18+
суббота, 1 октября
Общество

Бедные родственники Сколково

На средства, вложенные в прошлом году в раскрутку нового бренда, остальные наукограды могли бы существовать 26 лет

  
328

Выступая в ходе своей недавней поездки в Сибирь перед учеными новосибирского Академгородка, кандидат в президенты Михаил Прохоров затронул достаточно болезненную для местной аудитории тему «сколковских» льгот, которые, по его мнению, не мешало бы перенести и на другие российские наукограды. Отношение научного сообщества к Сколково — любимому детищу президента Медведева — уже давно неоднозначное. Во многом это объясняется тем, что на фоне этого самого раскрученного на сегодня инновационного бренда в России, уже сложившиеся исторически города российской науки выглядят бедными родственниками.

Представьте: в институты и предприятия Сколково предполагается вложить в течение нескольких лет 170 млрд рублей. В то же время бюджетное финансирование наукоградов с 2010 года, по экспертным оценкам, сократилось на 60%. Изначально предполагалось ежегодно выделять на все четырнадцать городов науки 1,5 млрд рублей, но из-за финансового кризиса эта сумма снизилась до 579 млн рублей.

Средства перечисляют по «душевому» принципу, распределяя пропорционально количеству жителей. Поэтому сумма на каждый город своя — от 5 до 112 млн рублей.

Эксперт комитета по бюджету, финансам и налогам Обнинского городского Собрания Оксана Коваль предлагает сравнить финансирование Обнинска (первый российский наукоград, где ведутся разработки в области мирного атома), и Сколково.

Цифры весьма показательные: в соответствии с законом «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов» № 357-ФЗ от 13.12.2010 г. на наукоград Обнинск в прошлом году, нынешнем и будущем выделена одинаковая сумма — 59 млн 548 тысяч рублей.

Иннограду Сколково в 2011 году досталось 15 млрд рублей, в 2012 вложения в проект составят 22 млрд и в 2013 — более 17 млрд рублей.

«Иными словами, — отмечает Коваль, — за годовой (2011 года) бюджет Сколково наукоград Обнинск можно было бы финансировать на протяжении 252 лет, а все наукограды — примерно 26 лет!».

Между тем, наукоградам не только существенно урезали финансирование из бюджета. У них отобрали и все налоговые льготы. Сегодня эти уникальные территориальные единицы фактически не имеют налоговых преимуществ перед другими муниципальными образованиями. В том же Обнинске в начале 2000-х годов оставалось 54% собранных здесь налогов. А уже к середине десятилетия эта доля уменьшилась сначала до 24%, а потом и вовсе до 20%.

Напомним: Сколково полтора года назад президент своим указом освободил практически от всех налогов.

Теперь на пути в Кремль бизнесмен Прохоров требует справедливости и предлагает «сколковские» льготы распространить на все наукограды и технопарки страны.

«В стране должно быть несколько мощных научных центров, которые развиваются, конкурируют между собой, и государство объявит для них одинаковый режим работы», — приводит его слова РИА «Новости».

Одновременно Прохоров предлагает существенно увеличить финансирование фундаментальной науки — до 2% ВВП (сейчас в России на эти цели направляется 1,17% ВВП, в то время как в развитых странах — около 3%). А также закрепить за учеными права на интеллектуальную собственность, чтобы сделанные ими открытия превращались в реальный доход.

Если отбросить подозрения в популизме, предложения Прохорова выглядят вполне разумными. Вот только ему самому воплощать их в жизнь вряд ли придется. А у нынешней власти много других забот. Поэтому, скорей всего, наукограды будут и дальше выживать по принципу «кто как может».

Как это получается у наукограда Кольцово (Новосибирская область), «Свободной прессе» рассказал его мэр, вице-президент Союза развития наукоградов России Николай Красников.

«СП»: — Вам по душе предложения Прохорова?

— Мы сами (я в данном случае говорю как вице-президент Союза развития наукоградов РФ) уже давно стоим на похожей позиции. Но мы не хотели бы, чтобы «сколковский» проект противопоставлялся большому, ранее начатому проекту государственной поддержки наукоградов, которые «рассыпаны» по всей России. Наверное, трудно механически перенести все льготы Сколково на каждый наукоград. Но выравнить позицию наделения государственным вниманием и рядом преференций, безусловно, нужно. Вы знаете, есть специальный закон по Сколково, а вот по наукоградам закона такого прямого действия нет. И, конечно, те суммы, которые сегодня заложены на одно Сколково и на все наукограды, они не соизмеримы.

«СП»: — И как же распределяются финансы в этом случае?

— Как распределяют? На четырнадцать наукоградов — порядка 1,5 млрд рублей в год. Но в кризисные времена общий объем финансирования понизили почти в три раза. В 2010 году, например, мы получили из бюджета всего 5 млн рублей. При этом могу сказать, что наш маленький наукоград Кольцово больше чем полтора миллиарда налогов платит, перекрывая все государственное внимание вообще к наукоградам. А получаем от федерации всего лишь около 0,3% перечисляемых денег.

«СП»: — Так всегда было?

— Нет. В разные годы финансирование составляло 37, 52, 13−14 млн рублей. Но сейчас деньги выделяются по «душевому» принципу, а город у нас маленький, здесь живет около 14−15 тысяч. При этом Кольцово — один из самых быстроразвивающихся наукоградов. Остается только надеяться, что когда-нибудь вернется программный принцип поддержки, когда средства будут выделяться с учетом инфраструктурных проектов и программ развития наукоградов. Ведь если программа развития роли не играет, то, как развивать инновационный процесс? А пока тот же Бийск, где наука растворена в другой деятельности большого города с населением в 200 тысяч жителей, финансируется на порядок лучше — 112 млн рублей в год. «Сколково» ежегодно выделяют миллиарды. Безусловно, тут нужно выравнивать, тем более что многие реальные проекты никогда не появятся в Сколково, поскольку они материально базируются на других территориях: в той же Дубне, например, Троицке, или, скажем, в Кольцово.

«СП»: — Николай Григорьевич, как мэр наукограда с какими проблемами вы сталкиваетесь? Как преодолеваете трудности?

— Главное для нас - это востребованность нашего «Вектора» (ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор» градообразующее предприятие Кольцово — прим.). Когда-то мы разработали программу его развития, сегодня наши планы сбываются. Теперь «Вектор» — это огромный научно-производственный комплекс, его «дочки» — «Вектор-Б», «Вектор-Фарм», «Вектор-Медико» — сегодня превратились в серьезные компании с полуторамиллиардным оборотом. Что касается проблем, то это, прежде всего, омоложение кадров и создание условий для того, чтобы молодые специалисты не уезжали за рубеж. В свое время у нас был большой отток мозгов, поэтому сейчас мы правдами и неправдами пытаемся бороться: выплачиваем повышенные стипендии студентам и аспирантам, выдаем премии за научные достижения. Но главное, конечно, жилье. Наш город активно строится: каждый год сдаем по три-четыре многоквартирных дома. Правда, передать муниципальное жилье молодым ученым не очень просто, оно должно в первую очередь предоставляться льготникам. Поэтому мы активно выступаем за то, чтобы наукограды имели свой служебный жилой фонд. Ведь наукоград — особая среда обитания. Это научное сообщество, бизнес сообщество и инвестиционное сообщество, и все это должно развиваться гармонично. Не скажу, что здесь все безоблачно: есть провисшие и из советского еще времени перешедшие проблемы. Собственно говоря, для их решения и создавался закон «О статусе наукоградов и государственной их поддержке». При переходе на рыночную экономику многие научные городки тогда серьезно просели, и нужно было как-то выбираться из этой ямы.

«СП»: — Закон о наукоградах был принят в 1999 году, если не ошибаюсь. Вы не считаете, что он устарел?

— Конечно, многое устарело. Именно поэтому мы разработали целый ряд поправок и пытались внести обновленный проект закона на рассмотрение Госдумы. К сожалению, уже второй созыв депутатов никак не может его рассмотреть, он даже до первого чтения не дошел. А надо, по крайней мере, расширять полномочия местной власти, потому что ей сейчас приходится не только решать проблемы ЖКХ, строить дороги, детские сады и школы, но отчасти поддерживать инновационные процессы и фундаментальную науку. Хотелось бы, чтобы более четко было прописано и место наукоградов в стратегии 2020, их отношения со Сколково, да и то же служебное жилье, что, как я уже говорил, очень актуально для нас, безусловно, нужно как-то узаконить.

«СП»: — Как определяется статус наукограда сегодня?

— На данный момент существуют 14 федеральных наукоградов. Семь из них, включая четвертый-Кольцово (мы стали наукоградом после Обнинска, Королева и Дубны), получили, так называемый, «длинный» статус на 25 лет. Тогда предполагалось, что по каждому городу будет издаваться президентский указ, определяющий его специализацию — космос, ядерная физика, медицина и т. п. — и утверждаться программа развития на 5−6 лет. А по заключённому тройственному соглашению — правительство — губернатор — муниципальное образование — каждый уровень власти должен был брать на себя определённые обязательства по выполнению программы. Но в 2004 году порядок присвоение статуса изменился. Сейчас он присваивается постановлением правительства только на пять лет и без утверждения программы, потому что метод финансирования наукоградов стал «подушевой».

"СП": — На каких условиях присваивается статус научного города?

— Не меньше 15% активного населения должны быть заняты в НИИ и на предприятиях профильного научно-производственного комплекса. А объем научно-технической продукции должен составлять не менее 50% от общего объема продукции всех хозяйствующих субъектов. Но исторически сложилось так, что многие наукограды вышли из закрытых городков. У нас есть такая категория поселений, как ЗАТО — закрытое административно-территориальное образование. Они до сих пор имеют некий свой закон, и кое-какие дела там решаются по-другому в силу их закрытости. Но это тоже свой минус — туда не может зайти бизнес, из-за чего и многие вещи сейчас там страдают. Вот, например Томск-7 (Северск) с одной стороны хотел бы быть наукоградом, но остается закрытым территориальным образованием. В предлагаемых нами поправках понятие наукоградности расширяется, как раз за счет ухода от целого ряда формальностей. Реально на этот статус могли бы претендовать порядка 50−60 научных городков по России. Но есть еще вопрос: ради чего получать статус? Это же не просто флажок или переходящий вымпел, статус должен гарантировать какие-то преференции, особую форму государственной поддержки. Вот в этом смысле не очень получается. Поэтому пока остается только мечтать о распространении на нас сколковских льгот.

«СП»: — Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы наукограды не разделили судьбу депрессивных моногородов?

— Прежде всего, государство должно поменять свое отношение к городам науки. Хватит играть в разные игры. Государство любит у нас поиграть: сначала в городки — «наукоградки», потом — в особые экономические зоны, технопарки, сейчас — ввели кластерный подход. Отказаться от понятия «наукоград» было бы более чем недальновидно: многое из того, что в них создавалось еще в советское время и, кстати, с большими материальными затратами, уникально, сейчас ничего подобного не построишь. Нужно просто грамотно использовать этот потенциал, потому что более значимых точек роста в стране на сегодняшний день нет.

В этой связи очень интересны предложения политолога Романа Евликова, которые он высказывает в своем интернет-блоге по поводу Мичуринска — единственного в стране наукограда (с 2003 года) в агропромышленном комплексе. Сам автор живет и работает в Воронеже. Но Мичуринск (бывший город Козлов в Тамбовской области) — его родина, и туда он наведывается довольно часто.

«Первое, что бросается в глаза приехавшим в Мичуринск - мусор, повсеместное пьянство и сквернословие. Город зияет пустошами, глазницами заброшенных домов», — делится впечатлениями Евликов.

«Куда подевалась армия дворников? Где новые озелененные площадки, детские городки?— спрашивает он. — Столица научного садоводства должна быть городом-садом, а не помойкой! Пока же наукоград существует лишь в многочисленных лозунгах «Слава!!! Да здравствует!!!». PR какой-то убогий, совковый. Фантик без конфеты. Для вящей пропаганды торжества науки в городе можно было бы обязать всех праздношатающихся мужчин носить галстуки, женщин — синие чулки, детей — очки. При непременном распитии пива из бутылок на улицах, в парках, на пляжах и других людных местах элегантно оттопыривать мизинец, а в матерные «загибы» добавлять слова на латыни (названия сортов яблок). Последние — пару-тройку — надо заучить. И уже не стыдно принимать какую хочешь делегацию!«

Болея душой за родной город, Евликов разработал план по его спасению. Начать он предлагает с развития туризма:

«Мичуринск, по большому счету, закупоренный мирок. От этого многие беды. Сюда мало кто приезжает, кто мог уехать — уехал, а у не видевших белгородских и липецких красот горожан глаза „замылились“. Раз в год, ко Дню садовода, улицы отскребут от грязи — и ладно. А между тем в Мичуринске есть на что посмотреть».

Но чтобы у кого-то появилось желание оценить особенности старинной русской архитектуры и красоты местной природы, город, по его мнению, следует привести в надлежащий вид: «Не думаю, что руководству будет стыдно перед туристами за грязный город, пьяных горожан и уличных хулиганов — оно просто недосчитается денег. Тогда и задумается».

Среди стратегических направлений приложения сил городской власти Евликов предлагает и те, которые имеют отношение к его научному статусу:

— Раскрутка проекта наукограда. Реанимация и/или перепрофилирование тех предприятий, чья специализация неэффективна в формате наукограда. Создание рабочих мест.

— Создание условий для «импорта» производства. Использование имеющихся преимуществ: транспортных узлов, мест размещения промышленных предприятий, квалифицированных кадров. Открытие филиалов крупных компаний. Создание рабочих мест.

— Разработка и реализация программ повышения конкурентоспособности образования в мичуринских ВУЗах и трудоустройства молодых специалистов. Создание рабочих мест.

— Повышение качества жизни в городе: медицинское обслуживание, досуг горожан, снижение преступности, развитие социокультурной инфраструктуры. Просто благоустройство города.

Инициатива городского руководства должна катализировать позитивную активность горожан и получить поддержку у областных и федеральных властей, считает эксперт. Тогда перемены к лучшему возможны. Тогда, по его словам, «Мучуринск получит шанс претворить в жизнь знаменитый стих Маяковского:

«Через четыре года здесь будет город-сад!««

Из досье «СП»

Статус федеральных наукоградов имеют 14 городов:

Обнинск известен своими исследованиями в области ядерной физики и атомной энергетики, метеорологии, радиологии, радиационной химии и геофизики.

В Дубне проводят ядерные исследования, изучают прикладную акустику. Также там хорошо развито машиностроение.

В Жуковском реализуют проекты в области авиастроения.

Королев считается главным исследовательским центром в ракетно-космической отрасли.

Мичуринск — общероссийский центр садоводства.

Бийск знаменит своим оборонным комплексом, производством взрывчатых веществ и исследованиями в области фармакологии.

В Троицке изучают физику высоких давлений, спектроскопию, занимаются ядерными исследованиями.

В Реутове находится одно из ведущих предприятий ракетно-космической отрасли в стране.

Фрязино специализируется на создании электроники оборонного и гражданского назначения.

Пущино — крупный биологический центр.

В Протвино изучают физику высоких энергий.

В Черноголовке занимаются математической физикой и химической физикой.

Кольцово знаменито своими исследованиями в области эпидемиологии, вирусологии, бактериологии.

В Петергофе развивают информационные технологии, а также проекты в области связи.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье