непростая. Здесь масса факторов и они по-разному влияют на разные группы товаров. Моё предположение — цены на продовольственные товары повышаются в цене из-за роста затрат на их производство, транспортировку. А транспорт — это бензин. Но «кушать хочется всегда», потому, производители и торговцы знают — «поворчим-поворчим, да купим». Основной продовольственный товар, как известно, зерно. От него зависят цены на мясо, муку (хлеб), молоко, масло и пр. Конечно, сильно «подогревает» нашу экономику и нервозность, вызванная общей её неустойчивостью, оттоком капиталов. Новогодние праздники тоже играют роль, но незначительную, можно сказать, в последнюю очередь.

«СП»: — Премьер Путин любит объяснять нам догмы об особенностях рыночной экономики «на отдельном пространстве Евразии». Но такое ощущение, что у нас не рыночная, а стихийная экономика…

— Еще раз. В классической схеме в цену товара включаются обычно затраты производителя и его чистый доход. Если на рынке высокий спрос, то к заданной цене добавляются разные посредники, перекупщики, торговые организации и т. п. И цена «дорастает» до уровня спроса. Но в нашей ситуации самое страшное, что цена растет «снизу», то есть от затрат. К примеру, когда повышаются расценки на бензин, то вы либо вкладываете ее в цену (компенсируя этот рост за счет потребителя товара), либо финансируете ее сами, тогда возможна угроза сокращения доходов — сжатия производства — банкротства.

«СП»: — Спрошу иначе, чтобы было понятно и «простой кухарке»: почему та же гречка в Петербурге дорожает, а, скажем, в Самаре — дешевеет?

— Поскольку в Питере уровень средних доходов выше, чем в Самаре (насколько я знаю, например, пенсионеры с берегов Невы получают больше волжан), то и цена «тянется» к этому уровню. И, напротив, там, где доходы населения ниже — в цене будет меньше торгово-спекулятивной наценки. Ещё пример из непродуктового ряда, но имеющий отношение к теме нашего разговора: во Владивостоке цена на бензин марки АИ-92 уже 31 рубля. В Питере — около 27 рублей. Зато билет в городском общественном транспорте во Владивостоке всего 11 рублей за одну поездку, а Петербурге — 25. Данный пример говорит о серьезном «надувании» цен в городах, где скапливаются основные финансовые ресурсы страны.

«СП»: — Получается, у нас нормальный здоровый рынок?

— У нас рынок есть — в смысле свободного формирования цен. Но на этом рынке практически нет собственных товаров (как, к примеру, в Германии). В этом смысле он, конечно, нездоровый.

«СП»: — Я как-то была в Германии в середине декабря, то есть, практически накануне католического Рождества. И с удивлением обнаружила, что все товары, в том числе продуктовые, там в этот период дешевеют! А у нас — дорожают…

— После второй мировой войны многие европейские страны, в том числе, Германия, сделали все, чтобы аграрный рынок с его субсидиями и прочими механизмами решал, прежде всего, проблему продовольственной безопасности страны. Потому перед праздниками, в том числе, главным в году — Рождеством, когда значительно растет предложение, цены падают. А, например, в США обычно только иллюзия низких цен. Я неоднократно бывала там по линии научных обменов. И знаю: по цене ниже 3-х долларов хлеб покупать там просто опасно. Я поначалу не знала этого, практиковала за 99 центов. Так что было с чем сравнить. И потом, США — это одна из ведущих стран мира по производству зерна. Кроме того, остальные товары они завозят, а курс доллара, как известно, завышен. Вот вам и дефляционный эффект — экспортеры товаров в США имеют возможность устанавливать заниженные долларовые цены. Итак, в Европе — политика субсидирования (налоги, фонды, субсидии — все работает на производство продовольствия по низким ценам), в США — завышенный курс доллара и также субсидирование фермеров при значительных объемах производства зерна (экспортируют даже в Европу). Делайте выводы.

«СП»: — Поневоле вспомнишь времена СССР, когда цены были стабильными, регулярно наблюдалось сезонное их снижение, нередко и предпраздничное, не то, что сейчас.

— В СССР цены были директивные, тогда не существовало формулы «затраты + прибыль». Потребитель - в объемах, номенклатуре товаров и ценам — был известен еще до начала производства товара. Полный абсурд! Отсюда — безумная затратность производства, ресурсоемкость, как следствие — дефицит, который, собственно, и «добил советскую экономику. Кстати, до начала 1980-х годов это безумие покрывалось импортом, а начиная с 1980 года цены на мировом рынке на нефть стали резко падать и мы, что называется, «сели» — прилавки опустели. Стало понятным, как работала система. Рынок — это не как мы понимаем — свободные цены. Это искусство создания избыточного предложения качественных товаров при относительно низких ценах. Увы, складывается впечатление, что этого мы не знаем и знать не хотим.

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня