18+
суббота, 10 декабря
Общество

Олег Басилашвили: Неужели это мы?

Нынешнее затишье не должно никого обманывать, считает знаменитый артист

  
171

Замечательный актер Олег Басилашвили известен своей активной жизненной позицией, неприятием многого из того, что предлагает стране, россиянам действующая власть. Об этом и многом другом он рассказывал читателям «СП» в канун нынешнего, 2012 года. «Главный итог года 2011-го, — говорил Басилашвили, — в том, на мой взгляд, что у нас наметилось объединение отдельных личностей в российский народ. Теперь важно мирным путем добиться проведения реформ, преобразования страны. Хватит революций, потрясений. Мы созрели для того, чтобы обустроить свою страну спокойно, грамотно и в кратчайшие сроки».

Тогда же мы договорились с ним встретиться и побеседовать после мартовских президентских выборов. Которых, как признавался, он «ждал с нетерпением и большой надеждой»: «Я считаю, что любой руководитель, будь он даже семи пядей во лбу, не должен быть у власти больше 8 лет. Это — предел. Ибо власть развращает, и человек медленно, но верно превращается в диктатора».

Но встретиться в начале марта нам не случилось — Олег Валерианович оказался в те дни в больнице. Хотя, находясь под капельницей, отвечал на телефонные просьбы прокомментировать ход выборов. Чувствовалось, переживал не столько за себя, сколько за страну.

А на уходящей неделе он сам позвонил корреспонденту «СП» с новостью о выходе своей книги «Неужели это я?! Господи…». Она издана в Москве не малым по нынешним временам тиражом 3100 экземпляров в популярной серии «Жизнеописания знаменитых людей». Но заметно отличается от привычного и, честно сказать, набившего оскомину однообразного, по сути, жизнеописания. Прежде всего, желанием рассказать не столько о себе, любимом, сколько о тех, с кем встречался, у кого и чему учился. А также великолепным языком, выверенным слогом и тонким юмором. Что, в общем, не удивительно, если знать, что мама артиста — Ирина Сергеевна Ильинская, была известным в СССР филологом, автором учебника по русскому языку для учителей, книг «Лексика стихотворений Пушкина», «О богатстве русского языка» и других.

— Я ведь можно сказать вырос рядом с великими филологами, — сказал Олег Басилашвили. — Частыми гостями в нашем доме в Москве были легендарный Александр Реформатский, составители четырехтомного «Словаря языка Пушкина» Григорьева, Сидоров, Левин, Бернштейн, Плотникова… Мне кажется, мама была бы довольна этой моей работой. Несколько друзей нашей семьи, некоторые мои коллеги по театру, которым я — первым! — подарил ещё сигнальные экземпляры книги, прочитали её, как признались, с большим интересом. Надеюсь, что такие их отзывы вызваны искренностью, а не деликатностью. Мне действительно есть чем поделиться с людьми.

«СП»: — Вас любят и знают не только как прекрасного актера, но не в последнюю очередь и как гражданина, неравнодушного к происходящему в стране. Нашлось место в вашей книге этой стороне жизни народного артиста СССР Басилашвили?

— Конечно. Об этом я много пишу. Для меня самого важно было понять, как из мальчика, шагающего во время парада по Красной площади и восторженно внимающего приветствию колоннам Сталина с трибуны Мавзолея, постепенно рождался человек со своим, а не навязанным извне мнением. Это бы не столько трудный, сколько долгий путь. Я менялся вместе со страной, благодаря, в том числе, театру, спектаклям лучших режиссеров СССР. Скажем, в БДТ, в труппу которого поступил в 1959 году, не один год шел прекрасный спектакль «Ревизор» - о повальной коррупции в стране.

«СП»: — Этого спектакля давно уже нет, а коррупция, воровство в России, увы, процветают…

— Вот поэтому и надо бороться. Надо добиваться реформ. Нынешняя власть давно нам их обещает, да только всё так и уходит в разговоры, то есть, в никуда. Меня недавно спросили: зачем я ходил в политику, имея в виду, видимо, мою работу в период перестройки в Верховном Совете СССР. Я в политику не ходил. Туда идут, чтобы иметь большие бабки. Я же заработал, будучи депутатом, только болезни. Участвовал в общественном движении потому, что понял к тому времени: жизнь в моей дорогой стране, мягко говоря, неправильная. И необходимо убрать ту власть, которая погубила более 60 миллионов граждан СССР. Которая, использует, по сути, рабовладельческий труд своих соотечественников. Разорила к концу ХХ века богатейшую страну, поставив её на грань исчезновения. Помните пустые полки магазинов, тотальный дефицит на все и вся?.. Необходимо было начать построение нового государства, и, что принципиально важно, на новой основе. Я лично понял это к 1990 году. Начинать было безумно трудно. Потому что та свора, которая имела личные выгоды, тормозила реформы. Что заставило меня принять деятельное участие в судьбе Родины? Не вся ли моя предыдущая жизнь, опыт, указавший мне правильный путь? Люди, после встреч с которыми, я волей неволей задумывался о себе, о своем месте в жизни? Вот и попытался — вместе с моими друзьями — убрать зло. Консерваторы занимались демагогией, шли на шантаж, убийства, подкуп — лишь бы не дать состояться реформам в полном объеме, лишь бы остаться у кормушки. И во многом преуспели.

«СП»: — В канун мартовских выборов президента РФ — теперь уже на 6-летний срок, вы призывали читателей «быть осмотрительными, не поддаваться на провокации, вдумчиво подходить к голосованию». Как сегодня оценивает прошедшую избирательную компанию?

— Россияне проснулись — вот главный вывод. Это уже не безвольные, верящие на слово политикам, полуграмотные в политическом отношении люди. А имеющие собственное мнение. Разбирающиеся в ситуации. Сплотившиеся в борьбе за демократию!

«СП»: — Недавно услышала от знакомого журналиста, пишущего на политические темы: помитинговал наш народ, да и успокоился, ничего не добившись…

— Не согласен! Это неверное впечатление. Уверен, россияне больше не станут терпеть «властных откатов». Пообещал Владимир Путин вернуть выборы губернаторов — должен вернуть. Мы этого добьемся. Нынешнее затишье, если так можно сказать, временное. Оно необходимо, чтобы правильно оценить происходящее, выработать дальнейшую тактику действий, понять, куда и зачем ведет новый (в смысле, только что избранный) президент.

«СП»: — К слову, о Путине и тех, кто за него голосовал. Целая плеяда известных на всю страну актеров, режиссеров, прежде, казалось, далеких от всего этого, вошла в его предвыборный штаб, агитировала за него. Среди них — Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, ваша партнерша по БДТ Алиса Фрейндлих. Вас это не удивляет?

— Про Алису Бруновну Фрейндлих могу сказать одно: она человек театра. Поглощена своей работой. Никогда не слышал от неё никаких политических оценок, даже намека на это. И то, что она публично высказалась за действующего премьер-министра… Не знаю, что тут сказать. Большинство же актеров, режиссеров, как и спортсменов, не мне вам объяснять, почему агитировали за Путина. Эти люди многим обязаны власти. Кто-то — новым зданием театра, кто-то — субсидиями… Вообще, это сложный вопрос, я, честно говоря, не хочу рассуждать на данную тему. Тот случай, когда не суди, да не судим будешь.

«СП»: — Олег Валерианович, название вашей книги несколько неожиданно, вы словно разочарованы сами в себе. Или я ошибаюсь?

— Не разочарован, нет. Я просто удивляюсь тому, как мог вести себя ещё лет 30 тому назад. Не всегда хорошо и правильно. И название, и текст — всё это моё. В том смысле, что писал сам. Обычной шариковой ручкой. В основе книги — мои дневниковые записи давних лет.

Из книги О. Басилашвили «Неужели это я?! Господи…»

О том, зачем писать мемуары

«…Я твердо убежден, что сесть за мемуары надо, точно уловив момент — работать уже не можешь, но кое-что помнишь. То есть когда маразм ещё не оккупировал полностью твою память. То есть попасть в этот тоненький зазор между бессилием и полным маразмом… Кто угадал — тот выиграл. Молодец! Попал вовремя. Теперь второе. К несчастью, а может, к счастью, люблю приврать. Например, почему-то до сих пор я убеждаю всех, что мой дед Ношреван Койхосрович в Грузии, в Горийском уезде, когда-то очень давно арестовал двух бандитов. Их клички — Камо и Коба. Коба — это Джугашвили, в дальнейшем, как известно, Сталин. Дед тогда служил в полиции. Арестовал он разбойников и доставил их в Тифлис. Там Кобу посадили в Метехи — замок, где была тюрьма, в камеру с политическими… «Что же ты грабишь, генацвале, нехорошо это!» — сказал политический. «А, ненавижу всех этих богатеев, мать их пети!» — отвечал Коба. «И правильно, правильно делаешь, что ненавидишь, и правильно, что грабишь, только грабить надо во имя революции, для народа, генацвале, для партии трудящихся. Вступай, да, в партию большевиков, будем вместе грабить для народа!». И пошел Коба в партию. И сделал неплохую карьеру. И получается, что это мой дед во всем виноват…

Всё вышеописанное долженствовало быть только предисловием к моим Memories. Но затянулось. И ясно, что к старческой лени, маразму и желанию приврать добавился ещё один порок — неудержимая болтливость. Простите. В дальнейшем буду сдерживаться. Самоограничиваться. Всё! Итак, начали. «Я родился в…». Помните, у Чехова один такой же пенсионер садится за стол с твердым намерением начать писать? Первая фраза, её начало: «Я родился в…» — тут же сразу раздается вопль кого-то из домашних — зовут — приходится всё бросать и идти на зов… Итак: «Родился я в…» Прислушиваюсь. Ну! Зовите! Тишина… Да, оказывается, это очень трудно — заставить себя сесть за стол и начать… Итак — свисток! Начали. То есть что это я?! Какой свисток? Звонок, конечно. Занавес пошел! Я родился в Москве 26 сентября 1934 года"…

О БДТ и Георгии Товстоногове

«В работе Гога (да позволено мне будет называть его так на этих страницах, ведь за глаза все его так и называли) был терпелив, неумолим, беспощаден… Он чувствовал результат, ощущал его подкоркой и хотел, чтобы и актеры как можно скорее и точнее подошли к этому результату. Конечно, он понимал, что бутон (актер, душа актера в данном случае) не может сразу превратиться в цветок, ему надо дать созреть, и он пытался смирить свое нетерпение, объяснял актеру его задачу, десятки раз повторял одну и ту же сцену. Идет третья или четвертая репетиция. „Что с вами? Почему вы так инертны? Я вас нэ слышу!“ — Георгий Александрович, я ведь ещё текст точно не знаю». — Пауза. — «А знаете, есть прэкрасный китайский способ почувствовать себя уверенней. Хотите знать, какой? Надо хорошо выучить тэкст!!»… «Иркутская история». Валя (Доронина) узнает неожиданно, что её муж Сергей утонул, спасая детей. Таня талантливо играла ужас. Рыдания, слёзы… В дело вступает Гога: «Спасибо. (Бутаформа). Натяните веревку по сцене. Танечка, возьмите таз, наполните бельем. Так. Вы только что стирали. Теперь идите вдоль веревки. Прищепки. Гдэ прищепки?!! Так. Развешивайте. Тэпэр Родик (Юрскому) — сообщайте Танэчке эту страшную весть. Таня! Никаких слез! Просто смотрите. Как угодно долго. А тэпэр начинайте аккуратно снимать прищепки, снимать белье и складывайте его в таз. Никаких эмоций. Вот! (Сопение). Так. Спокойно, медленно идите к дому. Не оборачиваясь. И — рухнула! (Кричит). Рухнула как подкошенная. Замертво!!! Встала. Встала! Быстро ушла в дом. Ну, это был эскиз. Оправдайтэ, пожалуйста! И — пых-пых — сигаретой… Победоносно поглядывая на сидящих в зале, а их всегда было много на репетиции, вышагивает по проходу, сопя и поблескивая очками»…

Об экспромтах…

В гримерке БДТ сидело три человека — Гаричев, Юрский и я. Жила наша троица дружно. Лидером, несомненно, был Юрский. Он был лидером всей театральной жизни Ленинграда. Его роли выделялись на общем театральном фоне не только ярким талантом и мастерством. Было в них нечто, что ставило Сергея в один ряд с людьми, которых я называю «общественными ориентирами» — некий второй или третий план, порождаемый твердой, бунтующей гражданской позицией. Это вызывало восхищение одних и зависть и недоброжелательство других, очень многих.

Конечно, тот актерский клуб, в который превратилась наша гримерка, обязан своим рождением именно Сергею… Мы сочиняли пародии на оскомину набившие «Последние известия» на радио. Интонация укоряющая: «Союзу советских художников требуются советские художники!». Обеспокоенная: «Заводу „Электропульт“ срочно требуются электропульты». С радостной улыбкой: «Открылась первая очередь дерьмопровода Москва-Ленинград. Первый секретарь обкома партии товарищ Романов перерезал алую ленту, и первые тонны московского дерьма хлынули на широкие проспекты нашего прекрасного города».

Захаживали к нам и старики-мастера Полицеймако, Копелян. Это моему экспромту Ефим Захарович (Копелян-авт.), заглатывая ус, беззвучно до слез смеялся: «Проказница Мартышка, Осел, Козел и косолапый Мишка/ Затеяли сыграть квартет/ Их вызвали в Центральный Комитет…».

О Московском кинофестивале

Помните ли вы Москву конца 1980-х годов?! В магазинах пусто. На полках можно найти только «Завтрак туриста» — омерзительную гадость из рыбных отходов, залитую для придания вкуса томатами. Гигантские очереди за водкой. Все продукты — по талонам. А в самом центре Москвы, в гостинице «Россия», проходит международный Московский кинофестиваль. Гостиница окружена несколькими кордонами милицейских рогаток, дабы никто из посторонних не проник на просмотры, а главное — в рестораны и буфеты, где есть заветный дефицит: сосиски, колбаса копченая и вареная, коньяк, вина. Участники и гости фестиваля живут в гостинице. Выходящим оттуда вручается пропуск, по которому впустят, когда вернешься из города. Я имею такой пропуск, потому что играю в фильме Карена Шахназарова «Курьер», представленном на фестивальный конкурс… Сегодня вручение призов. Метров за сто перед гостиницей — пустая зона. Никого! Словно безвоздушное пространство. Издалека вижу набычевшегося швейцара-охранника. Растопырив руки, не дает пройти внутрь какой-то паре, мужчине и женщине. Я, предъявив пропуск охраннику, прохожу. В дверях оглядываюсь… Боже! Не сон ли это?! Федерико Феллини и Джульетта Мазина!!! Великого итальянца, подарившего миру «Ночи Кабирии», «Восемь с половиной», и другие киношедевры, его жену, известнейшую актрису, не пускает, грубо отталкивая, здоровенный охранник. «Товарищ! — обращаюсь я к охраннику. — Пропустите их, пожалуйста!» — «Уйди! Не мешай работать!» — «Да вы что?! Это же Феллини!» — «А мне что? Без пропусков не велено!». — «Ну, забыли они, не знают, это же — Феллини и Мазина!». — Феллини лепечет потерянно: «Си, си… Мазина…». — «Слушай, уйди! Не мешай работать!». — «Ну, хорошо. Вы меня знаете?» — «Тебя знаю. Ты — артист». — «Ручаюсь тебе! — Тут я не выдержал. — Твою мать! Если ты сейчас их не пустишь, то знаешь, что твое начальство с тобой сделает?!! Уберут тебя отсюда к чертовой матери, и ни тебе сосисок, ни коньяка! Уж я-то позабочусь!». — Пауза. — «А, ладно… Пусть идут»… Вечером Феллини получил главный приз за фильм «Интервью». А фильм Карена Шахназарова «Курьер» был награжден специальной премией жюри кинофестиваля… Дорогой Карен! Я не ожидал, что кроме тебя ещё кто-нибудь получит приз! Если б знал — фиг бы провел Феллини с Мазиной в «Россию». И стояли бы они под дождем, жуя «Завтрак туриста»…

О нашем бедном кино…

«Знаешь ли ты, что такое „неконтактный секс“? Как освободить чакру? Умеешь медитировать? Почти на сто процентов убежден, что ты лишен этих умений. А вот собравшиеся в Репинском доме творчества кинематографисты посвящены в эти сокровенные тайны. На левом крыле дома на старых матрасах, устилающих весь пол конференц-зала, сидят жаждующие неконтактного секса и внимают ментору-практику. А в другом, правом крыле общество „Благая весть“ собрало своих членов с целью распространения и упрочения „евангелического учения“. А в центре здания — еврейская община Санкт-Петербурга… Позвольте, а причем здесь кинематографисты и их творчество? А притом, что у Союза кинематографистов нет денег на содержание дома, и приходится сдавать помещения под неконтактный секс. А также, возможно, и под контактный. Кто разберет?!»…

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня