18+
суббота, 10 декабря
Общество

Первач из «Беловежской пущи»

В искусстве самогоноварения белорусы могут дать фору всем братьям-славянам

  
903

Денег у белорусских сельчан никогда не было много, а сейчас они и вовсе зарабатывают по 500−1500 российских рублей за месяц в местном эквиваленте. Поэтому еще с советских времен самой ходовой валютой на селе был «сэм», «первач», «сивуха», «самопляс», «косорыловка» — это все сленговые названия для самогона.

Разные услуги по хозяйству имеют свою алкогольную стоимость, которая измеряется литровыми банками — самой популярной тарой для самогона. Распахать поле — две банки, наколоть дров — банка, покрасить забор — полбанки. За более мелкую помощь наливают «в розницу», стаканами. И часто деревенские пьяницы предпочитают «банку» деньгам, которые им пытаются всучить понаехавшие на историческую родину «городские», потому что селяне уже просто не знают, какой курс обмена горючего на деньги, да и магазины, где на эти деньги можно купить водку, есть далеко не в каждой деревне. А когда «трубы горят», ждать приезда автолавки или ехать за 15 километров в ближайший магазин никому неохота. Каждый обитатель деревни знает, в каком именно доме есть самогон на продажу, и если к торговцу приходит вдруг милиция, можно не сомневаться, что натравили участкового недовольные клиенты, которым отказались налить «в долг», или их жены, которым не нравятся вечно пьяные мужья, или соседи, позавидовавшие нетрудовым доходам.

Самогонный аппарат в приусадебном хозяйстве белоруса такая же обычная вещь, как грабли и вилы. Даже закон не запрещает в республике производство самогона для личного пользования, но преследует тех, кто делает сивуху для коммерческих целей. За прошлый год у белорусов было изъято около двух миллионов литров самогона, пресечена деятельность более 2500 мини-заводов по производству этого зелья. А благодарить за это надо, в том числе, 5 000 анонимных звонков от бдительных граждан в правоохранительные органы.

В милицейских сводках беспрерывно появляются свежие сообщения о прикрытии новых и новых мини-заводов по производству самогона, правда, административная ответственность и небольшой размер штрафов — от 650 до 2000 RUB — не отваживает профессиональных самогонщиков от прибыльного дела. Рекордсменка по задержаниям в Минской области — 60-летняя пенсионерка Тамара Бурая из деревни Погост, ее ловили на продаже сэма целых 6 раз за год, близка к рекорду ее конкурентка по деревне Валентина Драневич, на которую протокол составляли четырежды.

Хитрые самогонщики от милицейских происков спасаются в лесу: однажды там был задержан целый грузовик, на базе которого предприимчивый житель города Молодечно устроил мини-завод. Такая его мобильность заставила милицию аж 4 раза выезжать по наводке, но все безрезультатно. Взяли лишь с пятой попытки. Масштабы некоторых самогонщиков поражают даже видавших виды сельских участковых: в декабре 2011 года в Вилейском районе обнаружили самогонную установку размером… с дом. Причем у этих крупных дельцов часто люди брали самогон бочками и даже целыми цистернами. Но поскольку основной покупатель — человек с достатком ниже среднего, то бартер предприниматели также приветствовали. Особенно охотно бизнесмены меняли самодельное зелье на металлолом. Во время операции милиционерам удалось конфисковать тонну самогона и столько же металла.

Глядя на такой размах, начальник отдела управления охраны правопорядка и профилактики УВД Миноблисполкома Андрей Амбражей предложил ввести за самогоноварение уголовную ответственность: «Меры борьбы против тех, кто создал в Беларуси теневой рынок производства и сбыта алкогольной продукции недостаточны. Назрела необходимость максимально усилить ответственность за изготовление спиртосодержащий жидкости с целью сбыта. Чтобы искоренить тех, кто превратил самогоноварение в доходное дело, нужно вводить уголовную ответственность и конфискацию имущества. Неэффективно просто штрафовать самогонщиков — у них огромные доходы, и эти люди возвращаются к своему незаконному занятию, едва выходят из милиции. Кроме экономического вреда и пособничества развитию пьянства, они несут угрозу жизням своих покупателей, потому что, в погоне за наживой, некоторые производят самогон, содержащий 20% алкоголя, разбавляют его стеклоочистителем, доводя крепость до 40% и продают эту отраву людям!»

Желая потратить мало, а заработать много, белорусские самогонщики действительно изобретают множество новых рецептов — по свидетельству милиционеров, недавно в брагу стали добавлять резину от старых автомобильных покрышек. Ну, а самогон из куриного помета давно не новость, и даже имеет уже устоявшееся название «курчак». Говорят, что 100 гр. этого напитка способны вырубить взрослого мужчину, а похмелье наутро просто ужасное.

Стоимость «сэма» варьируется в зависимости от области, где он произведен, и качества продукта. Литр в Беларуси можно купить за 37−100 RUB. Стоимость водки в государственных магазинах такая же — от 30 до 150 RUB, но уже за поллитра. Любители утверждают, что если самогон качественный, то от него и опьянение приятней, и похмелье меньше, чем от официальной водки.

Иностранцы даже сняли фильм про белорусский сэм, с нехитрым названием «Самогон». В документальной короткометражке полесская старушка показывает весь цикл приготовления «moonshine» — таким поэтичным названием награжден за границей самогон — и рассказывает, что во время войны именно этот напиток спас их деревню от сожжения фашистами, которые знали, что там всегда можно достать отличный первач.

Бороться с деревенским пьянством, призывая на помощь высшие силы, пытался католический священник Йозеф Булька, который стал легендой в Беларуси после того, как превратил в зону трезвости подведомственную ему деревню Мосарь в Витебской области, и открыл там антиалкогольный музей. Даже милиционеры соглашались, что на пару со священником с пьянством бороться стало легче, чем при участии нарколога. Строгий ксендз даже отказывался отпевать покойников, пока ему не предъявляли справку о том, что родственники усопшего не покупали в магазине водку. В костеле завел «Книгу трезвости», в которой сельчане давали Богу обет завязать с выпивкой кто на год, а кто и навсегда. Булька добился того, что в местном магазине перестали продавать спиртное, извел и самогоноварение. Бросившие пить мужики и работать стали лучше, и в свободное время навели в Мосаре такую красоту, что деревню стали называть «белорусским Версалем».

Но после того, как 85-летний священник умер в 2010 году, мосарьцы выдержали трезвость без присмотра всего лишь год, и проголосовали за то, чтобы вернуть спиртное обратно в магазин. Да и не скрывают теперь, что «зона трезвости» в селе была, в основном, напоказ, и все, кто хотел выпить, ездили на велосипеде за 3 километра в сельпо соседней деревни, а самогонку гнали по ночам, соблюдая светомаскировку.

Есть в Беларуси и заповедники для самогона. В целях «воссоздания полноты белорусских национальных традиций» самогон разрешено изготавливать и продавать в утвержденных правительством 4 местах: в музейном комплексе старинных народных ремесел и технологий «Дудутки», национальном парке «Беловежская пуща», культурно-развлекательном комплексе «Белорусская деревня XIX века» и горнолыжном спортивном комплексе «Логойск». В Беловежской пуще работает целых два цеха по производству горячительных сувениров, а акциз на легальный самогон в два раза ниже, чем на водку.

В это время в республике уже год действует программа против алоголизации населения, главная идея которой — сделать спиртное недоступным по экономическим показателям, с помощью увеличения акцизов и отпускных цен. Профессиональные самогонщики в ответ ухмыляются и для повышения качества и вкуса своего продукта начинают разливать его в дубовые бочки.

Минск

На снимке: во время производства самогона.

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня