Общество

У Путина стать Рузвельтом не получится

Попытки премьера привлечь к «общенациональной психотерапии» телевидение и интернет сыграют против него

  
18

«Государству необходимо наращивать ресурсы в интернете и на телевидении для «общенациональной психотерапии». Об этом на заседании Госсовета заявил глава правительства Владимир Путин.

На мероприятии обсуждались децентрализация власти, распределение полномочий от федерального центра к регионам и трудовые отношения. Однако премьер в своем выступлении поделился с собравшимися еще и своим видением основных целей и задач современных средств коммуникации.

В качестве примера Путин в очередной раз привел 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта, который во времена Великой депрессии заложил традицию еженедельных радиообращений к согражданам.

«Рузвельт выступал по радио на самые разные темы, а не только по проблемам трудовых отношений», — подчеркнул премьер. По мнению Путина, главная цель выступлений Рузвельта - «общенациональная психотерапия, чтобы внушить гражданам страны уверенность в завтрашнем дне».

Но «возможности американского президента были ограничены только радио, отметил Путин, а «у нас есть различные средства работы с общественными организациями». Которыми, констатировал премьер-министр, «мы неэффективно пользуемся. Нужно наращивать эти усилия».

Слова Путина вызывают некоторое недоумение: ведь еще совсем недавно, во время своей «прямой линии», он заявил, что не пользуется интернетом. Теперь же предлагает использовать его наравне с телевидением для психотерапии граждан.

Что могло подтолкнуть премьера на эту мысль и возможно ли через сеть и ТВ внушить россиянам уверенность в завтрашнем дне? Своим мнением на этот счет с «СП» поделился специалист по общественному мнению, социолог Сергей Белановский:

— Я читал речи Рузвельта. И, понимаете, здесь есть один важный момент: он все-таки довольно подробно, на понятном каждому американцу языке, объяснял обществу свою линию, что и почему он делает. Когда же Путин говорит о психотерапии, я даже не знаю, что он имеет в виду. Зомбирование что ли какое-то? Тем более, что у Рузвельта, видите ли, было только радио, а у нас, смотрите, какие есть технические возможности! Но наукой зомбирование еще не доказано, поэтому затрудняюсь даже предположить, что они там способны придумать. Двадцать пятый кадр? Или, может, какие-то есть у них секретные разработки? Правда, если серьезно, то я во все это не верю. А Рузвельту если и приписывают функции психотерапевта, так, на мой взгляд, его психотерапия заключалась, главным образом, в том, что он очень подробно разъяснял обществу свою политику. Причем делал это без агрессии, спокойно и доходчиво, признавая свои ошибки, между прочим.

«СП»: — В отличие…

—  В отличие от Владимира Владимировича.

«СП»: — А вообще, возможно ли через телевидение или интернет внушить кому-либо уверенность в завтрашнем дне?

— Внушить? С помощью гипноза, что ли? Ну, знаете ли, это какое-то неадекватное мышление. Какое-то преувеличение роли телевизионного внушения, которого, на самом деле, нет. Возвращаясь к тому же Рузвельту (если уж премьер говорит о нем), так здесь что очень важно? Рузвельт — не врал. Если он говорил, что что-то собирается сделать, так это реально делалось; если у него что-то не получалось, он объяснял, почему, что именно не учли. Его еженедельные беседы с народом были очень честные. И, можно так сказать, проверяемыми, потому что даже, несмотря на депрессию, в стране была информационная прозрачность. А что делает Путин? На мой взгляд, его риторика, если сравнивать, гораздо хуже.

«СП»: — Поясните, пожалуйста?

— Ну, последний пример: недавно он говорил про энерготарифы, про то, что деньги там воруют. Потом ушли в отставку несколько руководителей энергокомпаний. Так изначально премьер на что намекал? На то, что эти люди воруют деньги, переводят их в оффшоры, из-за чего завышаются энерготарифы, и население платит больше. А сейчас, дескать, мы этих ворюг зажмем, и люди будут платить меньше. Так вот, я для себя пытался прояснить этот вопрос и специально узнавал у экспертов: возможен ли этот сценарий? И общее мнение: нет, этот номер не пройдет. Людей, получается, ввели в заблуждение. Но, понимаете, сказав «а», надо говорить «б». А в том-то и дело, что Путин, в отличие от Рузвельта, говорит, но ничего не делает. И это главный народный упрек ему. А тут должно быть что-то реальное. Скажем, если бы он, как в свое время Сталин, который волевым решением снижал цены, снизил цены на ЖКХ. Вот тогда, да. Тогда уверен, что народ бы за него проголосовал. И без всякой психотерапии, волшебства, зомбирования. А так, когда у человека нет реальных рычагов, или они есть, но он не умеет ими пользоваться, то ничего, кроме колдовства ему, конечно, в голову не приходит. Вот мое мнение о путинской риторике.

«СП»: — Сергей Александрович, а что вы думаете о призыве премьера наращивать присутствие государства в интернете и на телевидении? Куда дальше-то наращивать, телевидение у нас и так полностью контролируется государством?

— Здесь стоит вспомнить теорию рекламы (а также пиара и коммуникаций). О чем она говорит? Если есть некое послание (его еще называют месседж), то его эффективность складывается из двух вещей: объема вещания и коэффициента контактной ценности, т.е. способности быть убедительным для людей. Немаловажно, что этот коэффициент контактной ценности может быть и отрицательным: не верят люди, считают, что вранье там. Так вот, в строгом соответствии с законом рекламы, чтобы быть убедительным, телевидение наращивает объем вещания. Люди убеждаются, да. Но если коэффициент контактной информации отрицательный, а мы наращиваем объем вещания, то люди разубеждаются. Это — закон. А поскольку убедительность месседжей власти давно стала отрицательной, я не исключаю, что премьер как раз имел в виду усиление цензуры на телевидении.

«СП»: — Но в интернете разве это поможет и вообще возможно ли?

—  В сети можно ввести то, что называется «интеллектуальным саботажем», что, в общем-то, уже имеет место. Есть такая стратегия «выдавливания» людей из блогосферы, с помощью создания определенных негативных эмоций. В чем ее суть? Нанимаются такие блоггеры — «оборотни», которые попросту ходят по определенным сайтам и хамят. Понятно, что и остальные блоггеры за словом тоже в карман не лезут, в итоге создается, простите, такой всеобщий «срач» в сети. Но картина эта все же достаточно прозрачная. Понятно, что интеллектуальный уровень людей, которые будут такими вещами заниматься, очень низкий. Это и сейчас видно, что он низкий. Так что, если они и нарастят их присутствие, я думаю, интернет-сообщество сумеет как-то соорганизоваться против них, и эта акция будет иметь крайне негативный эффект для властей. Понимаете, эти люди (тот же Путин) не умеют убеждать. Поэтому по-прежнему делается ставка на монополизацию СМИ. Но даже с их помощью манипулировать сознанием граждан можно лишь ограниченное время. Людям постепенно эта риторика приедается, им становится понятно, что она неправдива, а это уже вызывает отвращение. И путинская пропаганда, можно сказать, уже сломалась, потому что у народа накопился определенный потенциал несогласия и недоверия.

«СП»: — Вы хотите сказать, что повышенный градус общественного мнения в последнее время задел Владимира Путина?

— Задел, конечно. Еще как задел. В течение какого-то времени он просто был в панике. Может, и сейчас. Ну, да, он пытается взять себя в руки: добрый такой стал, шутит. Но то, что мне сообщают коллеги из регионов, только подтверждает: тренд идет уже против него. А это как паровоз, который разогнался и его не остановить…

Некоторые представители интернет-сообщества тоже уже успели высказаться по поводу предложения премьер-министра. Так, создатель ресурса LiveInternet Герман Клименко хоть и считает, что ничего плохого в увеличении присутствия государства в интернете нет, о минусах, тем не менее, упоминает.

«Идея в целом не нова, — приводит его слова РБК daily, — достаточно вспомнить разговоры о создании национального поисковика. Для сетевого сообщества такие проекты выглядят, с одной стороны, привлекательно — госинвестиции могли бы серьезно повлиять на темпы развития рынка. С другой стороны, в нашем секторе всегда принято помнить о 37-м годе. Мы знаем много примеров, когда последствия государственного вмешательства были не самыми позитивными».

В этой связи обращает на себя внимание инициатива тувинских властей, о которой стало известно буквально накануне. Депутаты Верховного Хурала (парламента) республики предложили рассмотреть на федеральном уровне вопрос о введении цензуры в СМИ. Такое решение, как сообщает сайт Верховного Хурала, было принято во время круглого стола, посвященного деятельности местной оппозиционной газеты «Риск».

По данным «Тайга.инфо», ранее тувинские депутаты через прессу обратились в правоохранительные органы с просьбой принять меры «по пресечению деятельности газеты, публикации которой носят откровенный экстремистский характер».

Статьи «Риска» о руководстве республики они назвали «потоками грязи и откровенной лжи», а также обвинили газету в «действиях по расшатыванию ситуации в обществе, подрыве государственных основ, оскорблении высших должностных лиц страны». В частности, были отмечены материалы оппозиционного характера о президенте РФ Дмитрии Медведеве, премьер-министре Владимире Путине и патриархе Кирилле.

Депутаты пришли к выводу, что необходимо принять «кардинальные меры», чтобы предотвратить деятельность газеты, которая «играет разрушительную роль» в обществе, и предложили внести изменения в федеральный закон о СМИ, а также разработать отдельный республиканский закон для контролирования оппозиционной прессы.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня