18+
пятница, 9 декабря
Общество

Мама, не убивай меня!

Тысячи российских детей ежегодно погибают от рук собственных родителей. Больше только в Колумбии, ЮАР, Ямайке и Венесуэле

  
2171

Вопиющий случай произошел в Санкт-Петербурге: мать замучила до смерти дочь-первоклассницу. Избила так, что на девочке не было живого места, когда ее в состоянии комы доставили в больницу. Врачи делали все возможное, чтобы спасти маленькую пациентку, но их усилия оказались тщетны — через несколько дней она умерла.

Детоубийцу, 28-летнюю Елену Сивик, задержали и поместили под арест. Ей инкриминируется две уголовные статьи: «истязание» и «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

Однако в юридической формулировке как-то режет слух слово «неосторожность». Будто бы мамаша всего лишь случайно задела дочку локтем, а не выместила на маленьком беззащитном создании всю свою взрослую злобу. Более того, как выяснилось уже в начале расследования, оказывается, она избивала дочь систематически.

За рукоприкладство Сивик могла попасть на скамью подсудимых еще в октябре 2011 года. Тогда в связи с похожим эпизодом областное следственное управление СКР возбудило против нее уголовное дело по статье 116 УК РФ (побои). Но закончилось все простым увольнением: женщину, которая на тот момент носила звание сержанта и работала в изоляторе временного содержания, всего лишь попросили из органов.

Сказать, что нервную систему Елены Сивик расшатало тяжелое материальное положение, нельзя. Хоть она и ее гражданский муж официально числились безработными в последнее время, органами опеки семья характеризовалась как вполне обеспеченная, пояснила «БалтИнфо» уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Ленинградской области Тамара Литвинова.

Вместе с тем, по данным детского омбудсмена, эта «ячейка общества» состояла на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Мать девочки дважды вызывали на заседание комиссии ПДН и в итоге оформили на нее административный протокол по статье 5.35 КОАП РФ («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»).

Что именно послужило причиной постановки на учет и составления такого документа, Литвинова не пояснила. Но девочку в итоге решили перевести на обучение в школу-интернат. Не успели…

У Елены Сивик остался еще сын. Он на год старше погибшей сестры и сейчас живет у бабушки. Есть надежда, что это спасет ему жизнь.

Эксперты признают: убийства детей своими родителями в последнее время стали почти обыденностью. Это уже похоже на эпидемию. Милицейские сводки пополняются подобными преступлениями чуть ли не ежедневно. Мамы и папы убивают своих новорожденных детей и уже подросших. Убивают в пылу алкогольной и наркотической злобы, в «воспитательных» целях, из-за страха, что нет работы, жилья, не хватает денег, что стыдно быть матерью-одиночкой. Убивают ради того, чтобы просто не осложнять себе жизнь. Делают это изощренно, жестоко и цинично. И, что самое главное, часто абсолютно безнаказанно.

В Волгоградской области молодая мать избавилась от ребенка через слив унитаза в поезде. В Красноярске, Саратове и Тольятти мамаши выбросили детей в окно. Под Новосибирском женщина оставила только что рожденную кроху замерзать в лесу. В Забайкалье — забила трехлетнего сынишку камнем. Какой-то калейдоскоп первобытной дикости… И это лишь малая его часть.

35-летней Елене Быструшкиной из Барнаула маленькая дочка была тоже в тягость. Родить-то она родила. А вот растить и воспитывать ребенка ей надоело к моменту, когда девочке исполнись всего восемь месяцев, — слишком донимал мамашу плачь малютки по ночам.

В одну такую ночь вместо того, чтобы убаюкать беспокойную дочурку, Елена засунула ей в рот край детского покрывала. Девочка потеряла сознание от удушья, но не умерла, тогда мать скрутила покрывало в виде жгута и затянула петлю на шее ребенка. Тельце женщина положила в мешок, и на следующий день выбросила в пруд городского парка «Юбилейный».

На следствии детоубийца пыталась оправдать себя, будто бы у нее было помутнение сознания. Однако психолого-психиатрическая экспертиза опровергла ее доводы, указав, что она прекрасно осознавала происходящее, когда убивала дочку,

Быструшкину признали виновной на основании пункта «В» части 2, статьи 105 УК РФ (убийство малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) и осудили на 10 лет лишения свободы в колонии особого режима.

Приговор суровый, но, без сомнения, справедливый. Однако на общем фоне судебных решений по подобным делам выглядит он неким исключением. В большинстве случаев Фемида к матерям-убийцам у нас достаточно гуманна: наказание им назначают чаще всего символическое, а то и вообще условное.

Не так давно в Апатитах (Мурманская область) суд рассматривал дело матери, убившей новорожденного сына. Ребенок, по ее словам, не был желанным. Поэтому едва произведя младенца на свет, женщина собственными руками задушила младенца. Труп завернула в полиэтиленовый пакет и выбросила в окно. Приговор — 2 года 6 месяцев колонии. Не так уж и много, учитывая, что речь идет о жизни человека.

Всего два года проведет в колонии-поселении 21-летняя жительница города Болохово Тульской области. 6 апреля 2011 года, пьяная в дребадан, она родила в своей квартире живого и доношенного ребенка, бросила его на диване, а сама пошла спать. Младенец, который все это время оставался голеньким, умер в итоге от переохлаждения. Когда же мать, проснувшись и протрезвев, поняла, что ребенок мертв, она не забилась от горя в истерике. Она отнесла тельце на помойку и выбросила в мусорный контейнер.

А жительнице Красноярска, выбросившей двухмесячного сына в окно, дали год условно. Она была признана виновной в неумышленном убийстве, при том, что сама объясняла случившееся сумбурно и противоречиво: сначала говорила, что якобы сделала это во сне, не отдавая отчета своим действиям; потом заявила, что, укачивая сына, «случайно споткнулась о мячик и выронила ребенка в открытое окно».

«Возможно, кому-то приговор покажется мягким, — прокомментировала свой вердикт судья Свердловского суда Татьяна Пугачева. — Но дело в том, что обвинение предъявлено не по статье „убийство“, а именно „причинение смерти по неосторожности“. Оспаривать выводы следствия не наша задача».

Пожалел суд и многодетную сибирячку Марину Т., которая закопала в погребе новорожденного сына: ей дали условный срок и не стали лишать родительских прав на троих оставшихся у нее детей.

Настораживает, что мы до сих пор не имеем точной статистики по «родительским убийствам». В открытых источниках приводятся самые разные и весьма противоречивые данные: если верить им, то от 10 до 30 тысяч детей погибает у нас ежегодно от рук родителей.

Более реалистично выглядят цифры, которые озвучил несколько лет назад заместитель генерального прокурора Сергей Фридинский:

«С 2000-го по 2005 год в России были совершены 1 тысяча 80 убийств и 21 покушение на убийство детей. 1 тысяча 86 преступлений совершены родными родителями детей».

Иными словами, в год более 200 маленьких российских граждан оказываются загубленными самыми близкими людьми. Здесь мы в пятерке стран-лидеров по этому показателю, — вместе с Колумбией, ЮАР, Ямайкой и Венесуэлой. Но, как ни прискорбно, есть и все шансы оставить «соперников» далеко позади.

В Следственном комитете РФ отмечают: в стране резко выросло число матерей-убийц. Кошмарный рекорд — за 2011 годом: за шесть месяцев тогда было возбуждено 64 уголовных дела на мам, которые собственными руками избавились от своих малышей.

«К сожалению, жестокость по отношению к собственным детям, вообще к детям, стала отличительной особенностью нашего времени. Это факт», - признает уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. И статистика по убийствам детей, по его словам, демонстрирует страшную тенденцию: более половины таких преступлений совершаются близкими ребенку людьми.

«Сейчас осудили в Челябинске отчима, который забил в кроватке четырехлетнего ребенка, — рассказал омбудсмен на „Вести ФМ“ — В Москве два случая сразу: мать нанесла одиннадцать ножевых ранений 9-месячной девочке, сожитель выбрасывает из окна семнадцатиэтажки ребенка одиннадцатимесячного». Затем констатировал: «Это на самом деле страшное, но регулярно повторяющееся явление».

При этом Астахов обращает внимание на крайности в работе органов опеки, которые иногда без суда изымают детей по надуманным причинам, а иногда возвращают детей, изъятых по первому требованию.

«Я занимался таким расследованием в Хабаровске, — говорит он. —  Девочку маленькую, двухлетнюю, маме трижды возвращали, а мама ее нещадно избивала, пока не пробила ей голову. Эта крошка живет с дыркой в голове. Как она жива осталась — не понимаю! Но органы опеки ее трижды возвращали матери».

По мнению уполномоченного, органы опеки нуждаются в серьезном реформировании. Их нужно учить, тренировать, их нужно обеспечить необходимым числом специалистов.

Юрист Ольга Будаева, специализирующаяся на проблемах семьи и детства, также указывает на недоработку и слабую профессиональную подготовку органов опеки:

— Я думаю, пора вводить ответственность конкретных сотрудников органов опеки и попечительства, которые не предпринимают никаких действий, когда к ним поступают тревожные сигналы. Но даже если они откликаются, чаще всего у них нет никакого плана по выводу семьи из кризиса. Они его не разрабатывают. И редкие специалисты там действительно умеют работать с семьей и понимают, как это следует делать, чтобы не навредить. В данном случае требуется, образно говоря, терапия, а у них либо хирургическое вмешательство, либо — выживай сам, как хочешь. То есть либо обобрать, либо не отобрать — других методов они не знают.

«СП»: — Но и в благополучных семьях совершаются ужасные преступления. Недавно в Саратове адвоката обвинили в жестоком обращении с 9-летним сыном. Может, пора ужесточать законодательство и вводить более строгие кары для родителей-убийц?

— В обязательном порядке. Срочно. Но в настоящий момент, к великому сожалению, проблема законодательства такова, что не всегда понятно, чем законодатели руководствуются. Все говорят о росте насилия в отношении детей. А ведь 156-я статья нашего УК по поводу жестокого обращения с ребенком, она ведь предусматривает смехотворное наказание. И она, плюс к тому же, практически неприменима, потому что доказать злой умысел деяния родителя практически невозможно.

Против введения более строгого наказания за материнское убийство судья Конституционного суда в отставке Анатолий Кононов:

- За подобные преступления меры наказания у нас достаточно строгие. Однако в каждом отдельном случае нужно смотреть, что это за женщина, подходить индивидуально, с учетом всех обстоятельств. Есть статья, например, — 106 (убийство матерью новорожденного ребенка), которая предполагает несколько ситуаций: убийство во время и сразу после родов, в условиях психотравмирующей ситуации и в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость. Поэтому в ряде случаев смягчающие обстоятельства могут и должны применяться к таким матерям.

Начальник Управления по правам ребенка аппарата детского омбудсмена Виктор Зубенко так же считает, что каждый случай детоубийства следует рассматривать индивидуально:

—  Я считаю, что отдельно нужно подходить к каждому такому преступлению. Смотреть, есть ли у женщины еще дети. Если, допустим, трое их, кто их будет воспитывать? Что с ними будет, если мать посадят. Потом бывают особые случаи: женщина положила ребенка с собой, а утром увидела, что он не дышит. Убила она его или это несчастный случай? Не все здесь однозначно.

«СП»: — А статистикой такого рода преступлений вы располагаете? Есть точные цифры: сколько детей погибает от рук своих родителей?

— К сожалению, у нас такой статистики нет. Мы ее не ведем. Но она, по всей видимости, имеется в Следственном комитете, и по итогам года мы как раз хотели ее запросить.

«СП»: — Ну, Следственный комитет частично уже обнародовал данные за прошлый год. Оптимизма они не внушают. Может, пора здесь что-то уже решать кардинально?

— Для меня жизнь ребенка священна. Но я не могу давать оценки суду, который принял то или иное решение. Есть закон. Он уже все предусмотрел. Если преступление совершено с особой жестокостью — это одно. И, конечно, если суд находит в деле отягчающие обстоятельства, он дает серьезный срок. Но, повторюсь, каждый такой случай он абсолютно индивидуальный. Говорить же о большом количестве слишком мягких приговоров я не могу — у меня просто такой статистики нет.

Статистика, безусловно, вещь важная. Но она, говорят, может быть и лукавой. Да и так ли уж особенно важно, пятьдесят или тридцать детоубийц были наказаны условно. Вопрос в другом: в каком-то глубинном неблагополучии общества. Иначе как объяснить то, что с нами происходит…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня