18+
суббота, 3 декабря
Общество

Как прекратить пытки в полиции

Руководство МВД сделать это не способно. Оно деградировало окончательно

  
79

Министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев 13 апреля выступит в Государственной Думе. Речь на внеочередном правительственном часе пойдёт и о недавних случаях насилия над задержанными в полиции. А именно — о потрясших страну смертях 52-летнего жителя Казани Сергея Назарова (на днях) и 15-летнего петербуржца Никиты Леонтьева (в январе).

Ряд российских юристов — Сергей Торопов и Дмитрий Бердников из Казани и председатель Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков утверждают, что снизить число пыток в полиции и повысить качество расследования таких дел можно не меняя федеральное законодательство.

Павел Чиков утверждает:

— Ежегодно в нашей стране расследуется около 5000 уголовных дел в отношении полицейских. При этом МВД РФ признаётся, что жалоб на действия полиции гораздо больше — около 100 000 в год. По тем же официальным данным, 90% этих жалоб не имеют никаких последствий. Полиция и Следственный комитет считают, что граждане в большинстве случаев врут. А мы убеждены, что органы занимаются укрывательством.

Большой эффект в решении проблемы пыток и некачественного расследования этих фактов могут дать несколько довольно простых мер. Одной из них может стать, условно говоря, физическая открытость. Она предполагает изменение формата работы отделов полиции: минимизируется время нахождения задержанного наедине с полицейскими. В каждом отделе большое количество кабинетиков, где работают оперативные сотрудники. Они могут в них закрываться и делать с задержанным всё, что им угодно.

Формат open space (открытое пространство) эту проблему в некоторой степени решает. Все мы видели американские фильмы про работу полиции. Там в огромных залах, за большим количеством столов сидят сотрудники. В таком помещении безнаказанно бить и издеваться не получится. Свидетелей много.

Другая мера — стеклянные перегородки. Они были установлены в ходе реформы полиции в Грузии. Теперь во многих отделах даже стены стеклянные. Местные жители первые несколько месяцев, сидя на скамейках перед отделами, с огромным удовольствием наблюдали за действиями полицейскими в новых прозрачных зданиях. Лучшего общественного контроля не придумаешь.

Третья мера. Задержанных время от времени допрашивают. Во многих странах комнаты для допросов оборудованы двухсторонними зеркалами для наблюдения извне. Допрашивающие не знают, присматривают ли за ними в настоящее время?

Существенно обезопасить задержанных могут и видеокамеры. В последнее время было продемонстрировано большое количество видеороликов с неприглядными действиями стражей порядка: одни избивают людей, другие писают в коридоре учреждений, в которых работают. Записи, сделанные камерами, находящимися в коридорах отделов полиции и на улицах возле отделов, можно вывести в интернет на всеобщее обозрение. Станет видно, кто входит в отделы, кто выходит, выносят ли оттуда кого-нибудь вперёд ногами… Случалось, единственным доказательством вины сотрудника полиции, избившего человека, являлась видеозапись. Но записи видеокамер, находящихся в дежурных частях или изоляторах временного содержания, допускать в интернет нельзя, поскольку это может воспрепятствовать оперативно-следственной работе.

Для осуществления перечисленного достаточно приказа министра внутренних дел, изменения законодательства не потребуется.

«СП»: — Потребуются огромные деньги.

— Не обязательно внедрять это сразу во всей стране. Начать эксперимент можно с Республики Татарстан, в которой погиб Сергей Назаров. Перестроить там отделы полиции, повесить в них сотни видеокамер. Этот эксперимент нужно сделать показательным: выявятся плюсы и минусы новой системы. После выборов осталось огромное количество видеокамер — их можно разместить в отделах полиции.

Было бы желание — ресурсы всегда можно отыскать.

«СП»: — Полицейские, как в случае с Никитой Леонтьевым, часто пытаются скрыть следы своих незаконных действий, выдавая гибель человека за несчастный случай…

— Действительно, очень часто убийство и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего, камуфлируется под сердечный приступ, суицид или иные некриминальные причины. Необходимо ввести практику незамедлительного возбуждения уголовного дела без проведения доследственной проверки, при обнаружении тела в отделе полиции. Выяснять обстоятельства гибели и её причины нужно следственным путём в рамках предварительного расследования. Это может внедрить приказом руководитель Следственного комитета Российской Федерации.

Надо проводить срочные следственные действия и при поступлении заявлений о превышении сотрудниками полиции должностных полномочий с применением насилия: выезжать на место происшествия для осмотра, опрашивать пострадавших и очевидцев, назначать экспертизы. Данные действия позволят резко повысить эффективность расследования таких дел.

Все дела о превышении, злоупотреблении должностными полномочиями, служебном подлоге и получении взяток должны расследоваться только одним отделом, чтобы следователи никогда не пересекались по службе с оперативниками, о преступлениях которых поступают заявления. Такой отдел тоже можно создать распоряжением главы СК.

«СП»: — Как подвигнуть руководство МВД и Следственного комитета к изданию таких приказов? Ведь они наверняка понимают, как нужно действовать?

— Нам, юристам и журналистам, следует это сделать. Сейчас такая возможность появилась. Глава Следственного комитета едет в Казань, он озаботился этой проблемой. Настал момент, когда ему можно объяснить: «Слушайте, Александр Иванович, вам надо всего лишь издать приказ. Даже не приказ, а пункт в уже изданные приказы для кардинального изменения ситуации».

Должна вмешаться и власть. Если она этого не сделает, то, при нынешнем внимании общества к этим фактам, получит серьёзные проблемы. Авторитет власти сегодня невысок, а дальнейшая их делегитимация и деградация автоматически вызовет рост популярности альтернативных центров влияния: митингов на Болотной, а возможно — криминала, рулящего делами на местном уровне (как было, например, в Кущёвской) или радикалов, призывающих к погромам и разжигающим ненависть к полицейским.

Но пока руководство МВД делает всё, чтобы снизить общественный резонанс преступлений подчинённых. Оно деградировало окончательно. Президент и премьер-министр молчат, словно ничего страшного не случилось.

Бывший старший следователь Следственного комитета при МВД РФ Владимир Жеребенков:

— В случае воплощения предлагаемых юристами мер, количество пыток и убийств в отделах полиции, возможно, сократится, но они не прекратятся совсем. Задержанных станут бить, например, при доставке в отделы. Основные проблемы системы МВД — келейность и непрозрачность. Чтобы их преодолеть, в отделы полиции нужно пускать общественных контролёров. Но там такая пропускная система, что мышь не проскочит. В этой закрытой наглухо системе преступления совершаются практически безнаказанно.

Беда ещё и в том, что прокуратура почти не наказывает полицейских-нарушителей. Она срослась с полицией. Срослись с ней и суды, штампующие приговоры в сговоре с полицейскими.

Мои знакомые офицеры полиции рассказывают: «Невозможно работать! Здесь масса безграмотных и жестоких людей». Там в 34 года сынки чиновников из администрации президента или МВД становятся генералами. Ни опыта, ни практики, а начинают командовать мужиками, которые отработали по 20−25 лет.

Результат видят все. Абсолютно законопослушные люди давно стали бояться полиции. Увидев на улице — обходят стороной. Ни в одной стране нет такого.

Фото: Ридус

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня