18+
воскресенье, 22 октября
Общество

НАТО в Ульяновске: Мифы и реальные намерения

Рогозин обещает, что через этот город из Афганистана будут возить «туалетную бумагу». А на самом деле?

  
1843

Создать «перевалочный центр» НАТО в Ульяновске втихую не удалось: в городе уже проходят пикеты. В запутанной истории с натовской базой примечательно то, что самые громкие голоса в ее поддержку звучат не из Вашингтона и Брюсселя, а из российских министерств.

Рвение, с которым заместитель премьер-министра России Дмитрий Рогозин защищает право НАТО поставлять через Ульяновск туалетную бумагу для 100-тысячного оккупационного контингента (см. его записи в Твиттере), было бы дурно пахнущей шуткой, если бы речь не шла о размещении на российской территории военных объектов альянса, который никогда не отменял задачу нейтрализовать Россию и продолжает выстраивает наступательные ресурсы по периметру нашего государства.

Аргументы, приводимые в поддержку военного объекта НАТО в Ульяновске, не выдерживают проверки реальностью.

Миф № 1. «Это всего лишь перевалочный пункт». Рогозин раздраженно пишет в Твиттере: «Надоело читать „про базу США под Ульяновском“. Объясняю: речь идет о т.н. „мультимодальном транзите нелетальных грузов“. Перевожу на русский». Как раз в тот день, когда Рогозин писал эти комментарии, 13 марта, министр обороны США Леон Панетта в Киргизии предлагал в очередной раз переименовать базу ВВС США «Манас» из «транзитного центра» в гражданский «центр коммерческого транзита», чтобы продлить аренду после июня 2014 года. А в Колумбии свои военные базы США называют «объектами для обеспечения безопасности на основе сотрудничества». Нужно ли напоминать, что миролюбивый термин «бесполетная зона» для Ливии означал 30 000 вылетов авиации НАТО.

Миф № 2. «Западникам маршрут экономит время и деньги». Согласно планам, натовские контейнеры самолетами будут доставляться в Ульяновск, перегружаться на железнодорожные платформы и затем из портов Балтийского моря кораблями доставляться к месту назначения. Посмотрите на карту: существует масса маршрутов с более короткими перелетами — это самая дорогая часть транзита, и не требующих перегрузки на железнодорожные платформы: через государства-члены НАТО в Европе и Турцию, американских сателлитов Бахрейн, Катар, Кувейт, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Оман, Ирак, Грузию, Израиль, и наконец, давно отлаженный маршрут через Пакистан, который вновь разрешил транзит. То есть, можно доставить дешевле, быстрее, удобнее — но нет, НАТО хочет провести транзит именно через Россию.

Миф № 3. «Россия получит рычаг давления на НАТО, возможность выдвигать свои требования и политические дивиденды». А если Россия откроет 10 баз НАТО на своей территории, значит ли это, что у нас будет целых 10 рычагов? И если Россия станет 52-м штатом США, то получит еще больше влияния — мы сможем участвовать в выборах американского президента. Северный транзит, единственным оправданием которого могло быть обязательство США и НАТО перекрыть поток наркотиков из Афганистана, не был увязан с этой важнейшей для России угрозой. Приведите пример того, чтобы Вашингтон ответил на серьезные уступки России — кроме пустых заявлений про «партнерство», хлопанья по плечу и приглашения на гамбургеры. «Вы — нам, мы — вам» с Вашингтоном не работает. Их принцип: мое — это мое, а про ваше можем поговорить. Но нам скажут — вы ничего не знаете, Россия получит дивиденды. Что за грандиозный дивиденд нам дадут за размещение базы враждебного альянса на нашей территории?

Миф № 4: «Реализация этого проекта в интересах военной безопасности России», утверждает министр обороны Сердюков. Оттого, что российские министры вместе с натовскими чиновниками повторяют это утверждение как мантру, правдой оно не станет. Сегодня через Ульяновск пойдут грузы. Завтра окажется, что их нужно охранять, и для этого потребуются военные силы НАТО и/или российские ЧОПы — НАТО будет рекрутировать на службу россиян. Наркотики идут с транспортными потоками неизбежно — так было всегда, от Вьетнама в 1960-е до Колумбии сегодня. В обозримом будущем самолеты НАТО смогут приземляться в Ульяновске с чем угодно — с любыми типами оружия, боевой техникой, военной силой. Втягивание в операции США и НАТО противоречит интересам военной безопасности России — нужно ли говорить столь элементарные вещи?

Миф № 5. Главный миф в фундаменте всей конструкции Северного транзита: «России выгодно присутствие США и НАТО в Афганистане, если они оттуда уйдут, в Россию хлынут талибы и террористы». Среди рассекреченных «Викиликс» документов имеется специальная докладная записка так называемой «Красной ячейки» (The Red Cell) ЦРУ от 11 марта 2010 г. В ней специалисты по психологической войне, чтобы мобилизовать общество на поддержку операций в Афганистане, рекомендуют использовать для Франции «чувство вины французов за то, что они покидают афганцев на произвол судьбы», и делать акцент на том, что «Талибан запретит образование для девочек, отвоеванное такой дорогой ценой». Для немцев у «Красной ячейки» другие аргументы: «Поражение в Афганистане повысит в Германии риски терроризма, опиума и беженцев». У США и НАТО было 10 лет для борьбы с наркотиками и терроризмом. Результаты? Наркотрафик увеличился более чем в 44 раза. Угроза терроризма возросла и по числу совершенных терактов, и по численности экстремистских сетей, и увеличится все больше по мере того, как США помогают приходить к власти радикальным исламистам на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Переговоры, которые США и НАТО ведут с так называемой «умеренной» частью движения Талибан есть ни что иное, как формирование Аль-Каиды-2. А поток террористов в Россию хлынет тогда, когда англосаксонские спецслужбы дадут им отмашку и заплатят. Уже сейчас группы экстремистов забрасываются в Среднюю Азию.

Объект НАТО в Ульяновске и Северная сеть снабжения в общем случае — это часть усилий Вашингтона по последовательному вовлечению России в обслуживание интересов НАТО. За соучастие Вашингтон и Брюссель готовы платить. «Этот транзит — коммерческий», — подчеркивает Рогозин, и, действительно, «коммерческий» здесь — ключевое слово. НАТО щедро платит 15 долларов за килограмм доставленного в Афганистан самолетами веса; ежегодный оборот перевозчиков — около 1 миллиарда долларов. Прямые получатели прибыли — транспортные компании, такие как «Волга-Днепр»; один из разработчиков концепции Северного транзита Эндрю Качинс утверждает, что российские компании, перевозящие грузы и войска НАТО, «стали глубоко зависимы от этого бизнеса». Следующим «коммерческим» шагом НАТО станет предложение закупать некоторые статьи снабжения в России. Какая польза для бюджета! И какая честь для России снабжать НАТО.

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов грудью встал на защиту натовского проекта; к слову, он является «экспертом» Московской школы политических исследований, международный попечительский совет которой возглавляет сэр Родрик Брейтвейт: ранее он был председателем британского Объединенного комитета по разведке, который обеспечивает координацию всех спецслужб и их связь с ЦРУ. Аргумент про «создание новых рабочих мест» и «доходы в бюджет» благодаря НАТО совсем сюрреалистичен: если создание рабочих мест и пополнение бюджета передаются на аутсорсинг НАТО, в чем смысл национального суверенитета?!

Наем иностранных подрядчиков с переплатой услуг — классический американский прием для коррумпирования чиновников. Эти деньги также могут быть использованы на финансирование политических проектов.

А какой пример подает Россия партнерам по ОДКБ? И это после того, как в декабре 2011 года лидеры ОДКБ договорились о неразмещении военных баз третьих государств на своей территории.

Открывая базу НАТО в Ульяновске, Россия продолжает политику Горбачева, свято уверовавшего в надежность своего западного «партнера». От обещания госсекретаря Бейкера о том, что «НАТО не продвинется на Восток ни на дюйм» в феврале 1990 года, до размещения военного объекта НАТО на территории России прошло всего 22 года.

Обозреватель «Свободной прессы» Сергей Ищенко попросил директора Информационного бюро НАТО в Москве Роберта Пшеля прокомментировать эти опасения. Вот мнение официального представителя Североатлантического альянса:

— Прежде всего, хочу заметить, что никакого соглашения о транзите грузов НАТО из Афганистана через Ульяновск просто не существует. Оно только обсуждается. И второе: ни о каком военном объекте или военной базе Североатлантического альянса в этом городе речи вообще не идет. Ее там не будет.

«СП»: — То есть, вашего наземного персонала на аэродроме Ульяновска не предусмотрено даже в обсуждаемых планах?

— Конечно, нет. Я не думаю, что это вообще нужно.

«СП»: — Но охранять грузы при перегрузке их в вагоны кто-то будет?

— Будет, наверное. Но не НАТО.

«СП»: — А кто станет заниматься перегрузкой контейнеров с самолетов на поезда? Военные НАТО?

— Ни в коем случае. Только коммерческие компании.

«СП»: — Что за грузы предполагается возить?

— Ни оружия, ни боеприпасов, ни боевой техники, ни солдат через Ульяновск возить не будем. Только так называемые «нелетальные грузы».

«СП»: — Например?

— Например, палатки, другое тыловое имущество. Если машины — то только те, на которых нет вооружения.

«СП»: — Рогозин, вот, написал про натовскую туалетную бумагу.

— Про туалетную бумагу ничего не знаю.

«СП»: — Хорошо, но почему вообще для транзита из Афганистана выбран Ульяновск? Это что — самый короткий путь из Афганистана в Западную и Центральную Европу, а также в США?

— Тут логика такая. Уже несколько лет действует соглашение между Россией и НАТО о перевозе военных грузов альянса через вашу территорию в контейнерах железнодорожным транспортом. Не бесплатно, конечно. То есть, грузы таким путем мы давно возим, и ни у одной из сторон ни вопросов, ни взаимных претензий пока нет. Но возим только в одном направлении - в Афганистан. А теперь возникла надобность возить в обратную сторону. Путей для этого выбрано несколько. Российский — только один из них.

«СП»: — Зачем он вообще понадобился?

— Мы планируем выводить войска, например, еще и через Пакистан. Но лучше и быстрее, если вывод будет осуществляться по нескольким маршрутам. Поэтому мы обратились с просьбой к Москве. Тем более, что роль транспортных коммуникаций НАТО через вашу страну в последние годы сильно выросла. Где устраивать перевалочный пункт — об этом вообще не говорили. Российская сторона сама выбрала Ульяновск. Мы согласились. Так этот город стал предметом нынешних переговоров.

«СП»: — Таким образом, Ульяновск — это выбор исключительно России?

— Конечно.

«СП»: — Скажите, а с какой стати Россия вообще должна помогать НАТО выбираться из Афганистана? Допускаю, что у Москвы могут быть в этом коммерческие интересы. А с точки зрения политической?

— Дело не только в деньгах. Мы уверены, что войска альянса в этой стране ведут борьбу с мировым терроризмом. Впрочем, не только НАТО. В Афганистане находятся военные 50 государств. В том числе и те, кто не является членом НАТО. Терроризм — глобальная угроза. Насколько мне известно, для России тоже. Если так, то нужно определиться: мы союзники в этой войне или нет? Думаю — союзники. Поэтому помощь НАТО со стороны России тут мне представляется естественной. Грубо говоря, если Россия помогает нам проводить операцию в Афганстане, то прежде всего она помогает самой себе.

«СП»: — Роберт, это было бы логично, если бы вы сейчас входили в Афганистан. Но вы наоборот — выходите оттуда. Значит, на террористическую угрозу для России из Центральной Азии перестаете оказывать влияние.

— Совместная борьба с террористами на этом не прекратится.

«СП»: — Допустим. А как быть с помощью ваших военных моей стране в борьбе с таким злом, как наркотрафик из Афганистана? Разве не естественно было бы со стороны тех же американцев бороться с этим злом непосредственно там, где оно производится? Но за время, пока войска НАТО находятся в Афганистане, поток наркотиков оттуда в Россию и через Россию многократно вырос. Почему?

— Наркотики афганского происхождения это не исключительно российская проблема. От их потока страдают многие страны. Но спрашивать за наркотрафик с военных НАТО, находящихся в этой стране, неправильно. У них другие задачи. Прежде всего, -уничтожение террористов. Бороться с производством и сбытом наркотиков должны власти Афганистана. А Афганистан в НАТО не входит.

Пресс-служба вице-премьера Рогозина тоже прокомментировала «СП» планы НАТО осуществлять транзит военных грузов через Ульяновск: «Никакого отношения ни к каким „базам НАТО в Ульяновске“ Дмитрий Рогозин не имеет. Этот вопрос относится к ведению Министерства обороны и Министерства иностранных дел. Рогозин курирует оборонную промышленность, — на этих объектах никаких баз НАТО точно не будет. А высказывается он по этому поводу, потому что люди задают ему соответствующие вопросы в социальных сетях, которые он не может игнорировать».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня