18+
суббота, 3 декабря
Общество

МВД судится с «бывшими»

Милиционеры, попавшие под каток нургалиевской реформы, подают иски о восстановлении на работе

  
608

В результате переаттестации работников органов внутренних дел, прошедшей с 1 марта по 1 августа прошлого года, были уволены 183 тысячи человек. Многие из них сейчас активно пытаются восстановиться на работе, подавая заявления в суды.

Бывший сотрудник УВД Шигонского района Самарской области Александр рассказывает: «Во время аттестации мне сказали: «Ты работал настолько халатно, что уголовное дело возбудить можно». О знании законов и прочем меня даже не спрашивали. Руководитель комиссии решил: не годен.

Аттестация была фарсом, члены комиссии и руководство УВД заранее решили, кто уйдёт, а кто останется. Я обратился в суд с требованием исключить из текста аттестации необоснованные факты, отменить проведённую аттестацию и направить её на новое рассмотрение".

«СП»: — У вас были взыскания за время работы в милиции?

— Иногда делали замечания, но официально не наказывали. Всем делают замечания… Многие мои коллеги, оставленные без работы такими «аттестаторами» намерены обратиться в суд.

В столице, по словам председателя координационного совета профсоюза сотрудников полиции Москвы Михаила Пашкина, в суды с просьбами о восстановлении на работе обратились несколько сотен экс-милиционеров: «Некоторые уже выиграли. Однако в отделах кадров им говорят, что согласно указу президента им нужно переквалифицироваться в полицейских, а аттестационные комиссии завершили работу 1 августа прошлого года.

В законе «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» сказано, что восстановленным на работе сотрудникам могут предложить вакантную должность, а могут и не предложить. Решение остаётся за кадровиками. Ранее в этом законе содержалось требование сообщить обо всех вакантных должностях. Ныне названное требование имеется в Трудовом кодексе Российской Федерации — основополагающем документе, регулирующем трудовые отношения в стране. Выходит, закон «О службе в органах…» противоречит ему.

Также в законе «О службе…» сказано, что восстановление человека на работе происходит после вступления решения суда в законную силу, а Гражданский кодекс требует восстановить его немедленно. Что получается? Приходит восстановленный судом сотрудник в отдел кадров, а ему отвечают: «Иди домой. Жди вступления решения в силу». А произойти это может через месяц или два. Но даже после истечения этого срока ему могут отказать в трудоустройстве. Так российская власть защищает сотрудников правоохранительных органов, которые среди прочих, обязаны охранять и её.

«СП»: — Но хотя бы часть из получивших положительные решения суда, приняли на работу?

— Некоторых восстановили, записали, что они прошли переаттестацию до 1 августа. Случается, судьи указывают: «восстановить в прежней должности», а эта должность в ходе реформы упразднена. Кадровикам приходится выкручиваться.

Выходит, лишили людей работы по закону «О полиции», а в восстановлении на ней отказывают оттого, что не являются они полицейскими?

Корреспондент «СП» обратился в ГУ МВД России по городу Москве, дабы прояснить ситуацию, однако там от комментариев отказались.

Адвокат, бывший старший следователь Следственного комитета при МВД РФ Владимир Жеребенков утверждает, что увольнять милиционеров, руководствуясь законом «О полиции» было нельзя, поскольку они не успели стать сотрудниками полиции.

«СП»: — Милиционеры понимали, что их увольняют неправомерно?

— Многие понимали, поэтому и обращаются в суды. Хотел бы заметить, что большое количество правоохранителей было переаттестовано до официального начала переаттестации — в феврале.

«СП»: — Можно ли сказать, что всех уволенных необходимо восстановить на работе?

—  Многие лишились мест по объективным причинам: достижение пенсионного возраста, халатное исполнение обязанностей.

«СП»: — По какой причине на происходящее не отреагировал Конституционный суд?

— Прежде бывшим сотрудникам милиции нужно попытаться восстановиться через суды предыдущих инстанций.

Необходимо отметить и следующее: часто комиссии принимали к рассмотрению негласные материалы. Присылали из службы собственной безопасности МВД ничем не подтверждённую информацию о том, что такие-то милиционеры занимаются бизнесом, а члены комиссии, вершившие судьбы людей, принимали её за истину. Или учитывали аудиозаписи разговоров сотрудников органов внутренних дел, сделанные без судебного решения.

Оперативная работа, согласно закону, может проводиться исключительно в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления или готовящих преступление.

«СП»: — Переаттестацию рядовых сотрудников милиции проводили более 1000 комиссий, созданных самими органами внутренних дел…

—  Законодательство требует привлекать к работе в этих комиссиях представителей общественности, адвокатского сообщества, министерства юстиции… В большинство комиссий их не допустили. Силовики творили, что хотели.

«СП»: — Почему наиболее значимые перестановки прошли в Следственном комитете при МВД, департаменте экономической безопасности и Бюро специальных технических мероприятий, где сменилось не только руководство, но и ключевые заместители?

— Ход реформы контролировала администрация президента. Во многих случаях руководители на разные посты назначались по её усмотрению, а не по профессиональным качествам.

«СП»: — Чем можно объяснить, что в Северо-Кавказском федеральном округе переаттестацию прошли 95% милиционеров?

— Там очень сильна клановость. На работу в силовые структуры принимают представителей определённых кланов. Свои своих не уволят по результатам переаттестации.

«СП»: — Администрация президента никак на это не могла повлиять?

— Она на Северном Кавказе практически никакой роли не играет…

Сегодня уже ясно, что реформа МВД, которую торопились провести «под выборы», своих целей не достигла. Тысячам профессионалов, не боящихся вступать в спор с начальством, пришлось уйти. Дыры латают, как придется. Когда в ведомстве Нургалиева говорят, что в полиции остались лучшие, это вызывает, как минимум, вопросы: чуть ли не ежедневно сами полицейские, как и до реформы, попадают в криминальные хроники или скандалы. Взятки как брали, так и берут. Доверять людям в форме мы больше не стали. Согласно данным индекса доверия, разработанного Фондом «Общественный вердикт» совместно с центром Левады, только 6% граждан уверенно заявляют о том, что полиция работает удовлетворительно. А 46% россиян оценивают качество работы полиции негативно. В способность полиции защитить граждан в случае преступных посягательств уверенно верят только 6% населения, 50% считают, что полиция не в состоянии защитить их от преступников…

Зато в среду в МВД радостно сообщили, что скоро полицейских оденут в новую форму (это обойдется в 16 млрд рублей). Форма выглядит симпатично. В отличие, к сожалению, от содержания.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня