18+
суббота, 10 декабря
Общество

Сломанные весы Фемиды

Почему за убийства людей судьи выносят мягкие приговоры?

  
163

Председатель Следственного комитета РФ возбудил уголовное дело против бывшей судьи Кировского районного суда Новосибирска Ирины Глебовой. Случай чрезвычайно редкий — лично руководитель СКР принял такое решение. Надо пояснить: федеральные судьи обладают особым статусом, поэтому никто кроме Александра Бастрыкина не может возбудить против них уголовное дело. Глебова обвиняется по статье 305 УК РФ «Вынесение заведомо неправосудного решения, повлекшее иные тяжкие последствия». Срок наказания по ней — до 10 лет лишения свободы.

Напомним, судья Ирина Глебова в марте прошлого года восстановила в родительских правах 32-летнего наркомана Евгения Глотова. Его супруга, также страдавшая наркозависимостью, умерла в 2009 году.

Двухлетнюю Еву Глотову, после решения суда, наркоман «воспитывал» лишь полтора месяца. А потом расправился с дочерью из-за отказа есть перловую кашу. Взбешенный «строптивостью» девочки, папаша пинал её ногами. Затем изверг практически нафаршировал мёртвого ребёнка перловкой и вызвал «скорую помощь». Прибывшие медики выслушали рассказ «убитого горем» отца о том, как девочка подавилась за обедом.

Надо отметить, что и возбуждение уголовного дела против судьи — чрезвычайно редкое явление. Остаётся надеяться, что Глебова получит наказание, соответствующее её деянию.

Но почему глава СКР заметил только «оплошность» Глебовой?! Ведь судей, ломающих судьбы и даже убивающих — хоть отбавляй. Справедливая и беспристрастная Фемида ужаснулась бы своим российским современникам.

«Проделки» стражей правосудия

16-летнего Дмитрия Медкова из села Китаевки Ставропольского края в 2004 году признали шизофреником, он провёл три года в сумасшедшем доме за то, что отказывался признать себя виновным в убийстве сестры.

Как следовало из материалов дела, Дима после ссоры c 14-летней сестрой Таней убил её, потом хладнокровно расчленил и сжёг в печке, а золу утопил в реке.

Спустя три года сестра нашлась — живая, здоровая и счастливая. Оказалось, что Таня Медкова, поругавшись с матерью, ушла из дома, прихватив с собой лишь свидетельство о рождении. Паспорта у нее ещё не было. Бегунью занесло в Дагестан, где она сменила веру, умудрилась удачно выйти замуж и родить ребёнка.

После выхода Димы на свободу, чиновники разных уровней клялись, что виновные ответят по всей строгости закона, а государство сделает всё, чтобы загладить перед пострадавшим свою вину. Однако милиционеров, из-за которых подростка ошибочно обвинили в преступлении и отправили на лечение в «психушку», приговорили к условному сроку, а следователь прокуратуры и судья Юрий Иванов не понесли никакого наказания. Последний объяснил: «Психиатры рекомендовали не травмировать пациента расспросами».

Каким рекомендациям следовала самарская судья Наталья Сотникова, приговорившая к четырём годам условного заключения экс-кавалеристку, убившую человека, — неведомо.

Бывшая сотрудница конного патруля Лидия Котова и её коллега Татьяна Терёхина 11 марта 2010 года задержали местного жителя Георгия Кутузова возле подъезда дома, в котором он жил.

Проверив документы, милиционерши (трагедия произошла до завершения реформы МВД) предложили Кутузову проследовать до ближайшего опорного пункта для медицинского освидетельствования: им показалось, что он нетрезв. Получив отказ, решили доставить его в участок силой.

Котова приковала мужчину наручниками к стремени своей лошади. Когда они подошли к пешеходному переходу, мерин по кличке Зомби, испугавшись сигнала проезжавшего автомобиля, вырвался и понёс. Кутузов упал, животное протащило его почти сто метров, нанося удары копытами, пока не оборвался ремешок стремени, к которому был пристегнут задержанный.

Кутузова с многочленными травмами доставили в больницу. Через два месяца он скончался от тяжёлых травм.

Судья Сотникова, вынося вердикт, объяснила своё решение отсутствием судимости у Котовой, её положительными характеристиками по месту бывшей работы, а также тем, что она до приговора частично выплатила компенсацию: перевела на счёт матери погибшего пять тысяч рублей.

Совсем свежая история. В минувший вторник судья Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга Андрей Дондик приговорил боксёра, беспричинно убившего человека, к двум годам исправительных работ («СП» писала об этом 4 апреля).

48-летний пенсионер МВД Игорь Гаевский был убит одним ударом. Нанёс его 22-летний боксёр, выпускник Университета путей сообщения, Алексей Богданов. Гаевский погиб «просто так», молодой человек ударил его в лицо походя и, даже не обернувшись, быстрым шагом удалился с двумя друзьями с места убийства.

На видеокадрах отчётливо видно: Игорь Гаевский, не торопясь, идёт по тротуару. Навстречу направляются трое молодых людей в костюмах. Один из них раздражён, друг обнимает его за плечи, но тот резким движением сбрасывает руку, в один миг оказывается перед Гаевским и отправляет его в нокаут.

Прибывшие медики констатировали клиническую смерть, в больнице мужчина скончался. Любопытно, что до вынесения приговора, убийца не был взят под стражу.

Судьи — каста неприкасаемых

Московский адвокат, федеральный судья в отставке Элина Каширина выражает недоумение тем, что Богданов во время следствия находился на свободе: «В таких случаях всегда заключают под стражу. Санкция по части 4 статьи 111 предусматривает до 15 лет лишения свободы. Суд повёл себя подозрительно.

Теперь об излишне мягких приговорах: в прошлом году по инициативе президента страны в Уголовный кодекс внесли поправки, отменившие у 64 составов преступлений нижний предел. С одной стороны — это правильно: по некоторым видам преступлений предусматривалось заключение на срок от 3 до 10 лет. Случалось, человек, совершивший не особенно серьёзное деяние, отправлялся за колючку на 3 года.

Но задача судьи — вынести справедливое и мотивированное решение. А наши судьи очень часто ограничиваются фразой «суд считает, что надо вынести такое-то наказание» и ставят точку. А нужно ставить запятую и объяснять причину принятого решения.

Часто люди в мантиях назначают подсудимым наказание «ниже нижнего предела». В части 4 статьи 111 такой предел — 2 месяца исправительных работ. Но ведь судьи — юристы высшей квалификации (формально, во всяком случае), представители одной из ветвей конституционной власти. Они обязаны понимать, что исчезновение нижнего предела не означает, что всем убийцам нужно давать условные сроки или по году-полтора.

Никто не призывает их присуждать по 15 лет, но если бы Богданову дали 5 лет — не было бы настолько серьёзного гневного резонанса.

В Уголовном кодексе сказано, что наказание назначается не только с целью исправления, но и с целью установления социальной справедливости. Где же социальная справедливость, если человека лишили жизни на улице, а убийца фактически остался безнаказанным…

Вчера, находясь в метро, я увидела нескольких пьяных до невменяемости юношей. Вели себя буйно, агрессивно. Люди от них шарахались. А если бы им кто-нибудь попался под руку, наверняка, мог бы серьёзно пострадать. Эти юноши слышат, что убийцы отделываются за свои деяния лёгким испугом, и в их сознании откладывается: за это ничего не будет. Именно безответственные приговоры судей способствуют формированию таких убеждений.

«СП»: — Но почему они такие приговоры выносят?

— В настоящее время российский судейский корпус — каста неприкасаемых. И всё общество утонуло в пофигизме. Равнодушие повсеместно, каждый сам по себе. Судьи — тоже люди, с теми же качествами.

Следственно-судебный аппарат раздроблен на фрагменты, в которых каждый отрабатывает своё и не интересуется тем, что было до него и что будет после… Следствие своё отработало — скинуло прокурору обвинительное заключение, прокурор его утвердил — скинул судье, суд приговорил — скинул в УФСИН для исполнения. Отсутствует целостность этой системы. Поэтому судья не заинтересован в качестве следствия. А суд обязан оценивать доказательства и выносить справедливые решения. А он оценку доказательств не проводит. И никто не несёт за это ответственности. Судьи по закону не отвечают за ошибочные решения. Они двигаются в общей судейской массе, не желая выделяться «высокими срокам» и оправдательными приговорами.

Я, работая судьёй, вынесла несколько оправдательных приговоров, после чего меня попросили уйти. Причину не объяснили.

Если бы не выделялась, клепала приговор за приговором как все, — продолжала бы вершить правосудие.

Люди сегодня не доверяют полицейским, прокурорам, судьям. По каким причинам? Одна из них — вынесение приговоров, подобных приговору Алексею Богданову.

В нашей стране и реформа судебная проведена, и зарплаты служителям Фемиды повышены, и статус у них практически неприкасаемый. Делалось это для того, чтобы судьи были независимы в принятии решений. А не работает это.

Думаю, что дело — во внутреннем содержании судей. Мне понравилась фраза, произнесённая на одном из концертов Михаилом Задорновым, по поводу правоохранителей: «В отдельности все вы замечательные ребята, но вместе — что-то непонятное».

Общаюсь со стражами правосудия — вроде нет у них признаков неадекватности. А в целом — судейская система должным образом не работает.

Судьи порой принимают решения, основываясь на личном отношении к подсудимым и потерпевшим. Этот понравился — дам условно, этот нет — два года. Я получил мантию, я теперь неприкасаемый, не подлежу никакой ответственности.

Кандидат юридических наук, заведующий кафедрой юридических дисциплин ГБОУ ВПО «Московский городской педагогический университет» Юрий Слободкин считает, что помимо прочего у судей, оставляющих убийц на свободе, отсутствует мужество: «Нравственность нынешних служителей Фемиды значительно слабее, чем у их коллег советского периода. Ситуация того времени формировала положительный облик судьи, граждане считали, что они честны и беспристрастны. Большая часть из них была именно такой.

Сегодняшние судьи отпускают на свободу убийц, в том числе из-за боязни потерять своё место. В настоящее время уволить строптивого судью значительно проще, чем ранее. Тогда приходилось проводить заново голосование по отзыву судьи (их выбирали всеобщим голосованием по избирательным округам). Нужно было набрать более 50% голосов за его отзыв"…

В итоге мы получаем приговоры, который был вынесен несколько месяцев назад 19-летнему кмс по боксу Александру Будыкину. В мае прошлого года в центре города Златоуста Челябинской области Будыкин повздорил с прохожим — 32-летним Алексеем Демьяновым. Во время ссоры Александр ударил своего оппонента в лицо. Пострадавший умер от удара головой о тротуарную плитку.

Представитель прокуратуры попросил для подсудимого два года условно, но суд назначил более мягкое наказание — 1 год и 4 месяца…

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня