Общество

Прощание с гигантом

В Петербурге скончался самый высокий мужчина России

  
1857

Александр Сизоненко был гигантом с ростом почти в два с половиной метра и весом около 200 кг. Впрочем, свой точный рост он и сам не знал. В последние лет 30 ему сложно было выпрямиться из-за проблем с позвоночником. Разнились и официальные данные. По одним вырос он до 237 см, по другим — «далеко за 240 см».

Сизоненко хорошо знали как минимум в двух городах России — Петербурге и Самаре. И там, и там он в молодые годы играл в баскетбол. Странно было бы, если бы он не стал баскетболистом. Уже к 13 годам деревенский мальчик из Херсонской области, что на Украине, вымахал за два метра. Его родители, встревоженные данным обстоятельством (сами были среднего роста, у матери — 165 см), забегали по врачам. Медики выбрали кардинальный путь — операция на гипофизе (этот мозговой придаток отвечает, как известно, за гормон роста). За короткий срок Александр перенес две трепанации черепа. Увы, операции не помогли. А вторая трепанация к тому же прошла с осложнениями — до конца своих дней Сизоненко страдал из-за сильных головных болей, часто беспричинных вспышек гнева, истерик, депрессии…

Как баскетболист начинал он в ленинградском тогда «Спартаке». Худосочного великана — крепостью мышц, физической подготовкой парень никогда не отличался — заприметил и пригласил в город на Неве тренер Владимир Кондрашин. Однако быстро в нем разочаровался: рослый, но медлительный, общительный, но с ленцой Сизоненко явно не вписывался в игру мобильного «Спартака». Лучше дела пошли у него в куйбышевском (ныне — Самара) «Строителе», бывшем крепким середнячком чемпионатов СССР 1970-х — 1980-х годов. А после завершения игровой карьеры, продлившейся в общей сложности всего-то около 10 лет, он вернулся в Северную Столицу.

Помню одно из первых его появлений во Дворце спорта «Юбилейный», где проводил свои домашние матчи наш «Спартак». Вошел со служебного входа, тяжело опираясь на массивную палку, прошел к местам для приглашенных у самой площадки, и всё — саму игру зрители уже не смотрели, все взоры и внимание были только на Сизоненко. Уж очень большой! Хотя, казалось бы, кому-кому, а любителям баскетбола к великанам не привыкать. В том же питерском «Спартаке» в те годы успешно играл, например, Михаил Силантьев (рост 214 см), отличавшийся той же, что и Сизоненко, специфической внешностью — сильно вытянутое лицо с широкими скулами и массивным носом, разворот плеч с оконную раму. Миша, правда, более легкий, подвижный.

— Ну, так я и ростом ниже, почти на голову, — сказал Силантьев, которому ваш корреспондент позвонила, что называется по старой дружбе, едва узнала о безвременной, в 52 года, кончине самого высокого россиянина. — Мы с Саней дружили ещё со времен «Спартака». Не могу сказать, что он был плохим баскетболистом. Всё относительно. Помню, если мяч попадал к нему в руки, то никто не мог его у него отобрать. Просто потому что не допрыгнуть. А класть его в корзину он умел…

Все последующие после спорта годы Сизоненко практически ничем не занимался. Жил на пенсию по инвалидности и, какое-то время, на зарплату жены. Да, у него была жена. Славная милая Светлана ростом 165 см. Как рассказывал, смеясь, вашему корреспонденту в 1999 году сам Александр, «удобно брать на руки, и нести, поставив на ладошку». Для неё это был второй брак. От первого осталась дочь. Во втором родился сын — Александр Сизоненко-младший.

Первые годы, вспоминают люди знающие, жили молодые — не тужили, в мире и согласии. Не считая периодических «сцен ревности» Александра, частенько поминавшего жене её первый брак. А также постоянных его жалоб на бедную жизнь. Притом, что обитала семья в самом центре города — у площади Восстания, в двух просторных комнатах старого дома. Да, это была коммуналка. Но и сейчас в Петербурге найдется немало желающих перебраться в такую квартиру из пресловутых панельных многоэтажек в районах новостроек.

Он получил её в подарок от города. Как было сказано, «за спортивные заслуги», которыми не был обременен. Что не мешало ему постоянно жаловаться всем и вся на «бездушие чиновников, кинувших в проклятую коммуналку», на то, что «всеми забыт» и «вынужден чуть ли не побираться»…

Сейчас, когда его не стало, может и не стоило бы говорить о капризах, обидах, иждивенческих настроениях великана Сизоненко. О покойниках ведь либо хорошо, либо никак. Но — думаю, все-таки, стоит. Опыт сей печальной жизни, возможно, поможет кому-то пересмотреть свое отношение к людям, прежде всего, близким. И к тем, кто готов помогать.

С Александром это случилось, по-видимому, ещё в детстве, когда все вокруг только и делали, что жалели пацаненка, прощая ему всё, списывая капризы и эгоизм на счет «загадочной болезни». Став взрослым, он быстро сориентировался и активно стал пользоваться этой самой жалостью. Нужна обувь 56-го размера? А где мне, бедному инвалиду, её достать? И вот на местных телеканалах уже готов сюжет о «забытом всеми герое баскетбольных баталий, не имеющем возможности выйти на улицу». Пристыженные таким образом спартаковские руководители в считанные дни оплачивают не одну — две-три пары (впрок!) нужной обуви. А чтобы «реабилитироваться», везут ещё и целый мешок других подарков — вещи, продукты, компьютер, новый телевизор.

Нужно пройти плановое медицинское обследование? А подайте к подъезду машину, не пешком же идти эти 300−500 метров! Понятно, большой, тяжелый, больной… Но, может быть, потому так быстро и сошел его организм «на нет», что, уйдя из спорта, практически перестал двигаться? Набрал вес, пригнувший его к земле, «обогативший» новыми болячками, среди которых такие опасные для любого человека, как диабет и остеопороз.

— Михаил, что ж вы не убедили своего товарища двигаться как можно больше? Сами-то, знаю, занятия физкультурой с уходом из спорта не оставили, - спрашиваю у Силантьева.

— Останавливаться точно нельзя. Я если пару дней интенсивную зарядку не сделаю, сразу самочувствие ухудшается. Все давние травмы начинают давать знать о себе. Но и слишком активно заниматься тоже нельзя, сердце у нас, великанов, слабое. У Сани оно очень болело с молодых лет. Ему когда-то неудачно сделали операцию по трепанации черепа, плюс с наркозом тогда «перегнули». В общем, активные движения могли и убить его.

«СП»: — А его капризность вас не раздражали?

— Да мы из-за этого постоянно с ним ссорились. Бесполезно было что-то говорить ему на этот счет.

«СП»: — Он постоянно жаловался на бедность. Но ведь лет пятнадцать назад ему предлагали хорошие деньги на лечение и последующую жизнь «до конца дней» — имею в виду предложение одного известного немецкого профессора, сделавшего себе имя на скелетах знаменитостей, которые он выставляет в музеях разных стран и континентов. Почему Сизоненко отказал ему?

— Говорил, что «немец обязательно надует».

«СП»: — В чем же, как именно?

— Заработает на нем капитал.

«СП»: — Да, но уже после смерти самого Александра. А до этого субсидировал бы нашего гиганта…

— Саня был христианином и не хотел, чтобы после смерти с него, как он говорил, сдирали шкуру. Он считал, кажется, что все на нем хотят нажиться… Но мне не хочется сейчас, когда Сани не стало, вспоминать о его «закидонах». Все мы не без «тараканов» в голове. Чего уж тут…

«СП»: — Миша, а вы со своими 214 сантиметрами роста много проблем испытываете в жизни?

— Бытовых сейчас практически нет. Одежду можно купить, не то, что в советское время. Пенсию хорошую получаю — спасибо спорту. Есть проблемы со здоровьем. Как-то разговаривал на эту тему с Володей Ткаченко (центровой сборной СССР и ЦСКА, рост 214 см — авт.) и Сабой (Арвидас Сабонис, олимпийский чемпион в составе сборной СССР 1988 года, рост 220 см — авт.). Оказалось, у нас общие «болячки». Главное — сердце. Тяжело ему носить такую махину. Вот и сдает довольно быстро. У Сабы, например, недавно инфаркт был. Наверное, выпил, «мотор» и не выдержал… Меня в молодости облучали, чтобы остановить рост. Удалось. Пока играл, вообще не чувствовал своих 214 см. Недавно пошел к эндокринологу, она руками замахала: как не стыдно, 20 лет не был у специалиста!.. Потому и не был, что не чувствовал надобности. А Сизоненко вот не повезло… Я разговаривал с ним уже в нынешнем, новом году, дня три назад. Договорились, что подвезу ему мазь. У Сани сильные пролежни были — попа, бока гноились и кровоточили. Позвонил ему, мол, денька через два подъеду. Он обиделся, как всегда. Раскричался: а можешь совсем не ехать, я тут один подохну, никто не нужен …

Он умер в Сестрорецке, где до этого лечился в санатории, днем 5 января. Предварительная причина смерти — оторвался тромб. С сосудами у гиганта тоже были серьезные проблемы. В последние месяцы рядом с ним находилась только сиделка. Да и то не всегда — баскетбольный «Спартак», взявшийся опекать Сизоненко, много сделавший для него в минувшем году, не всегда вовремя платил ей вознаграждение. А без предоплаты сидеть с тяжелобольным одиноким мужчиной женщина отказывалась.

Редко-редко навещал отца его единственный сын (ростом около 180 см). В основном затем, чтобы занять денег, уговорить отдать подаренный спартаковцами компьютер…

Умер он тихо, во сне. Как сказал один из его знакомых, отмучился. Ни о каком анатомическом препарировании своего уникального с точки зрения медицины тела Сизоненко даже слышать не хотел. Страшно ругался, если кто-то заводил об этом разговор. Похоронить себя он просил на Северном кладбище Петербурга, где покоятся баскетбольный тренер Владимир Кондрашин и лучший из его учеников Александр Белов. Все заботы и финансовые расходы о похоронах взял на себя баскетбольный клуб «Спартак».

Справка «СП»

Сизоненко Александр Алексеевич, родился 20 июля 1959 года в деревне Запорожье Херсонской области, УССР. Советский баскетболист, самый высокий баскетболист в истории баскетбола ХХ века. Самый высокий человек России. В 1990 году — самый высокий человек в мире.

Снимался в кино. На его счету несколько проб и один полнометражный фильм — сказка словацких кинематографистов «Семерых одним ударом» (1989 г.), сыграл в нем роль великана.

В первые годы после ухода из спорта занимался надомным трудом (шил, мастерил по заказу частной фирмы).

В 1990 году получил письмо от составителей знаменитой Книги рекордов Гиннесса, с просьбой прислать документ, подтверждающий его рост. Отправился за ним в поликлинику. Там его внимательно осмотрели, измерили рост, давление, пульс, сделали флюорографию, после чего велели немедленно начать лечение, перечислив в справке все его болезни. От такого «документа» он отказался и в Книгу Гиннесса не попал.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня