Общество

План по костям

Кто и зачем в Новгородской области вместо павших красноармейцев перезахоронил останки древних славян?

  
216

В Новгородской области продолжается скандал, связанный с разорением поисковыми отрядами девяти могильников древних славян XII-XIV веков, признанных памятниками истории и археологии федерального значения, на территории которых запрещены любые земельные работы. Поисковики утверждают, что просто ошиблись — обнаруженные еще в 2007 году в Демянском и Старорусском районах кости приняли за останки красноармейцев, погибших в этих краях в Великую Отечественную войну. Перезахоронили свои находки в соседней деревне, водрузив на новых местах кресты с надписью о том, будто там покоятся погибшие в минувшей войне.

То ли по недомыслию, то ли по злому умыслу уничтоженные могильники еще в 2009 году обнаружили работники Старорусской археологической экспедиции, которые проводили обследование объектов исторического наследия. Потребовали серьезного разбирательства.

Прокуратура выяснила, что в апреле-мае 2007 года под поселком Шимск отряды поисковой экспедиции «Долина» обнаружили неизвестное захоронение и провели там раскопки. В погребении, которое бойцы экспедиции сочли братской могилой времен войны, оказались останки 88 человек. В том числе — женщин, а также 32 детей. Принять детские скелеты за останки красноармейцев — нужно было постараться. Тем не менее, и это обстоятельство почему-то поисковиков не насторожило.

Тем не менее, в июне 2009 года Шимская райпрокуратура отказала в возбуждении дела по статье 243 УК РФ (уничтожение или повреждение памятников истории и культуры) в связи с отсутствием состава преступления. Сотрудники правоохранительных органов установили, что территория памятников федерального значения никак не была обозначена на местности. Кроме этого, в действиях бойцов «Долины» не обнаружен преступный умысел.

Но с таким вердиктом не согласен старший научный сотрудник «Новгородского государственного объединённого музея-заповедника» Сергей Торопов. Он рассказывает:

— Наверняка, поисковики «поработали» и на большом количестве других объектов. Девять разрушенных памятников истории и археологии — это только те, что нам удалось обнаружить. Их разорил новгородский поисковый отряд «Инжстрой», входящий в состав экспедиции «Долина». Отрядом уничтожен жальник — новгородское средневековое кладбище. Памятник этот был обнаружен в 1874 году. На него оформили паспорт, он являлся объектом, охраняемым государством. Если бы поисковики обратились в местный комитет культуры — им бы сообщили, что там находится. Варварское уничтожение исторических памятников не происходило бы, если бы российские поисковые отряды заранее согласовывали с археологами места будущих исследований.

«СП»: — Все-таки произошла ошибка или у поисковиков были корыстные мотивы. Например, поиск в могильниках древних предметов, имеющих большую ценность на черном рынке?

— Что этими людьми двигала корысть — не думаю. Они — обычные дилетанты. Одна из причин случившегося — непрофессионализм. Вторая — «план по костям».

«СП»: — «План по костям»? Такие тоже бывают?

— А как же? Поисковикам, приезжающим в европейскую часть страны, например, из Сибири, нужно отчитаться перед спонсорами поездок: «Мы „подняли“ столько-то останков погибших военных!». Случается, представители одного отряда с той же целью просят более удачливых коллег продать им обнаруженные кости. С такой просьбой обращались, к примеру, к членам поискового отряда, работавшего в Ленинградской области. Подошли поисковики из другой области и попросили продать кости. Получили отказ. Весной выяснилось: законсервированные погребения вскрыты, кости из них выдраны.

Огромная проблема заключается в том, что в стране нет закона, регулирующего поисковое движение. Имеется только разработанная Генштабом Вооруженных сил России методика эксгумации. Документ очень неплохой, методически правильный. Однако его требования не выполняются.

«СП»: — Вы обращались в правоохранительные органы?

— Туда обращался областной орган охраны памятников, но результата нет.

«СП»: — Кто должен восстанавливать разрушенные памятники?

— Восстановить можно собор Христа Спасителя. А разрушенные памятники такого рода возродить невозможно. Уничтоженная поисковиками информация исчезла навсегда.

«СП»: — Предусмотрена ли ответственность за разрушение историко-археологических объектов?

— На этот счёт в Уголовном кодексе есть статья 243-я. Но мне неизвестно ни одного случая её применения. Проблема в законодательной базе — крайне сложно доказать вину. Копатели говорят: мы, мол, не знали, что это древние кости.

Правда, недавно удалось прилечь к административной ответственности любителей металлопоиска — ещё одного страшного явления. Кладоискательство, которое в Российской империи находилось под запретом, сейчас цветёт пышным цветом, преподносится как безобидное хобби. Но оно тоже наносит огромный вред памятникам. Изымаются металлические предметы из археологического контекста. Даже если когда-нибудь они попадут в музей — 80−90% процентов информации о них будет утрачено.

Поисковые работы необходимо регламентировать как археологические исследования. Поисковиков нужно обязать предоставлять отчёты: фотографические, графические (с чертежами погребений), чтобы исследователи, да и другие люди могли в архивах это увидеть.

Командир поискового отряда «Инжстрой» Алексей Родионов отказался поговорить с корреспондентом «СП» о перезахоронении костей древних славян.

Известный военный тележурналист, автор и ведущий популярной в прошлом программы НТВ «Забытый полк», участник множества поисковых экспедиций полковник запаса Евгений Кириченко уверен, что люди, имеющие мало-мальский опыт, без труда отличили бы кости древних славян от останков красноармейцев, погибших несколько десятилетий назад. Его мнение таково:

— Одна экспедиция работала на Бородинском поле, где в 1941 году тоже шли бои. Там находили как бойцов, погибших в 1812 году, так и в 1941-м. Но поисковики немедленно определяли временную принадлежность останков. Это сразу заметно!

Прежде чем приступать к раскопкам, новгородцы обязаны были получить разрешение у местной администрации, уведомить военкомат. Совершённое ими — самоуправство. И еще. Я убеждён, что вся работа, каким-либо образом связанная с Великой Отечественной войной, должна координироваться с государственными структурами. Прежде всего, с Министерством обороны. Без его разрешения ни одна экспедиция не должна состояться.

Что касается разорения древних могильников в Новгородской области, то не исключено, что на самом деле поисковики «Долины» вскрыли захоронения с целью похищения находящихся там предметов. Бывают и такие копатели: какое-то время разыскивают погибших красноармейцев, затем — артефакты".

«СП»: — Это делают целые отряды?

— Нет. Такие люди записываются в ряды поисковиков, но на самом деле занимаются «чёрным копательством». Во время экспедиций копают как все, одновременно запоминая, где находятся, например, блиндажи. После экспедиций возвращаются за добычей. Много таких случаев фиксировалось в Краснодарском крае, на стоянках древних сарматов и скифов. Там отыскивают даже золотые украшения.

«СП»: — Ну, золото — это понятно. А на раскопках погибших в Великой Отечественной войне тоже можно разбогатеть?

— На «чёрном» рынке большим спросом пользуется оружие, произведённое в гитлеровской Германии. Офицеров немецкой армии хоронили с парабеллумами, солдат — со штык-ножами. Захоронения, если обстановка позволяла, делали одиночные, в гробах, поэтому оружие зачастую хорошо сохранилось.

Штык на «чёрном» рынке стоит 500 долларов. Парабеллумы, пожалуй, уже все выкопали. Оценивались они пять лет назад в 70 тысяч рублей (сегодня их стоимость 90−100 тысяч рублей — «СП»). Награды ничего не стоят — железки.

Из досье «СП»

В среде «чёрных следопытов», по данным специалистов и исследователей этого явления, существует своя иерархия.

«Крутые». Небольшие, хорошо организованные группировки, занимающиеся исключительно поиском боеприпасов и оружия.

«Профессионалы». Обычно уходят на поиски на два или три месяца. Кроме оружия и боеприпасов, берут немецкие каски, пряжки, пуговицы, эсэсовскую символику.

«Археологи». Утверждают, что материальной выгоды не преследуют, поиск для них — хобби.

«Шакалы». Юноши 17−19 лет. Самостоятельно не копают, подбирают на ранее «отработанных» позициях то, что оставили «профессионалы». Могут бросить в костёр собранные гранаты. Самая безумная категория «чёрных следопытов».

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня