18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Кирсан Илюмжинов: «Никакой революции я не жду»

Бывший глава Калмыкии и президент ФИДЕ уверен, что уличные протесты частично финансируются из-за рубежа

  
27

«Свободная пресса» продолжает серию интервью с людьми, которые определяли политическую жизнь страны в 90-е годы. Своим мнением о нынешнем раскладе политических сил в стране и о том, чего нам ждать от предстоящих президентских выборов, с читателями уже поделились политик и публицист Юрий Болдырев, руководитель администрации президента в 1993 — 1996 гг. Сергей Филатов, последний председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов, первый руководитель Российского телевидения Олег Попцов, первый и единственный вице-президент России Александр Руцкой, экс-депутаты Государственной Думы Виктор Алкснис, Сергей Бабурин, Ирина Хакамада и экс-председатель Свободной демократической партии России Марина Салье. Сегодня на вопросы «СП» отвечает глава Республики Калмыкия с 1993 по 2010 гг., президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

— Я считаю, что сейчас Россия проходит очередной этап становления демократического гражданского общества. Этот процесс начался еще в 1987, когда Михаил Горбачев объявил о начале курса «Перестройки» и политики гласности. Следующим этапом стал 1991 год, когда общество СССР начало разделяться по своим национальным «квартирам», затем 1993 год — расстрел Белого дома. Далее 1999 год — приход к власти Владимира Путина и выстраивание им вертикали власти, собирание регионов вновь в единое целое, ликвидация нашего внешнего долга, либерализация прессы. Нынешний период является следующим шагом становления гражданского демократического общества в России. Многие сегодня говорят, что его пробуждение состоялось на Болотной площади после выборов 4-го декабря, но я считаю, что то, что сейчас происходит, является естественным следствием того, что зародил еще Михаил Горбачев 25 лет назад.

«СП»: — Вы лично положительно или отрицательно относитесь к происходящему?

— Нейтрально отношусь. В каждом обществе должен быть плюрализм мнений: кто-то власть рьяно ругает, кто-то — рьяно поддерживает, и под одну линейку всех не выровняешь. Я считаю этот процесс нормальным.

«СП»: — На ваш взгляд, способны ли такие люди, как Немцов, Рыжков, Кудрин или Прохоров стать настоящими лидерами протестных настроений общества?

— Общество, как природа, живет и развивается по своим законам: общество меняется и выдвигает тех, кто больше всего соответствует его переменам, и предугадать, кто станет лидером, очень сложно. Когда в 91-м году на нынешней Лубянской площади сносили памятник Дзержинскому, тоже можно было назвать очень влиятельных партийных руководителей или губернаторов, про которых можно было предположить, что они поведут за собой народ. И никто тогда не думал, что появится Гайдар, Шохин, Авен, Чубайс, Бурбулис — эти имена мало кто знал. И вдруг они оказались на волне. Сейчас ситуация может повториться. Самое главное, чтобы она развивалась эволюционным путем, через реформы и модернизацию. Если общество в определенной стране будет только критиковать и хаять все и всех подряд, ничего хорошего нас не ждет. Это общество деградирует, а государство развалится. Если же каждый будет думать позитивно и в конструктивном ключе, тогда это общество выдвинет на поверхность ярких способных личностей.

А так вы назвали старые фамилии, но ведь они же уже были у власти или находились возле ее кормушки, — что одни, что другие. Кто-то хорошо заработал на залоговых аукционах. То есть они все винтики одной системы. Но общество подобно Броуновскому движению, я не исключаю, что выдвинется кто-то из них или из близкого окружения действующей власти.

«СП»: — На фоне последних протестов и митингов можем ли мы говорить о расколе российского общества?

— Нет, я категорически не согласен с этой позицией. Я — представитель Калмыкии, можно сказать, национальной окраины, и могу судить как провинциал. Раскола общества на «красных» и «белых» я не вижу. Конечно, некоторые зарубежные силы, как это было в конце XIX — начале XX веков, хотят поделить наше общество на два противоположных лагеря, но само оно к этому не готово. Если не произойдет какого-то разжигания этих настроений извне, общество будет развиваться эволюционно, и никакой приближающейся революции я не жду.

«СП»: — То есть, вы считаете, что сегодня все-таки можно говорить о зарубежных агентах влияния, стимулирующих протесты в нашей стране?

— Частично эти протесты, конечно, финансируются заграничными фондами. Я, например, знаю, что один из сегодняшних оппозиционных лидеров купил себе частично на эти деньги квартиру на Манхэттене. Некоторые из них официально состоят в западных или американских фондах и получают оттуда деньги. Если они их получают, они должны их отрабатывать.

Еще в 90-е годы, когда шли игры в бумажные суверенитеты, я говорил, что они подстрекаются из-за океана и разными спецслужбами, которые заинтересованы в нас не как в сильном государстве, а государстве раздробленном, чтобы можно было просто бесплатно выкачивать ресурсы, как из Ирака, Афганистана или сейчас из Ливии — это так называемая «Теория управляемого хаоса». В прошлом году я объездил 108 стран: от общения с Папой Римским и императором Японии до игры в шахматы с Муаммаром Каддафи. То есть, у меня есть возможность судить о вопросе не только с позиций гражданина Российской Федерации, но и с гораздо большего горизонта — ФИДЕ входит в пятерку крупнейших международных организаций. И я вижу, что есть явная заинтересованность определенных лиц или организаций в реализации «Теории управляемого хаоса». В том, что многие процессы идут извне, ярче всего убедает пример Ливии. В июне 2011 года я ездил к Каддафи, привез от него письмо всем лидерам Североатлантического альянса — Каддафи был готов немедленно сесть за стол переговоров без всяческих условий. Но Запад не хотел ничего слышать. Я видел, как разбомбили ливийский госпиталь, в котором погибло 60 человек. Был в доме, где под бомбами погибла 4-месячная внучка Каддафи. С одной стороны, тогда все на Западе кричали о правах человека, о жестокостях режима. С другой, сегодня каждый день тысячи ливийцев ежедневно погибают в начавшейся там гражданской войне. Зато страны НАТО тихо-спокойно качают себе нефть. Они получают свои энергоресурсы, деньги, сверхприбыли. Теперь уже мы пытаемся кричать о правах человека.

«СП»: — Но нельзя же утверждать, что нынешние российские протесты полностью организованы силами Запада.

— Я этого и не утверждаю. Я вижу, что то, что сейчас происходит в России, является частью тех процессов, которые происходят и в других странах. Россия — это клеточка большого организма, который называется «мировая система». И сейчас больна вся мировая система. Кстати, мы в этом плане поражены намного меньше, чем та же Европа, Ближний Восток или США. Во многом за счет созданной в прошлом вертикали власти. Но все равно находимся в состоянии кризиса. Финансовый кризис, о котором сегодня идет столько разговоров, — это только вершина айсберга проблем, с которыми все столкнулись. Сейчас также идет кризис политический. А основой всего является кризис морально-идеологический, потому что человечество потеряло базовые ценностные ориентиры. Раньше главным ориентиром был Бог. Но этот ориентир утрачен. В результате глубинный человеческий кризис находит свое выражение в кризисах финансовых, политических, военных и т. д.

То, что сейчас происходит в России, вполне естественно и ничего страшного в этом нет: одни вывели на улицы сто тысяч, другие — двести. Заявили о своих требованиях, — нормальный процесс. Самое главное, что государственная конструкция в нашей стране сегодня устойчива. Но чем быстрее мы модернизируемся, тем крепче будем.

«СП»: — Путин победит на президентских выборах?

— Он однозначно победит, причем в первом туре — у него такая поддержка в обществе есть.

«СП»: — Что вы скажете о его статьях?

— Самый главный посыл, который я в них увидел, это желание Путина изменить и модернизировать общество. Если это действительно будет осуществляться, я двумя руками «за».

"СП": — То есть, вы ждете от него серьезных, а не декоративных преобразований?

— Конечно. Ему дадут «карт-бланш», такие громадные полномочия и возможности на шесть лет, что если он этого не сделает, то затем уйдет в историю с большим знаком минус.

«СП»: — И какими должны быть эти преобразования?

— Я за то, чтобы общество было открытым, не нужно заново городить «железный занавес» от остального мира. Нужно продолжать идти на диалог с теми же европейскими государствами и США. Государство должно быть открытым и прозрачным во внешней и внутренней политике, как и говорил Горбачев. Гласность, открытость, нацеленность на модернизацию не просто спасет Россию, но ускорит движение нашей страны к цивилизованному обществу.

Справка «СП»

В марте 1990 избран народным депутатом РСФСР. Являлся членом Верховного совета СССР последнего созыва вплоть до распада СССР

В 1993 году был избран первым президентом Республики Калмыкия, получив 65 процентов голосов избирателей. Дважды переизбираясь на пост главы Калмыкии.

Во время событий октября 1993 года в Москве возглавлял группу парламентеров, которая вошла в здание парламента и вела переговоры с его защитниками вплоть до начала штурма.

В ноябре 1995 Илюмжинов был избран президентом Международной шахматной федерации — ФИДЕ. В 2006 и 2010 переизбирается на этот пост. Занимает его по сей день.

В ноябре 1998 в связи с неполучением средств из Федерального бюджета сделал ряд заявлений, которые были расценены как предположение о возможном выходе Калмыкии из состава Российской Федерации. В ответ на это Генеральная прокуратура РФ начала проверку по факту высказываний.

12 июня 2011 года встретился в Триполи с Каддафи, где сыграл с ним в шахматы и договорился о проведении шахматного турнира.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня