Общество

Мужиков уже не сдержать

Угольщики разреза «Распадский» не хотят быть верблюдами

  
106

В кузбасском Междуреченске, о котором вся страна узнала 9 мая 2010 года после страшного взрыва на шахте «Распадская», унёсшем жизни почти ста горняков, вновь назревает революционная ситуация. Два года назад поводом послужил разгон омоновцами мирной протестной акции шахтеров и членов их семей: после страшной трагедии люди всего лишь хотели услышать от отцов города и владельцев шахты ответы на волнующие их вопросы. А на них бросили усиленные отряды милиции…

Теперь в центре противостояния — угольный разрез «Распадский». Она так же, как и печально известная шахта, входит в «Распадскую угольную компанию».

«То, что сейчас там происходит, иначе как произволом назвать нельзя», — говорит Александр Литвинов, руководитель профорганизации Независимого профсоюза горняков (НПГ). По его словам, угольщики возмущены методами давления, оказываемого на них администрацией предприятия.

А началась все с того, что рабочие «Распадского» решили создать свой независимый профсоюз, который был бы неподконтролен руководству и собственникам. Дирекции разреза, понятно, эта затея не понравилась, и они спешно организовали на предприятии ячейку «карманного» профсоюза Росуглепрофа, куда под угрозой увольнения стали заставлять вступать всех работников.

О том, что сейчас происходит на предприятии, о методах, которыми администрация разреза борется с независимым профсоюзом, «СП» рассказал Александр Литвинов:

— Людей вынуждают выходить из НПГ. Любыми способами. Останавливают машины, экскаваторы, вытаскивают из кабин и заставляют подписывать уже готовые заявления о выходе из организации. И тут же создали росуглепромовскую организацию, подконтрольную директору, и буквально загоняют туда людей. Тем, кто поступает на работу, говорят: «Сначала вступаешь в этот профсоюз, потом только на работу примем». Тем же, кто в нашем, независимом состоит, угрожают постоянно увольнением или изменением графика. Пугают: ни новой техники не получите, ничего, самые бедные будете…

«СП»: — А кто угрожает? Конкретных людей назвать можете?

— Почему нет? Это заместитель директора по автотранспорту Гречухин Олег Александрович. Не подпишите бумагу о выходе из независимого профсоюза, никаких вам ипотек, никаких ссуд, говорит. Вплоть до того, что уволим. Следующий — Джамиля Борис Федорович, помощник заместителя директора по производству. Вот эти двое сутками с разреза не уходят. Ни работать людям не дают, ни обедать, требуют, чтобы подписывали бумаги.

«СП»: — Чего же они так боятся? Чем вы не угодили?

— Тем как раз, что не считаем нужным угождать. На предприятии не соблюдаются законы России, про Трудовой кодекс вообще говорить не приходится. Идет сокрытие травматизма: тех, кто травмировался на производстве, жестко обрабатывают, чтобы подписали бумагу, что травма бытовая. Администрация откровенно издевается: «Вы пришли работать к частнику, и здесь российские законы не работают». Как они выражаются, «если скажут тебе: „Ты верблюд“, будешь горбы отращивать, иначе уволим». Смены по 12 часов, а зарплата зависит от того, как руководство к тебе относится. За одно и то же могут и 20 тысяч дать и 40. Я, например, водитель первого класса. Водил «БелАЗы» — 200-тонники, перевозил горную массу. Но когда начал спорить с начальством, мне машину не давали четыре года, перевели в слесари-наладчики. Сейчас перестали пускать на разрез, хотя по закону руководитель профсоюза имеет право входа. А охранники, будто специально в драку лезут, оскорбляют, кричат: ты такой-сякой.

«СП»: — Почему не пускают?

— Меня уволили, после того как я был избран председателем профорганизации Независимого профсоюза горняков. Через полтора месяца после этого. 25 сентября 2011 года администрация Кемеровской области вручила мне ветеранское удостоверение, как губернатор Тулеев выразился: «За беззаветный труд и внесение в экономику Кузбасса большого вклада». А 8 ноября мне сообщают об увольнении: якобы я еще пятого июня не выполнил какой-то наряд. Понятно, — нашли повод.

«СП»: — В суде не пробовали оспорить увольнение?

— Пробуем. Но у нас тут такая политика… «Распадская угольная компания» — она крупнейшая в стране. Суды работают на нее, прокуратура тоже. Понимаете, в чем проблема. Хотя заявление, конечно, написал. Даже адвокат у меня есть. Но заседание уже который месяц переносится: то судье было непонятно, как это могли уволить председателя профсоюза, то ей нужно предоставить наши регистрационные документы. Хотя свидетельство о регистрации я ей еще раньше передавал. В общем, непонятная ситуация. Да тут еще по телефону звонить начали… «Убьем. Пришьём», — пугают.

«СП»: — Анонимные недоброжелатели?

— Анонимные, да. Номер на телефоне не определяется. Но чьи это методы, мне понятно.

«СП»: — Сколько сейчас людей в вашей организации?

— 156 человек. Но директор мне тут прислал бумагу, что якобы сто человек вышли из нашего профсоюза. Но кто там что подписал под угрозой увольнения? А мужикам я говорю: есть стандартные заявления о выходе, и по закону с ними обращаются сначала в профком. Так что все другие бумажки просто незаконны.

«СП»: — А в ячейке Росуглепрофа?

— Человек двенадцать. Но знаете, что… Нам не предоставляют ни помещения, ни оборудования, ничего. Им же сразу дали огромный кабинет, снабдили мебелью, компьютерами, оргтехникой. Нам надоело, что наши права попираются постоянно, и мы решили пикетировать офис «Распадской угольной компании» 2 марта и потребовать прекратить нарушать права работников. Но нам запретили проведение акции.

«СП»: — На каком основании?

— Якобы мы не сможем обеспечить медицинское обслуживание во время пикета. Но дело в том, что администрация города также связана с этой компанией. Вчера инициаторов пикета вызывали в администрацию, там были прокурор города, заместитель мэра города и начальник полиции общественного порядка. Заставили подписать бумаги, что мы не проводим пикет. И что предупреждены о том, что иначе мы нарушим закон Российской Федерации. Обработка идет уже конкретная.

«СП»: — И каковы ваши дальнейшие действия?

— Мы намерены выйти на общегородской пикет. На той неделе собираемся подать заявку. В конце февраля в Москве проходил 8-й съезд нашего Независимого профсоюза горняков. Я передал документы в Госдуму о том, что у нас здесь творится. Еще у нас есть такой Александр Сергеев, председатель Независимого профсоюза горняков России, — вот он пытается достучаться до Генеральной прокуратуры и до Следственного комитета. Правда, получится что-нибудь из этого, не знаем. От судов местных толку никакого. И если мужики пойдут на забастовку, то я их сдержать не смогу — людей до того уже довели…

«СП»: — Александр Николаевич, скоро два года как произошла трагедия на шахте «Распадская». Какие-то уроки руководство извлекло? Что там происходит?

— Ничего хорошего там не происходит. Шахтеры полностью запуганы. Им всем дали понять: хотите работать — сидите и молчите. Иначе шахту просто закроют.

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня