18+
суббота, 10 декабря
Общество

Младенец за полтора миллиона

Узаконенное недавно в России суррогатное материнство для большинства бездетных пар остается недоступной роскошью

  
563

«Бережно выношу вам малыша», «Стану сурмамой», «Помогу испытать малышастое счастье!», «Требуется суррогатная мама», «Срочно ищу сурмаму до 35 лет» — интернет буквально забит подобными объявлениями, причем встречаются они не только на медицинских сайтах. Незнакомые люди ищут друг друга, просят, предлагают, умоляют, чтобы через несколько месяцев на свет появился новый человек.

Для многих бездетных супружеских пар (таких из-за бесплодия жены или мужа в России насчитывается около 5,5 млн) услуги суррогатной мамы — последняя надежда стать родителями собственного малыша. А для некоторых женщин, возможность выносить чужого ребенка, позволяет решить какие-то финансовые проблемы собственной семьи.

Тем не менее, довольно долго суррогатное материнство в нашей стране существовало фактически вне правового поля. Договоры между мамой-инкубатором и биологическими родителями заключались, что называется, «на страх и риск», что зачастую приводило к весьма сложным юридическим и этическим коллизиям.

Легализовал суррогатное материнство новый закон об охране здоровья, который вступил в действие с 1 января этого года: основные права и обязанности сторон, подписавших договор о вынашивании ребенка, обозначены в нем в статье 55 «Применение вспомогательных репродуктивных технологий».

Но решил ли этот документ проблемы суррогатного материнства в целом? Какие «белые пятна» в законодательстве все еще тормозят развитие этой репродуктивной технологии? На эти и другие вопросы «СП» ответил юрист, эксперт по суррогатному материнству, президент группы компаний «Свитчайлд» Сергей Лебедев:

— Прежде всего, не очень корректно говорить о том, что новый закон легализует суррогатное материнство — оно было легализовано задолго до него. Этот закон лишь устраняет некоторые правовые лакуны в законодательстве, существовавшие до него. В частности, закон сейчас четко определяет, кто может воспользоваться услугами суррогатной мамы — это пары, как состоящие, так и не состоящие в официальном браке, а также одинокие женщины: раньше при рождении ребенка от генетических родителей, не состоящих в браке, им приходилось регистрировать ребенка через суд. Кроме того, закон четко определяет, что программой суррогатного материнства можно воспользоваться только по медицинским показателям, а также говорит о том, что суррогатная мама не может одновременно быть донором генетического материала (яйцеклетки). Есть и более мелкие, технические нововведения. В целом же можно оценить этот закон как, безусловно, положительный, по крайней мере, в той его части, которая касается вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) вообще и суррогатного материнства в частности.

«СП»: — Сейчас по нашим законам матерью ребенка считается та женщина, которая его выносила. Учитывает ли это новый закон о суррогатном материнстве? Если суррогатная мать решит оставить ребенка себе, на чьей стороне будет закон?

— Вы совершенно правы, матерью ребенка является та женщина, которая его выносила, и ее право на ребенка первично: это же справедливо и в отношении суррогатных мам. Это означает, что, теоретически, если суррогатная мама решит оставить ребенка себе, то нет никаких юридических способов вернуть этого ребенка генетическим родителям — суд будет на стороне суррогатной мамы. Однако на практике такие ситуации не встречаются. Идя в программу, суррогатные мамы руководствуются двумя основными мотивами — желанием помочь бездетным парам иметь своего ребенка и финансовым аспектом. То есть изначально у них существует установка на то, что это не их ребенок и его нужно будет вернуть родителям. В первоначальной версии законопроекта было предложение, чтобы суррогатная мама подписывала согласие на запись генетических родителей в свидетельстве о рождении до вступления в программу, а не после рождения ребенка, но законодатели решили иначе.

«СП»: — А кто вообще может стать суррогатной матерью? Есть ли здесь какие-то критерии? Ограничения? Учитывается ли гражданство?

— Суррогатной мамой может быть женщина в возрасте от 20 до 35 лет, имеющая, по крайней мере, одного своего здорового ребенка. Она должна обладать хорошим общим и репродуктивным здоровьем, что должно подтверждаться различными справками, обследованиями и анализами в соответствующих медицинских учреждениях. Не вдаваясь в детали, просто скажу, что список этих медицинских требований весьма обширен и определяется приказом № 67 Минздравсоцразвития РФ. Ограничений же по гражданству либо национальности нет.

«СП»: — Кто по закону теперь может прибегать к услугам суррогатной матери? Почему этот закон не учитывает интересы одиноких мужчин? Ведь такие прецеденты уже были. И кто в таком случае будет значиться в графе «мать» у ребенка в Свидетельстве о рождении?

— Да, до момента вступления закона в силу такие единичные случаи были. Однако можно ли их рассматривать как суррогатное материнство — это вопрос. На мой взгляд, ни с юридической, не с медицинской точки зрения эти процедуры считаться суррогатным материнством не могут. Суррогатное материнство как одна из вспомогательных репродуктивных технологий предназначена для решения вполне определенной медицинской проблемы — бесплодия, а не каких-либо социальных и прочих проблем. Что же касается одинокого мужчины, то он свои социальные проблемы может и решить другими способами, например, с помощью установления опекунства над ребенком после прохождения соответствующих процедур; есть и другие, более простые «природные» способы.

«СП»: — Как по закону решается финансовый аспект. Сколько придется заплатить биологическим родителям за участие в программе суррогатного материнства? За что? И кому?

— Финансовый аспект суррогатного материнства регулируется не данным законом, а общими гражданско-правовыми нормами и заключенными соглашениями между суррогатной мамой и генетическими родителями. Размер и порядок выплат различен и является предметом индивидуальных договоренностей. Но есть общая закономерность — все выплаты можно разделить на периодические, которые производятся в течение беременности (например, доплата на питание) и разовая, которая происходит после подписания суррогатной мамой согласия на запись биологических родителей в свидетельство о рождении.

«СП»: — Как регулируется такая ситуация: родители развелись или умерли до рождения суррогатного ребенка, с кем он останется?

— Случаи развода в нашей компании во время беременности суррогатной мамы были, и ничего страшного здесь нет. Родители достаточно мирно определяют, с кем будет жить этот еще не родившийся ребенок, и практика здесь примерно такая же, как и при разводе пар, уже имеющих детей — обычно, ребенок остается с мамой. Если же говорить про вторую ситуацию, то она в настоящее время законом до конца не отрегулирована, точно так же как и для подобных случаев при традиционном материнстве. Во-первых, здесь необходимо учитывать права суррогатной мамы на этого ребенка, во-вторых, желание и возможность ближайших родственников генетических родителей адаптировать этого ребенка. Лично от себя скажу — если возникнет такая ситуация, когда и суррогатная мама, и ближайшие родственники откажутся от этого ребенка, то мы с женой готовы усыновить такого ребенка. А вообще, конечно, не дай Бог никому попасть в подобную ситуацию.

«СП»: — Как защищены интересы суррогатной матери, если люди, которые заключили с ней договор на вынашивание ребенка, по каким-то причинам отказались от дальнейшего финансирования и выполнения договора? Что делать женщине?

— А что можно посоветовать человеку, у которого есть договор на выполнение некоторых работ или услуг, но заказчик его, говоря по-простому, «кидает»? Только одно — обращаться в суд. А еще — тщательно читать договор перед его подписанием и искать заказчиков через специальные агентства, которые уже не первый год на рынке, у которых все подобные случаи проработаны и учтены в контрактах. Кстати говоря, одно из нововведений в законодательстве заключается в том, что, вступая в программу суррогатного материнства, заказчики и исполнитель теперь ОБЯЗАНЫ заключить между собой договор; раньше это оставалось на усмотрение сторон, отсюда и возникали многие проблемы.

«СП»: — Насколько важно суррогатное материнство в решении демографической проблемы, которая в нашей стране стоит очень остро? Есть ли статистика, сколько детей у нас появились на свет с помощью суррогатных матерей?

— По неофициальной статистике, сейчас в год в России по программам суррогатного материнства рождается около 300 младенцев. Сами понимаете, что пока серьезного внимания на решение демографической проблемы такое количество детей оказать не может. Но здесь можно отметить две вещи: во-первых, статистика количества детей, рожденных суррогатными мамами, безусловно, положительна, а вот динамика репродуктивного здоровья населения, наоборот, резко отрицательна. Так что, какой ситуация будет лет через 15−20 — спрогнозировать сложно; возможно, что это будет одним из основных способов решения проблемы бесплодия. А во-вторых, суррогатное материнство надо рассматривать не столько в контексте демографическом, сколько, я бы сказал, в личностном. Для многих и многих семей суррогатное материнство — это единственный шанс родить своего ребенка. Они зачастую проходят все круги ада, тратят огромные деньги и, без преувеличения, десятки лет своей жизни, чтобы справиться со своей бедой. И от общего количества таких семей в стране для каждой такой отдельно взятой семьи беда не становится меньше. И, по моей практике, дети, которые рождаются у таких родителей — самые любимые и желанные.

«СП»: — Во многих развитых европейских странах суррогатное материнство запрещено. Много ли иностранцев в связи с этим обращаются к российским женщинам?

— Во-первых, достаточно немного европейских стран, где суррогатное материнство запрещено — гораздо больше таких, где оно законодательно никак не регулируется или разрешено. Во-вторых, очень четко видна связь — в странах, где запрещено суррогатное материнство, традиционно сильны позиции католической ветви христианской церкви. Я думаю, что дело здесь в том, что христианская церковь является здоровым носителем устоев и традиций и по этой же причине традиционно настороженно относится ко всяким новым радикальным изменениям. Вспомните, что официальная церковь только в конце 20-го века, т. е через 3,5 века, признала, что в так называемом «деле Галилея» она была неправа. Будем надеяться, что для признания необходимости и полезности ВРТ и, в частности, суррогатного материнства ей столько времени не понадобится. Иначе может случиться так, что в силу естественных причин она просто лишится части своей паствы. Что же касается обращения иностранцев к программам суррогатного материнства в России, я бы сказал, что они достаточно равномерно рассеиваются между всеми теми странами, где суррогатное материнство разрешено. Хотя в нашей практике есть и клиенты из, скажем, той же Германии или Франции.

«СП»: — Нужен ли отдельный закон о суррогатном материнстве? Или достаточно внести изменения в Семейный, Гражданский и Уголовный кодексы, чтобы убрать имеющиеся противоречия?

— Думаю, что плодить лишние законы ни к чему, достаточно устранить имеющиеся правовые лакуны и противоречия в существующем законодательстве.

Одно из главных противоречий, по мнению экспертов, содержится в Семейном Кодексе РФ, а именно, в двух статьях, касающихся суррогатного материнства:

Ч.2. п. 4, ст.51 СК РФ гласит: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)».

Ч.2, п. 3, ст.51 СК РФ гласит: «Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства».

Из этих статей следует, что юридически право определять судьбу ребенка предоставлено суррогатной матери. А, значит, никто не может дать гарантии, что она не захочет использовать этого ребенка в качестве инструмента шантажа и вымогательства.

В новом законе это опять-таки никак не регулируется: суррогатную мать по-прежнему нельзя заставить отдать ребенка биологическим родителям. Что касается договора, который заключается участниками программы, то он регулирует только финансовые отношения.

И если суррогатная мать вдруг решит оставить малыша себе, ей, скорей всего, просто придется выплатить штраф. Она даже может прервать беременность на сроке до 12 недель, и ей в этом случае вообще ничего не грозит, потому что аборт до трех недель является законным правом любой российской женщины.

«Суррогатная мать не должна иметь право прерывать беременность, кроме как по медицинским показаниям, — убежден директор Центра репродуктивного права и этики Константин Свитнев. — Родители должны быть родителями с момента зачатия. Это в интересах родителей и самой суррогатной матери — чтобы все знали свои права, обязанности и ответственность».

Пока же супругов, которые решились поручить чужой женщине рождение наследника, закон по-сути не защищает. В любом случае родителями ребенка их запишут только с согласия женщины, его родившей. Но если по какой-то причине сами биологические родители передумали, заставить их забрать ребенка тоже никто не может.

Единственный способ избежать конфликта — поручить подбор кандидатуры и ведение суррогатной программы не «черным посредникам» из интернета, а надежной фирме, имеющей лицензию на подобный вид деятельности, считают специалисты.

Но они же признают, что в значительных масштабах эта методика начнет применяться еще не скоро. И не только из-за юридических «пробелов». Суррогатная мать (а вынашивание ребенка осуществляется чаще всего на коммерческой основе, хотя в редких случаях бывает и безвозмездным) стоит дорого — в среднем до 1,5 млн рублей. Эта сумма включает в себя гонорар и ежемесячные выплаты во время беременности сурмаме, а также затраты на услуги специалистов, задействованных в процессе, — юристов, психологов, врачей-репродуктологов, гинекологов, акушеров и т. д. Понятно, что такими средствами в нашей стране располагают далеко не все бездетные семьи. Но обязательное медицинское страхование не покрывает расходы на лечение бесплодия.

Поэтому определенное недоумение вызывает недавнее заявление главы Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой, что российские женщины должны иметь право на пользование услугами суррогатной матери.

«Количество женщин, которые не имеют возможности по состоянию здоровья выносить ребенка, но желающих иметь детей, достаточно большое, — цитирует министра РИА Новости. — Не давать им эту возможность не справедливо». Голикова, однако, ни словом не обмолвилась, сколько женщин, не способных испытать радость материнства по медицинским показаниям, могут у нас реально этой возможностью воспользоваться.

Из досье «СП»

Как относятся к суррогатному материнству в других странах.

В Германии, Италии, Франции, Норвегии, Австрии, Швеции, в некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси) и в австралийском штате Виктория суррогатное материнство запрещено в принципе.

В Великобритании, Дании, Канаде, Израиле, Нидерландах, американских штатах Нью-Гемпшир и Вирджиния разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство, т.е. женщине запрещается извлекать из этого какую-то выгоду. Так, в Великобритании компенсация за вынашивание чужого ребенка не может превышать 10 тысяч фунтов стерлингов: эта сумма может покрывать потери в заработке, оплату няни для собственных детей, транспортные расходы.

Не регулируется законодательно, но фактически имеет место суррогатное материнство в Бельгии, Греции, Испании, Финляндии.

В России, Украине, Казахстане, ЮАР и большинстве штатов США суррогатное материнство, в том числе и коммерческое, разрешено законом. Однако американское законодательство, в отличие от российского, позволяет одинокому мужчине стать отцом «суррогатного» ребенка. У нас этого добились единицы, через суд.

Не так давно проект закона о суррогатном материнстве был разработан Минздравом Индии. Согласно этому документу, прибегать к помощи суррогатных матерей смогут супружеские пары, внебрачные пары, постоянно проживающие вместе, а также одинокие женщины и мужчины. Законопроект также обязывает иностранцев, прибегающих к услугам суррогатной матери из Индии, назначить доверенное лицо, которое возьмет на себя заботу о женщине в период беременности и после нее вплоть до передачи ребенка новым родителям.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня