18+
пятница, 9 декабря
Общество

Крыши Петербурга под «крышей» Смольного

Улицу Миллионную в центре города облюбовали инвесторы, которых манят чердаки

  
181

Захват чужой собственности при полном попустительстве властей — обыденное явление в Петербурге. Особенно наглядно это происходит в центре города — на Невском проспекте, на Миллионной улице, где когда-то с видом на Зимний дворец селились аристократы, видные государственные деятели. На этой небольшой улице, расположенной между Летним садом, Марсовым полем и Дворцовой площадью, и сегодня живут люди. Правда, жизнью в полном смысле слова это назвать нельзя. То, что происходит с обитателями почти всех 39 домов по Миллионной улице, это, скорее, длительная осада. Захватчики — так называемые инвесторы, часто иностранные. Роль революционных матросов исполняют крепкие охранники. Осталось взять Эрмитаж.

Поскольку на Миллионной, входящей в охранную зону, где работали Кваренги и Трезини, новое строительство невозможно (пока еще!), уплотнительная застройка идет сверху, — с крыш и чердаков. А чердаки здесь — по тысяче, по полторы тысячи метров, которые так приятно кратно умножить, добавив два-три этажа. Ну и что с того, что это технические помещения, где проходят коммуникации, обеспечивающие жизнедеятельность дома. Инвесторам здесь не жить, их задача — поскорее продать драгоценные метры надстроенных помещений. Так, буквально из воздуха над историческим Петербургом делаются очень приличные деньги.

Время от времени проживающие тут «осажденные» петербуржцы собираются на митинги и сходы, зовут прессу, взывают к властям. Так, жители домов №№ 12 и 4/1 по Миллионной улице в очередной раз собрали подписи под письмом губернатору. Они требуют от Г. Полтавченко остановить незаконное мансардное строительство. Надстройку дома № 4/1 (памятник архитектуры федерального значения) начал собственник квартиры № 19 гражданин Англии Николас Паунэлл, никогда здесь не проживавший, но сдававший свою квартиру в аренду.

«В доме не созывалось общее собрание собственников жилья, и, соответственно, никто из жильцов не давал согласие, так же, как и администрация Центрального района не выдавала никаких разрешений на застройку и согласований… Гражданин Англии, игнорируя и поправ законы Российской Федерации, разрушил в результате варварского строительства историческое здание. В парадной снесена лестница, разрушены капитальные стены, прорублены окна, изменен контур крыши. Более 4 месяцев у нас нет кровли над головой, только рваная пленка, треснувшая от снега, дождя и ветра», — жалуются жильцы. Они отмечают, что на все обращения в Жилкомсервис № 1 никаких мер принято не было.

В поддержку жителей дома № 4/1 высказались и жители дома № 12, недавно доказавшие в городском суде незаконность действий застройщика, который в интересах американского инвестора уже третий год ведет строительство мансарды на их доме. По решению вышестоящей судебной инстанции — городского суда, объект незаконного мансардного строительства на Миллионной, 12, должен быть возвращен в общедолевую собственность жильцов. Ранее принятое судьёй Смольнинского районного суда Татьяной Матусяк решение в пользу инвестора отменено.

—  Наш дом всегда был пятиэтажным. И вдруг по документам оказывается семиэтажным! Выходит, будто инвестор не надстроил мансарду в 2 этажа, а она всегда там была. И на это смотрят сквозь пальцы, — возмущается Елена Голынчик, представитель инициативной группы жильцов дома № 12 по Миллионной улице.

Чиновники всех мастей, включая правоохранителей, отсылают жителей в гражданские суды. Но и там много удивительного. «Мы должны были судиться в Дзержинском районном суде, но дело почему-то рассматривали в Смольнинском. И судья Татьяна Матусяк вынесла решение в пользу инвестора», — рассказывает Голынчик.

Судья Матусяк поступает так не впервые. Она также признала законным заключение об аварийности и предстоящем сносе исторического здания на Тележной улице, 23. (Тоже в центре, возле Невского). Примечательно, что ранее Международный антикоррупционный комитет (Великобритания), как сообщали СМИ, включил госпожу Матусяк в список чиновников, подозреваемых в коррупции. Впрочем, при желании это можно отнести на козни западных правозащитников.

О массовом изъятии и распродаже чердаков и подвалов в жилых домах губернатору сообщил в своем запросе и депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалев. Жалобы об этом поступают к нему со всех районов города. Ковалев называет ситуацию «скотством» и «рейдерским захватом собственности». Но никто не спешит на помощь пострадавшим. Только комитет городского правительства по охране памятников (КГИОП), очнувшись от длительной летаргии, вдруг заметил, что мансарду на Миллионной улице, 4/1 (объекте культурного наследия) возводят самовольно и с нарушением закона. Заметил и — иссяк. Никаких действий после внезапного озарения не последовало.

— С уходом Матвиенко у нас в городе мало что изменилось к лучшему, — утверждает Елена Голынчик, на истории своего дома № 12 по Миллионной вкусившая всю полноту наступившей политической стабильности, - масштабное разрушение исторических зданий в центре города продолжается.

Администрация — в нашем случае Центрального района — никаким образом не реагирует на жалобы, заявления, просьбы, письма, обращения, требования. И в то же время активно сотрудничает с инвесторами. Странная тенденция: чиновники всех органов власти, всех уровней, начиная от жилищной инспекции, пожарных, администрации, комитета по архитектуре, КГИОП посылают нас судиться в гражданский суд. Хотя они должны были, как минимум, разобраться в ситуации, вынести предписания тем уполномоченным органам, которые обязаны действовать в интересах закона и граждан, потом отслеживать это.

Защиты никакой вообще. Мы должны были написать заявление: без нашего согласия началась какая-то непонятная стройка, разберитесь. И администрация должна была привлекать жилищную инспекцию, прокуратуру, милицию. А они нам сказали: не нравится? Идите, судитесь.

И что? Жильцы нашего дома уже 2,5 года тратят свою жизнь, свои средства, участвуя в бесконечных переписках со всеми органами власти, многократно отсылая иски в арбитражные, районные суды, в суды высшей инстанции, но ситуация не меняется.

У нас в доме всего 40 квартир. Когда так называемый инвестор появился на Миллионной, 12, у нас многие продали квартиры и быстренько уехали.

«СП»: — Почему бы вам не последовать их примеру?

—  Я уехать не могу. Наша семья поселилась тут с момента постройки, еще до революции, мой ребенок — это уже 7-е поколение, которое живет тут, это мое родовое гнездо. В этой квартире было когда-то десять комнат. Во время блокады наша семья не выехала из этого дома в эвакуацию. Половина семьи вымерла в этой квартире. Не могу я уехать.

«СП»: — Как происходил захват?

—  В 2009 году к нам приехали на машинах какие-то люди, начали выгружать мешки с цементом. Председатель ТСЖ поинтересовался: что происходит? Какая тут стройка может быть? Нам сказали: не ваше дело, все решено, вот разрешение администрации Центрального района, здесь будет реконструкция нежилых помещений. Но у нас в доме нет нежилых помещений, всего пять этажей и никаких вспомогательных помещений. Однако с нами не разговаривали. Срезали замки с парадной, с входа и начали завозить стройматериалы. Естественно, все жители возмутились: как это так? Дом у нас на балансе. Мы сейчас пойдем в милицию, и беспредел этот прекратится. Не тут-то было. Каждое утро, два месяца подряд, бригада строителей приезжала и пыталась снести кованые ворота, жители выходили и с 8 утра стояли насмерть.

Прораб сказал: если вы не откроете ворота, я взорву их вместе с вашим домом. Жильцы были в панике, совершенно запуганы. Приезжал начальник 79-го отделения милиции, его заместитель. Нам милиционеры сказали: «Граждане, сидите молча по своим квартирам, чего вы тут стоите, вас же не убивают»…

Кстати, наш дом раньше имел статус памятника. На Миллионной, 12 произошло отречение великого князя Михаила Романова, брата Николая. Строго говоря, 17 марта 1917 года династия Романовых рухнула в нашем доме. До 2004 года на нем висела доска о том, что это дом-памятник, а в 2004 году в техническом паспорте внезапно возникли новые этажи, и доску по-тихому сорвали. После чего дом каким-то образом выпал из списков памятников. А инвестор, видя, что жильцы на сговор с ним не идут, в ночь с 6 на 7 ноября 2009 года взял наш дом штурмом. Я проснулась в шесть часов утра от женского крика. Слышу вопли: «Помогите!». Это консьержка, беременная девушка, которая закрывала нашу дверь на ночь на цепочку. Я срываюсь с кровати, тут звонок от нашего председателя по телефону: «Лена, только не выходи! Наш дом захватили». Выглянула во двор: какие-то люди все в черном бегают. Я спускаюсь на лифте, и человек 15−20 меня задвигают обратно в лифт: «Сиди дома, не высовывайся». Я только увидела, что консьержка сидит на диване и плачет. Позвонила в милицию, но она приехала через 5 часов, когда уже все было кончено. Ворота вырезали автогеном, положили на грузовик и увезли в неизвестном направлении. Дверь на чердак вырезали, срезали все замки — дом полностью открыт, заходи, бери. Все наши обращения в администрацию, жилищную инспекцию, прокуратуру — полностью игнорировалось, нас везде отфутболивали в гражданский суд. Мы были шокированы. С тех пор мы и судимся.

«СП»: — Что происходит сейчас?

— Полностью снесена крыша, надстроены два этажа, дом — пятиэтажный, красивый, с присущей ему архитектурой, с лепниной, — изуродован. Стройка продолжается. Два с половиной года там забивают сваи… Инвестор снял крышу, и поэтому все верхние квартиры, в том числе и моя, залиты. Вместо пятисот метров технического чердака, у него там теперь 2 этажа, тысяча метров. Одну самую большую квартиру он теперь продает, как я слышала, за 79 миллионов рублей, вторую за 29 миллионов. А вторая половина дома еще в разобранном состоянии. Над кроватью в детской у меня до сих пор висит полиэтилен, на потолке трещина, и оттуда все текло прямо в кровать ребенку.

«СП»: — Помощи уже ниоткуда не ждёте?

— По мансарде мы судимся. У нас сейчас пять судов. Мы уже судились с администрацией района, с КУГИ, вот уже полтора года наши документы в Страсбургском суде. Инвестор не может пока эту собственность зарегистрировать. А мы не можем обязать его все это снести.

«СП»: — На Миллионной, 23 та же история…

— На Миллионную, 23 напали раньше, в 2006—2007 годах. У нас домик маленький и чердак маленький. А у них чердак — полторы тысячи метров. Они начали судиться, и выиграли иск о том, что нельзя реконструировать крышу без согласия собственников. Решение вступило в силу, инвестор получил его на руки, и буквально на следующий день председатель ТСЖ Михаил Беляев, когда шел из Дзержинского суда, на Марсовом поле получил нож в спину. Выжил! Но еле дополз до дому.

Нашего председателя не раз избивали. Мы пишем свое заявление о том, что охранниками застройщика избит председатель нашего ТСЖ Михаил Мельников, они пишут свое, но дело заводят на Михаила Михайловича.

Про меня застройщик написал в 79-е отделение полиции, что я завезла к себе домой 10 канистр с бензином и собираюсь поджечь чердак. Милиция пришла с обыском. Естественно, ничего не нашли. Я написала в прокуратуру: что это было? Несанкционированный обыск по лже-доносу? Что это за 37-й год? Прокуратура думала месяц, потом сообщила: все было правильно, они имели на это право.

«СП»: — А что теперь с инженерными коммуникациями, которые выходят на чердак?

— Полная катастрофа. Все трубы горячего водоснабжения вмурованы в пол, т.е. залиты в бетон. Доступа к ним больше нет. Пока коммуникации еще новые. Но сколько они продержатся, никто не знает, и если рванет, верхние этажи будут затоплены полностью. Остановить это уже не удастся, придётся только взламывать пол во вновь построенных квартирах на чердаке. Но этого никто не допустит. Американский инвестор будет к тому времени далеко…

Из досье «СП»

Еще в октябре 2011 года жильцы дома № 6 по Смольному проспекту при поддержке общественного движения «Защитим наш дом» обратились с Георгию Полтавченко с просьбой вмешаться в ситуацию с незаконным возведением мансарды на чердаке дома. Как следует из жалобы, «компания „Бизнес-линк“, принадлежащая супруге бывшего вице-губернатора Юрия Молчанова, выстроила на общедомовой чердачной территории двухэтажную мансарду, несмотря на протесты жильцов и обоснованные возражения специалистов-архитекторов. Рядом свою двухэтажную мансарду построил депутат ЗакСа от партии „Единая Россия“ Никита Ананов», — пишут жильцы. Чиновниками при этом чердачные и подвальные помещения, принадлежащие всем собственникам квартир, переводились в «нежилые», принадлежащие городу, а затем передавались приближенным к чиновникам «инвесторам». Таких адресов в городе сотни, уверены жильцы.

Они просили губернатора провести объективное и гласное расследование всех случаев массового изъятия у горожан принадлежащего им общедолевого имущества, положить конец произволу чиновников администрации Петербурга. Однако ответа так и не дождались. Пробовали жильцы искать правды у президента Медведева, в Верховном и Конституционном судах. Но не нашли.

Санкт-Петербург

На снимках: петербуржцы пытаются отстоять свое право жить у себя дома. Их вытесняют люди в черном.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня