18+
четверг, 17 августа
Общество

Даже адвокаты готовятся к стачке

Гарантированная каждому Конституцией бесплатная защита в суде зачастую превращается в профанацию

  
167

Представители адвокатского сообщества, профессии, которая во всем мире всегда считалась и престижной, и высокооплачиваемой, готовятся бастовать. Всероссийская стачка защитников — первая в истории страны — пройдет предположительно с 26 по 28 апреля.

Что же заставило знатоков права обратиться к протестному опыту шахтеров, рабочих и учителей? Главная причина — с 2008 года не индексировалось вознаграждение адвокатов, выступающих «бесплатными» защитниками по постановлению органов дознания, предварительного следствия и суда. Cтавка защитника, работающего в уголовном процессе по назначению, составляет 298 рублей 38 копеек за день участия в деле.

По мнению адвокатов в ситуации, когда вознаграждения судьям, прокурорам и следователям значительно увеличивается, а им платят сущие гроши, нарушается не только равенство сторон, такое отношение к защитникам унижает их профессиональное достоинство, поскольку ставит их в один ряд с работниками самых неквалифицированных профессий.

Согласно данным, которые приводит президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА)Евгений Семеняко, средний размер выплат одному адвокату в месяц за участие в уголовном судопроизводстве по назначению составил: в 2008 году — 5093 руб., в 2009 году — 5909 руб., в 2010 году — 6 638 руб., в 2011 году — 5915 рублей. Даже присяжным заседателям выплачиваются суммы в два раза большие. Между тем, отмечает Семеняко, «во многих районах России до 90% уголовных дел проходят с участием адвокатов по назначению, а их заработок от этой деятельности является по существу единственным источником средств существования».

16 марта в пяти российских регионах — Удмуртской Республике, Пермском, Приморском и Хабаровском краях и Свердловской области — прошли протестные акции адвокатов региональных адвокатских палат. Несколько сотен защитников требовали пересмотреть, наконец, ставки оплаты их труда в уголовном судопроизводстве по назначению. Они не выходили с плакатами на улицу, а в течение всего дня не принимали участие в защите граждан по уголовным делам.

К этой же тактике, судя по всему, прибегнут и те, кто подержит Всероссийскую забастовку, к которой призвали коллег участники прошедшего недавно в Перми совещания представителей адвокатских палат и общественных объединений адвокатов.

В резолюции, принятой по итогам совещания, всем адвокатам предложено «принять участие в общероссийской предупредительной акции протеста в период с 26-го по 28 апреля 2012 года включительно, приостановив на указанный срок участие в порядке уголовного судопроизводства по назначению… вне зависимости от времени вступления в дело и стадии уголовного судопроизводства». При этом «в случае дальнейшего игнорирования требований адвокатского сообщества участники настоящего совещания оставляют за собой право инициировать отказ от принятия названных поручений бессрочно», — говорится в резолюции.

Вопрос целесообразности проведения общероссийской протестной акции сейчас горячо обсуждается на профессиональных адвокатских сайтах в интернете.

«Протестовать надо и надо быть всем вместе, — считает один из участников дискуссии на портале „Право.ru“ под ником № 66. —  Коллег надо поддержать, они отстаивают не только свои права, но и наши. Добиваться не только повышения оплаты труда, но и чтобы за работу оплачивали и не оказывали давление за защиту в суде. Многие судьи не оплачивают за выполненную работу вне судебного заседания, их позиция — твоя работа в пределах судебного заседания: ознакомилась с делом, почитала, выступила и все. А если надо проехать на место совершения преступления, найти свидетеля, сделать запросы и т. д. Кто будет оплачивать эти расходы? Проекты постановлений об оплате мы сами пишем, потом очень долго бегаем, чтобы их подписать и ещё дольше ждем, когда оплатят за работу».

Совершенно противоположного мнения придерживается московский адвокат Наталья Федоровская.

«Адвокату, у которого голодают дети, нужно подумать о другой профессии, — комментирует она претензии коллег на сайте pravorub.ru. — Равно, как и слесарю, у которого голодают дети, нужно подумать о том, что, может быть, он чем-то не тем занимается. Проблема в том, что изначальный посыл ложный. Его суть заключается в том, что митингуют те, кто убедил себя в том, что кроме, как работая по 51-й (статья УПК РФ, предусматривающая обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве — прим. „СП“) заработать на жизнь никак нельзя. Самое печальное, что убедили они не только себя, но и ФПА. В реальности, это далеко не так и причина совсем не в отсутствии денег у населения, в тех регионах, где принято изображать из себя нищих. А в полном отсутствии желания напрягаться и что-то делать. А если изначально подходить к решению проблемы с позиции — „не дайте умереть с голоду“, то и дадут только столько, чтобы с голоду не умерли. Люди обращаются к адвокату, как правило, раз в жизни, а то и ни одного раза. И приподносить это так, что у них на один раз в жизни, в случае экстремальной ситуации, нет возможности найти деньги, не стоит. На мой взгляд, нужно перестать юродствовать и начать уважать себя. Тогда и люди начнут уважать нас. Людям нужно объяснять, кто такой адвокат и зачем он нужен. Вот на что нужно тратить силы и средства, а не на митинги и забастовки, которые противоречат и адвокатской этике и Федеральному закону».

«СП» попросила высказаться по данной проблеме члена Адвокатской палаты Москвы, адвоката Артема Тимушева, который, отстаивая права защитников по назначению, дошел до Конституционного суда РФ.

«СП»: — Почему вообще возник этот вопрос?

— Раньше труд адвокатов по назначению оплачивался в зависимости от величины МРОТ. Но с 1 сентября 2007 года правительством для них были установлены фиксированные ставки — не менее 275 рублей и не более 1100 руб. Их обещали индексировать с учетом инфляции, однако реально это сделали всего раз — в июле 2008 года. С этого времени минимальная ставка остается неизменной — 298 руб. 38 копеек за один день участия в уголовном процессе.

«СП»: — Когда расчет ведется по минимальной ставке, а когда по максимальной? От чего это зависит?

— Есть четыре категории дел. К первой относится большинство уголовных дело (примерно 60%), в них, как правило, отсутствует многоэпизодность, и нет организованной группы. Они оплачиваются в размере 298 руб. в день. Соответственно, следующая категория оплачивается по 550 руб. — это дела в отношении несовершеннолетних, и дела, если не ошибаюсь, организованных преступных групп. Если следственные действия проводятся в выходные дни, оплата возрастает где-то до 800 рублей. И больше всего оплачивается та категория дел, которая рассматривается судами присяжных и Верховным судом — по 1100 рублей в день. Но я подчеркиваю: чаще всего адвокаты по назначению работают по делам с минимальной ставкой оплаты.

«СП»: — Каким образом решается, кто будет адвокатом по назначению?

— Я, например, как адвокат во все судебно-следственные органы приносил свои визитки, и говорил, что готов прийти и работать по назначению. И соответственно, когда в суде или на следствии была потребность в адвокатах, они мне звонили и приглашали принять участие в следственных действиях в порядке статьи 51 УПК РФ — по назначению органов дознания, следствия и суда. Мне тогда показалось неправильным, что назначенному защитнику государство платит менее установленного МРОТ и прожиточного минимума. Это явно противоречило 37-й статье Конституции, гарантирующей гражданам оплату их труда без какой-либо дискриминации и в размере не менее МРОТ. В своей жалобе в Конституционный суд я привел конкретный расчет: по моим выкладкам получалось, что если адвокат каждый день работает по назначению следствия или суда, то его ежемесячный доход не превышает 4 тысяч. За вычетом налогов, конечно, но вот как на эти 4 тысячи рублей в Москве, допустим, прожить?

«СП»: — Что решил КС?

— А он принял решение, что деятельность адвоката не является трудовой, и никакие гарантии по оплате труда к адвокатам не применимы. Теперь правительство, в общем-то, злоупотребляя, на мой взгляд, этим решением, не хочет поднимать до нормального уровня оплату труда.

«СП»: — А разве нельзя одновременно работать и по назначению и по соглашению?

— Дело в том, что когда адвокат вносит в уголовное дело ордер, он уже не может отказаться от принятой на себя защиты. Соответственно, сколько раз суды будут назначать судебное следствие, столько раз адвокат обязан принимать в них участие. И вот тут ситуация явно противоречит позиции КС, что адвокат может самостоятельно регулировать свою занятость, и поэтому он вроде как и не является тружеником. Не совсем это правильно. Я подчеркиваю: если адвокат внес ордер в уголовное дело, то Уголовно-процессуальный кодекс уже запрещает ему произвольно отказываться от участия в следственных действиях. У него уже появляется обязанность перед следствием и судом участвовать во всех процессуальных действиях. А этих действий может быть назначено хоть сто, хоть — одно. Понятно, что и суды никогда не будут подстраиваться под конкретного адвоката. То есть защитник ордер внес — все, суд уже на него полностью рассчитывает и назначает заседания в те дни, когда удобно суду, а не адвокату. Таким образом, если адвокат определен по назначению в какое-то одно уголовное дело, он уже не может в это время заниматься другими делами. Просто по причине того, что он фактически не может находиться в двух разных местах одновременно.

«СП»: — А кто оплачивает рабочие дни адвокатов по назначению?

— Работу в суде оплачивает Судебный департамент. А если следственные дни, то, соответственно, бухгалтерия УВД или бухгалтерия Следственного комитета. То есть оплачивает тот орган, который назначает адвоката. Как правило, адвокат обращается в этот орган с заявлением об оплате труда, а должностное лицо — следователь или судья — пишет постановление об удовлетворении данного заявления.

«СП»: — Некоторые адвокаты жалуются, что иногда приходится этих денег ждать по году?

— Это уже вопрос исполнительской дисциплины. По собственному опыту могу сказать, что Московский городской суд, например, всегда вовремя рассчитывается. А вот в районных судах, в следственных подразделениях, в дознании, — там, действительно, постоянные проволочки.

«СП»: — Артем Андреевич, масштабная акция протеста что-то изменит?

— Хотелось бы надеяться. Я занимаюсь этой проблемой на протяжении 2009−2010 гг. Получил положительные отзывы и от Следственного комитета, и от Минюста, и от аппарата правительства, и от всех партий парламентских. Единственный, кто меня не поддержал, это председатель Мосгорсуда Ольга Егорова: она мне написала, что затрагивая вопросы оплаты труда, я нарушаю адвокатскую этику. На самом деле вопрос-то очень просто решается. Давайте тогда вообще уберем институт бесплатного защитника. Зачем вообще это декларировать, если на практике, прямо будем говорить, это никак не гарантируется: нельзя за 290 рублей рассчитывать на профессиональную квалифицированную юридическую помощь. К бесплатным адвокатам даже само адвокатское сообщество начинает относиться с некой настороженностью. Давайте вообще его уберем, и не будем позориться ни перед своими гражданами, ни перед международным сообществом. А уж если вы в Конституции записали, что каждый имеет право на бесплатную юридическую помощь, то давайте тогда помощь эту сделаем на нормальном уровне, ну, чтобы и сам адвокат был защищен. Ведь как может защищать других людей человек, который сам является социально незащищенным?

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня