18+
суббота, 10 декабря
Общество

Северный Кавказ зовет русских на ПМЖ

Цена вопроса — 1 млрд рублей ежегодно, который Москва обещает трем республикам

  
792

В Министерстве регионального развития РФ подготовили программу по добровольному переселению русскоязычных граждан на Северный Кавказ. Пилотными республиками выбраны три республики — Чечня, Ингушетия и Дагестан. Таким образом Москва надеется выровнять национальный баланс, нарушенный в начале 1990- годов, когда с Северного Кавказа начался массовый исход русских жителей.

По информации сайта «Эхо Кавказа» программа предусматривает ежегодное переселение на Северный Кавказ 50 тыс. русских семей. На это планируется выделять каждый год 1 миллиард рублей. Простой подсчет показывает, что этих денег хватит на переезд только 20 тыс. «ячеек общества». Но и эта цифра вызывает большие сомнения. Например, в Ингушетии счет переехавших идет на десятки, но никак не на тысячи. И это в основном те ингушские русские, которые когда-то покинули республику. Похожая ситуация и в Чечне.

На бумаге программы по возвращению русскоязычного населения существуют в республиках давно. В той же Ингушетии такая программа действовала с 2004 по 2010 годы. О ее эффективности глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров высказался предельно откровенно в интервью «Комсомольской правде — Ставрополь»:

— Эффект был только в том, что частично на этом кто-то заработал. В основном чиновники. Из восьми выявленных фактов махинаций четко следует, что в этом участвовали и чиновники, и местные жители, ингуши, чеченцы, и некоторые представители армянской национальности. Просто тупо заключали фиктивный брак с русской женщиной, ранее покинувшей Ингушетию, которая находилась или на Украине, или в Ставропольском крае. Потом это все освещалось в СМИ, делался PR, что возвращается русскоязычное население. В конечном итоге квартира продавалась, деньги делились пополам, и на этом все заканчивалось.

Впрочем, руководители северокавказских республик нынешнюю инициативу Минрегионразвития поддерживают, подчеркивая, что преимущество станут отдавать высококвалифицированным специалистам.

Насколько реальны эти планы, учитывая, что русских на Северном Кавказе с каждым годом становится все меньше? Например, в том же Дагестане численность русскоязычного населения, по данным последней переписи, за последние 8 лет уменьшилась на 1,1%, в Чечне — на 1,8%. В минусе даже самый русский регион Северного Кавказа — Ставрополье. Может, все дело в том миллиарде, который обещает правительство?

Сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа, член-корреспондент Академии геополитических проблем Деньга Халидов говорит, что изложенное в программе похоже на подмену научных экспертиз пропагандистскими мерами: «В эти республики люди и раньше могли возвращаться — никто не препятствовал. Но в них — страшная безработица. В Дагестане за 10 лет уровень промышленного производства снизился в пять раз, а в целом по России — в два раза. Внушительный разрыв. Большая доля русского населения являлась инженерно-техническими работниками и высококвалифицированными рабочими. Практически все они уехали. Правда, некоторые возвращаются, но в очень небольшом количестве.

«СП»: — Почему возвращаются?

— Русские, проживавшие в северокавказских республиках, существенно отличаются от живших в других местах страны. Они впитали, в хорошем смысле, местные обычаи: у них иные привычки, иные нравы. В центральной России они столкнулись с другой культурой, некоторые не вынесли такой перемены и вернулись. В целом же хочу сказать, что российская власть ищет решение проблемы не с того конца. Модель, которую она выстраивают, имеет очень мало общего с подлинно научной реконструкцией.

«СП»: — Что следует сделать «по науке»?

— Прежде нужно хотя бы частично улучшить социальную ситуацию в этих местах, а затем приглашать туда русских. А пока оттуда уезжают и коренные жители.

Потенциальная рабочая сила из выпускников школ, техникумов, вузов в разы превосходит число создаваемых рабочих мест. Ежегодно 50−60 тысяч молодых людей выбрасываются на рынок труда, а создаётся 10−15 тысяч рабочих мест. И в армию их не берут. Желающих — уйма, в Дагестане даже взятки пытаются дать, чтобы уйти служить. Не забирают. А чеченцев не берут уже более 20-и лет. В правительстве, кстати, никто не поднимает эту проблему.

Пытаются в рамках Северо-Кавказского федерального округа создать проекты туристических кластеров, подтянуть инвестиции, но что из того выйдет — неведомо. В итоге часть не нашедших себе применения молодых людей уезжает на заработки в другие регионы страны. Дагестанцы работают на стройках, в супермаркетах и других торговых объектах. Чеченцы и ингуши занимаются мелким бизнесом, у них везде общины, им легче поучить работу. Многие учатся в высших учебных заведениях, причём приехали они не за дипломами, а действительно желают стать профессиональными специалистами.

Те, кто не сумели где-либо пристроиться, уходят в криминальные структуры или бандформирования, действующие на территориях северокавказских республик.

«СП»: — Как думаете, сколько русских изъявит желание перебраитна ПМЖ в Чечню, Ингушетию и Дагестан?

— Прежде скажу, что до 1990 года в Чечено-Ингушской АССР проживало 35% русских. Сегодня — приблизительно 3%. В Чечне создаются промышленные предприятия, для работы в которых потребуется большое количество специалистов из других регионов.

На ингушской территории в советский период активно развивались садоводство, зерноводство, скотоводство. Эти места процветали. В них проживало много русских.

Ныне там упадок. Если русские, казаки вернутся туда, восстановят совместно с ингушами разрушенное хозяйство, эти места обретут прежнюю славу.

Был период, в который русские начали возвращаться. Сразу пошли теракты. Думаю, сделали это какие-то силы с целью дискредитации Ингушетии.

Поэтому сейчас сложно прогнозировать, сколько людей решит приехать туда. Полагаю, что поначалу заселение не будет массовым. Оно станет точечным: несколько семей, десятки семей… Разумеется, прежде нужно создать условия — предоставить жильё и работу.

В Ингушетии можно открыть предприятия, ассоциации фермеров, ассоциации сельхозкооперативов, которые станут заниматься переработкой сельхозсырья. Казаки, проживавшие там ранее, могли бы сыграть большую роль в восстановлении хозяйства.

Однако все программы Минрегионразвития реализуются в усечённом виде. Наиболее показательный пример: выделили миллиард долларов на обеспечение квартирами жителей Южной Осетии, пострадавших от военных действий, а они по сей день на улице. Это — результат тесного сотрудничества бывшей южноосетинской власти, администрации президента и Минрегионразвития.

Как правило, все проекты такого рода, если в них предусмотрены серьёзные финансовые вливания, «распиливаются», раздаются на «откаты». Благие идеи умерщвляются.

С позицией Халидова солидарен атаман Кизлярского особого приграничного окружного казачьего общества Терского Войскового казачьего общества Николай Спирин: «Русскоязычное население необходимо переселять сюда для сохранения целостности страны. Однако прежде чем переселять, нужно уделить внимание русским, проживающим на этой территории.

С уходом из Дагестана людей, говорящих по-русски, обострились противоречия между представителями других национальностей. Кадровые вопросы решаются исключительно в пользу представителей титульной нации. После смены руководителя предприятия или организации — меняется практически весь их состав. Русские теряют рабочие места.

Начальниками оставшихся заводов назначают случайных людей. Нас таким способом выдавливают отсюда.

Кизлярский регион, как вся северная территория республики, где проживает большое число людей, говорящих на русском языке, потерял традиционные промыслы — виноградники и рыболовство. Сейчас происходит варварское расхищение рыбных запасов Каспия. Наши предки жили здесь столетиями, рыбы становилось больше и больше. Ныне — с каждым часом её количество уменьшается.

Сегодня в Дагестане проживают примерно 60 тысяч русских (при этом население Дагестана приближается к 3 миллионам — ред.), а ранее их было здесь около 700 тысяч. В Хасавюрте, их осталось всего 800, а живут в нём более 100 тысяч человек. Когда-то это город наполовину был заселён русскими.

Межэтнические конфликты случаются, в основном, на экономической почве, из-за проблем с работой. Но немало и бытовых. Я убеждён, что их причина не в титульном населении. Некие силы за границей разрабатывают планы по развалу России".

Где отыскать желающих поселиться на Северном Кавказе? — задаётся вопросом эксперт Центра исламских исследований Северо-Кавказского Федерального округа Руслан Гереев: «Ни из одного российского региона люди туда не поедут. Пригласить 25 тысяч русскоязычных, нуждающихся в срочном переезде с неспокойных территорий, например, из Киргизии или Таджикистана? Но согласятся ли они окунуться из огня в полымя? А если согласятся — чем там займутся? В Дагестане, например, предприятия банкротятся, единственная авиакомпания ликвидирована. Регион до сих пор утопает в крови! Проблема экстремизма и терроризма ещё длительное время не решится. В республике созданы комиссии по защите русского населения, но, похоже, ничем, кроме «распила» выделенных средств, они не занимаются.

Дагестан — густонаселённая республика, рождаемость очень высокая. Отчего бы не отправить нуждающихся в переселении на пустующие территории Дальнего Востока или Центральной России? Практически ежедневно с карты Российской Федерации стирается субъект — посёлок, деревня.

И ещё: где социальная поддержка этой программы, где ориентированные на неё выступления федеральных чиновников, где целевые мероприятия, где обсуждения, где сайты, на которых она размещена?

На программу планируется выделить 1 миллиард рублей. Но этого хватит только на переселение. А ещё нужно построить дома, создать рабочие места… Подозрительная сумма, явно запланированная на другие цели".

Директор института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН Виктор Авксентьев тоже удивлён появлением такой программы: «В настоящее время русские потоком бегут с Северного Кавказа из-за экономических трудностей и ощущения небезопасности. Свернулись все производства, на которых трудились русские, они не могут найти себе адекватного применения. Там действовали современные по советским меркам предприятия, в том числе ВПК, на которых они работали.

Деятельность научных организаций ограничилась изучением истории и этнографии. Русские в эту работу не вписываются. Исследования по естественным и техническим наукам не проводятся, поскольку требуют огромных капиталовложений.

Сейчас потоки русских «дотекают» из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, и столицы Северной Осетии-Алании Владикавказа. В остальных республиках этого региона осталось мизерное количество русских. Федеральная власть формально пытается их защитить, но результаты «защиты» неутешительны. Речь идёт не о целенаправленной помощи русским, а об обеспечении безопасности всего населения. С Северного Кавказа уезжает и большое количество титульного населения, в других регионах сформировались их диаспоры огромных размеров".

«СП»: — Русские опасаются националистических проявлений или общей криминальной ситуации?

— Опасаются терактов, криминальных и националистических проявлений. Последнее, впрочем, характерно, для всей страны. На Кавказе совокупность факторов. Но основная причина — банальный страх. Люди не чувствуют себя в безопасности.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня