18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Русские в Татарстане ждут своего Нельсона Манделлу

А пока в республике вновь зовут на митинги в защиту русского языка

  
786

В Татарстане — новый всплеск сепаратизма. Такой вывод можно сделать из информационных сообщений последних месяцев. В ноябре прошлого года стало известно, что татарскую журналистку, назвавшую русских оккупантами, не только не уволили за это провокационное заявление с республиканского телеканала, но и сделали продюсером — по сути, повысили в должности.

Сами лидеры националистических организаций утверждают, что казанский Кремль стал гораздо благосклоннее посматривать в их сторону. Лидер татарских националистов Наиль Набиуллин оптимистично сообщил ИА REGNUM, что с февраля 2012 года уличные акции возглавляемой им организации Союз татарской молодёжи «Азатлык» стали активно освещать местные издания, входящие в республиканский госхолдинг «Татмедиа».

Например, местных журналистов заинтересовал прошедший в конце февраля пикет «Азатлыка» напротив консульства Турции в центре Казани. По информации «Независимой газеты», он проходил под лозунгами: «Турция! Окажи помощь тюркским народам России в сохранении своих прав и традиций!», «В России идет языковой, духовный, культурный и тихий геноцид тюркских народов! Турция, не молчи!»

Видимо, республиканские СМИ намерены выступить «информационными спонсорами» «Азатлыка» и во время запланированной серии акций в поддержку транзитного пункта НАТО в Ульяновске. По мнению Наиля Набиуллина, Россию в ближайшем будущем ждет распад. Москва, мол, захочет ввести войска в объявивший независимость Татарстан. Однако, по мысли фантазирующего Набиуллина, российским военным придётся иметь дело не только с татарскими ополченцами, но и с боевыми соединениями НАТО, которые к тому времени будут переброшены в Ульяновск. Ну и, само собой, в благодарность за «братскую англосакскую» помощь независимый Татарстан вступит в Североатлантический альянс.

Можно было бы не принимать всерьёз подобные мечты татарских националистов, если бы не примеры из новейшей история России, которые показали, что от подобных «эпатажных заявлений» отдельных фанатиков до трагедии тысяч, десятков тысяч людей — всего несколько шагов.

В чём же причина «второй волны татарского национализма»? И какова роль руководства Татарстана в этом явлении?

— Никакой «второй волны» не могло случиться без молчаливого согласия и поощрения со стороны казанского Кремля, — говорит профессор МГИМО, глава организационного комитета партии «Новая сила» Валерий Соловей. — Татарский национализм с начала 90-х годов находился под жёстким контролем власти. Он использовался для того, чтобы выторговать у федерального центра преференции для республики, утвердить её особый статус в России.

И новые «всплески» происходят, по всей видимости, с негласной санкции республиканских властей.

«СП»: — Долгое время о сепаратистских настроениях в Татарстане не было слышно. А теперь снова чередой идут сообщения в СМИ, из которых создаётся впечатление, что кто-то хочет дестабилизировать ситуацию в республике.

— Сообщения попадают в информационный мейнстрим, как правило, если они не вызывают возражений со стороны власти. В данном случае возражений у руководства Татарстана нет потому, что сейчас, после президентских выборов в России, решается вопрос о конфигурации власти в стране. В том числе, и на региональном уровне. Мы видим, как лишаются своих постов многие главы субъектов федерации. У уцелевщих в своих креслах губернаторов нет уверенности, что и они усидят. Возможно, поощряя националистов, нынешнее руководство республики хочет показать федералам: если вы решите нас убрать, вас ожидает вторая Чечня.

«СП»: — Кстати, насколько, вероятно, что развитие ситуации в Татарстане может пойти по чеченскому сценарию?

— Это — не более, чем мифологема. Население Татарстана значительно более спокойное и дружелюбное к русским, чем на Кавказе.

Соратник Валерия Соловья, глава регионального отделения «Новой силы» в Татарстане (бывший единоросс, кстати) Виктор Диц также считает, что идеи сепаратистов в республике пока близки не многим. Однако ситуация далеко не благостная.

— С начала 90-х годов у нас в Татарстане строилось и продолжает строится татарское национальное государство. Татарская национальная революция началась в России на взлёте перестроечных процессов в СССР, с начала 1990-х годов. Сейчас она успешно развивается. Этническое или национальное самосознание татарского народа за прошедшие два десятилетия выросло в разы. И одновременно произошёл катастрофический спад пассионарности конкурентной русской этнической системы. Развивается культурное обособление татар от русских. Происходит исламизация различных сфер жизнедеятельности татарского общества. Очень показательна попытка татар уйти от «русской» кириллицы к «нерусской» латинице. Ещё в начале девяностых годов русские были вытеснены из основных властных структур в Республике Татарстан. В руках татар находятся все реальные рычаги управления политикой, экономикой, финансами, культурой, образованием, прокуратура, суд, полиция.

Сейчас татарские националисты снова активизировались. Отчасти это ответ на подъём русского этнического сознания, произошедший в последние 2−3 года. Татары боятся потерять привилегированное положение в своей республике. В какой-то мере это естественная предохранительная реакция с их стороны.

(Кстати, на своей странице «ВКонтакте» Виктор Диц многократно призывал дать «свободу Кавказу». Но в отношении родного Татарстана у него иная точка зрения — СП).

«СП»: — Идеи татарских националистов, по вашим наблюдениям, близки татарской части населения республики?

— Я бы определился с терминами. Национализм можно трактовать и как любовь к своему народу, что в разумных пределах не страшно и даже полезно. Никто не может запретить любить свой народ. Однако в республике сейчас имеет место национал-сепаратизм. Это явление самоубийственное для самих же татар. Им надо культивировать разумное самоограничение в национальном вопросе с учётом исторических реалий. Татарский народ почти полтысячи лет живёт в одном государстве с русскими и бесконфликтно отделиться от России у него не получится. Большинство татар в республике это понимают, и национал-сепаратистов не поддерживает — люди не хотят приносить свою жизнь и жизнь близких в жертву амбициям отдельных политиков. Однако если процесс сепаратизации Татарстана будет пущен федеральным центром на самотёк, людей могут настроить совсем по иному.

«СП»: — Из ваших слов можно сделать вывод, что русские в республике стали «вторым сортом», так как практически лишены возможности занимать руководящие должности в республике. По вашим наблюдениям русские и русскоязычные смирились с таким положением?

— До недавнего времени я был уверен, что смирились. Но примерно с 2010 года часть русской городской молодёжи в Татарстане ощутила необходимость заявить о своих этнических правах. Прошёл ряд акций в поддержку русского языка в республике. На 21 апреля намечен новый митинг.

«СП»: — Как относятся татарские националисты к созданию отделения незарегистрированной националистической партии «Новая сила» в Татарстане?

— Конечно, они воспринимают нас, как своих противников. Мне на днях уже заявил один аноним по телефону: ты, мол, нагло себя ведёшь, бутылку шампанского для тебя мы уже приготовили. Но я дал себе обещание ничего не бояться и не сворачивать с выбранного пути.

А как оценивают ситуацию с межнациональными отношениями рядовые жители республики?

Руслан Аликулов женился и переехал в Казань несколько лет назад. Пока о смене места жительства он не жалеет:

— На «уровне улицы», в быту никаких проблем между татарами и русскими нет. Я бывал в разных частях страны, мне есть с чем сравнить. Например, в городке Алагир на Кавказе, когда я заходил в кафе, наступала тишина. Без провожатого из местных в тех местах было очень неуютно. Чувствовал себя единственным «белым» человеком, на котором сосредоточено всё внимание. Не очень любят чужаков и в Бурятии. В Татарстане ничего подобного не замечал. Однако от знакомых я не раз слышал, что знание татарского языка помогает трудоустроиться. Особенно во властные структуры республики. Русским туда очень трудно пробиться.

«СП»: — Русские в Татарстане в меньшинстве. Это помогает им сплотится?

— Я бы не сказал. Скорее татары друг за друга держатся. А у русских даже нет сильных православных общин. Я бываю часто в Свияжском Успенском монастыре. Там обычно на службе в непраздничные дни бывает всего несколько человек. Кстати, у татар есть и ещё одна характерная черта, которая делает их положение более прочным: они крепко держаться за землю. Сестра моей жены вышла замуж за татарина. Живут в Казани. Вроде бы все её родственники — городские люди. Но при этом они исправно ездят по выходным работать на свои большие загородные участки. Многие городские татарские семьи независимо от достатка практически всё лето проводят, занимаясь сельским хозяйством.

Музыкант Михаил Вырин, женат на татарской девушке:

— За весь Татарстан говорить сложно, практически всё время провожу в Казани, городе с богатой культурой и историей. Насколько я вижу, в структурах власти, особенно на высоком уровне, люди с русскими фамилиями встречаются очень редко. В остальных сферах процент русских и татар практически одинаков.

Какие-то факты ущемления русскоязычного населения Казани в сфере обслуживания, торговли, медицины и тому подобное я не замечал. На среднем и низшем уровнях общества (тех, в которых вращаюсь) противоречий и конфликтов нет. Все говорят на русском.

Вот это «все говорят на русском» — красная тряпка для тех, кто скрыто или явно мечтает видеть Татарстан независимым государством. Недаром, учёные-этнографы важнейшим признаком любого народа и страны считают общее языковое пространство. Складывается ощущение, что русский язык сегодня едва ли не главный защитник целостности России. Именно поэтому в Татарстане на него ведётся тихое, но непрерывное наступление.

— Татарский язык не всегда хотят учить даже татарские дети, — говорит Валерий Соловей. — Поскольку он, в отличие от русского, не обеспечивает никаких конкурентных преимуществ. Сами татары в подавляющем большинстве хотят, чтобы их дети учили больше русского и больше английского. Увеличение часов татарского языка в школьной программе - это требование национально ориентированной части татарской интеллигенции, для которой родной язык — хлеб в прямом и переносном смысле. Чем шире сфера его применения, тем больше дивидендов они смогут извлечь от этого.

Один из тех, кто возглавляет борьбу за сохранение позиций русского языка в Татарстане профессор Казанского государственного технического университета, председатель Общества русской культуры республики Татарстан Александр Салагаев считает, что власти республики добиваются того, чтобы татарский язык стал общеупотребительным, вытесняя русский из сферы повседневного общения.

— Грамотность среди школьников в Татарстане падает катастрофически. Наглядный пример: у нас русская, интеллигентная семья. Моя дочь на итоговой аттестации в 7-м классе английский сдала на пятёрку, татарский — на четыре, русский — на тройку. Русский язык сложнее, к нему высокие требования. Дети, которым приходится учить, как минимум три языка, не справляются с нагрузкой. И в результате, не могут толком изучить ни одного языка.

А теперь ещё собираются ввести итоговую аттестацию в 9-м классе на татарском языке. Это значит, что многие русские, да и не только русские дети, не смогут перейти в 10-й класс. Мы ожидаем в ближайшее время взрыв возмущения по этому поводу в республике.

«СП»: — Положение русских в республике в последнее время ухудшается?

— Как только позиции федерального центра ослабевают, здесь в Татарстане сразу поднимают голову националисты, набирают силу сепаратистские тенденции. Последние протестные акции в Москве привели к тому, что власть пошла на уступки региональным элитам. Местные сторонники национал-сепаратизма решили, что в такой ситуации можно что-то у федерального центра выторговать. На нас, русских активистов, в последнее время перестали обращать внимание. Когда главой президентской администрации был Сурков, он хоть как-то реагировал, отвечал на наши запросы. А Володин, по моим впечатлениям, пока вообще «не в теме».

«СП»: — Чего конкретно вы пытались добиться от властей Татарстана?

— Год назад наше движение проводило серию акций в поддержку русского языка. Мы провели митинг около министерства образования, пикеты около зданий Государственного Совета, прокуратуры. В результате премьер-министр республики Ильдар Халиков дважды принял меня и моего заместителя. На первой встрече он попросил подготовить наши предложения. На второй — мы их обсуждали. С некоторыми он согласился, а некоторые — перенаправил в Госсовет республики.

Мы предложили в русских школах изучать татарскую литературу на русском языке. Сейчас большинство детей попросту не понимают, что читают. С этим предложением Халиков согласился. Однако хрестоматия татарской литературы на русском языке до сих пор не подготовлена, и когда появится в школах — неизвестно.

Мы предложили также расширить сеть русских гимназий с так называемым русским этнокультурным компонентом, где будет разрешено дополнительно изучать русский язык. Халиков и тут согласился, дал соответствующее распоряжение Министерству образования Татарстана. Но на сентябрь прошлого года была открыта только одна такая гимназия. Во многих крупных городах Татарстана с преобладающим русскоязычным населением, таких как Альметьевск, Бугульма, Лениногорск нет ни одного подобного учебного заведения.

Для нас принципиально добиться того, чтобы в русских школах приоритетным было всё-таки изучение русского языка. Скажем, сейчас в Татарстане школьники изучают примерно по четыре часа русского и татарского языка в неделю. Мы бы хотели, чтобы русские в неделю учили, скажем, 6 часов свой язык, а 2 часа — татарский. В татарских школах могли бы делать наоборот. Это наше требование было проигнорировано. Буквально на прошлой неделе состоялась конференция народов Татарстана. Вёл её председатель Госсовета Фарид Мухаметшин, были и другие высокопоставленные республиканские чиновники. Но все они сделали вид, что проблемы не существует. Жёсткую позицию по языковым вопросам занимает и министр образования Татарстана Альберт Гильмутдинов. У него всегда один ответ для нас: всё хорошо…

«СП»: — Во время предвыборной гонки Путин написал статью, посвящённую национальному вопросу в России, и в частности, положению русских. Часть национал-патриотических сил восприняла её тезисы, как знак, что власть в стране поворачивается к русскому большинству. Вы в Татарстане связываете с этой статьёй какие-то надежды?

— В путинской статье нет ничего об этничности русских. В ней написано о русских, как о государствообразующем этносе. Мы, русские, интересуем московский Кремль, как имперская нация. По их мысли, мы должны поддерживать целостность России, служить в армии и поднимать промышленность. А до наших этнических нужд власти, похоже, дела нет. Русский язык, история, культура, фольклор — всё это должно широко поддерживаться через телевидение, образование.

Может быть, закон о государствообразующей роли русского народа, который пытаются протащить в Госдуму некоторые депутаты, как-то нам поможет. А пока мы, этнические русские в Татарстане, не можем даже воспользоваться возможностями закона о Национально-культурной автономии (НКА). Русским не разрешено создавать свои НКА в Татарстане. У чуваш, марийцев они есть, а нам — не положено. Русские вообще в собственном государстве имеют неопределённый статус. Такого понятия, как русский народ, нет ни в одном законе. В Татарстане это ощущается очень сильно. Мы — этническое меньшинство, почти не представленное ни в СМИ, ни в органах власти. Нечто похожее было в ЮАР. Нам нужен свой Нельсон Манделла…

Кто проживает в Татарстане согласно переписи 2010 года

Татары — 2 012 571 (53,2%)

Русские - 1 501 369 (39,7%)

Чуваши — 116 252 (3,1%)

Удмурты — 23 454 (0,6%)

Мордва — 19 156 (0,5%)

Марийцы — 18 848 (0,5%)

Украинцы — 18 241 (0,5%)

Башкиры — 13 726 (0,4%)

Азербайджанцы — 9 527 (0,3%)

Другие национальности — 47 292 (1,2%)

«Хизб-ут-Тахрир» оживился

По информации ИА REGNUM в Казани замечены автомобили с символикой международной террористической организации организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»). Машины видели возле Центрального рынка города. На лобовых стеклах были прикреплены флажки «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», деятельность которой на территории России запрещена.

Автомобили принадлежали группе бородатых мужчин, которые отказались представиться, но ответили, что на флагах, прикреплённых к их машинам по-арабски написан символ исламской веры «Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк Аллаха». Бородачи заявили журналисту, что «Татарстан вскоре тоже станет частью халифата».

Давно известно, что в Татарстане действует подполье сторонников ваххабизма, «Джамаата Таблиг» («Община доведения»), «Ихван аль-Муслимун» («Братья-мусульмане»), «Ат-Такфир ва аль-Хиджра» («Обвинение в неверии и исход») и других экстремистских организаций. Однако до сих пор сторонники исламского фундаментализма старались не пропагандировать свои идеи в открытую.

Фото: *

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня