18+
суббота, 3 декабря
Общество

Добро пожаловать на 15 суток

Госдума вводит новый порядок отбывания административного ареста

  
14420

Хулиганы, пьяницы, дебоширы и тунеядцы смогут отсиживать свои 15 суток с достоинством. Госдума приняла в первом чтении федеральный закон «О порядке отбывания административного ареста». Граждан, залетевших на нары за управление авто подшофе или без прав, или за мелкое хулиганство, теперь не только не погонят в песчаный карьер (помните «Операцию Ы»?). Их ждет спокойная камера в спецприемнике со всеми удобствами: гарантированными четырьмя кв.м. пространства, спальным местом со свежим комплектом белья, трехразовым питанием, ежедневной часовой прогулкой, и даже с новой зубной щеткой.

Все это сделано, чтобы правонарушитель не чувствовал себя униженным. Если участь, что у нас взят курс на либерализацию уголовного законодательства, все больше граждан, находящихся в пограничных отношениях с законом, будут сидеть именно так — в рамках административного ареста.

Зачем России потребовался новый «арестантский» закон, рассказывает одна из его авторов, генерал-майор МВД, депутат Госдумы РФ Татьяна Москалькова.

«СП»: — Татьяна Николаевна, у нас и раньше был административный арест, были и спецприемники, где сидели свои 15 суток правонарушители. Зачем потребовался новый закон?

— В том-то и дело, что федерального закона об административном аресте не было. Да, административный арест давно существует в правоприменительной практике. Он предусмотрен за управление автомобилем без водительских прав, распитие спиртных напитков в общественном месте, мелкое хулиганство. До сегодняшнего дня правовое регулирование административного ареста осуществлялось подзаконными актами. Это неправильно: по Конституции РФ, права и интересы граждан должны регулироваться только федеральным законом.

Поэтому федеральный закон об административном аресте был разработан, и сейчас принят в первом чтении. Он определяет права и обязанности арестованных, и значительно расширяет эти права.

Например, теперь административно-арестованный имеет право на свидание с защитником, с родителями, право на телефонные звонки продолжительностью до 15 минут в сутки (сейчас можно один раз позвонить при задержании), право распоряжаться денежными средствами и иметь материально-бытовое обеспечение, право на медпомощь, право хранить при себе документы и записи, которые касаются вопросов реализации его прав и законных интересов. Арестованный, плюс к тому, получает теперь право пользоваться газетами и литературой.

Закон, кроме того, подробно регулирует условия отбывания административного ареста: порядок размещения граждан, проведение обязательной дактилоскопии, меры по обеспечению их защиты. Важно, что лица с инфекционными заболеваниями, и нуждающиеся в особом медицинском уходе, размещаются раздельно. Еще очень важно, что по письменному заявлению административно-арестованного, он может быть помещен в одиночную камеру — если, конечно, имеется такая возможность.

Впервые, наверное, в отечественном законодательстве, определяется и возможность прекращения административного ареста. На это суд может пойти в случае особых ситуаций, связанных с семейной бедой или тяжелой болезнью отбывающего наказание.

Этим же законом предусмотрено, что относится к местам отбывания административного ареста. Сейчас это спецприемники. В Москве, например, таких спецприемников два, в общей сложности в них содержится около 100 человек, а в год к этой мере наказания привлекается порядка 800 москвичей.

«СП»: — Сколько таких спецприемников нужно по России?

— По состоянию на 1 января 2012 года, на территории России функционировало 204 спецприемника для административно-арестованных. Плюс к тому, в 2012 году будет открыто 10 новых спецприемников. Всего же, согласно нашими подсчетам, нужно построить еще 170 таких центров по всей России.

Сейчас, увы, спецприемников не хватает. Поэтому в регионах нередко отбывающие административный арест содержатся в специально оборудованных камерах изоляторов временного содержания (ИВС). Это, конечно, не дело.

«СП»: — Дорого это — обустроить Россию спецприемниками?

— В обосновании закона сказано, что он не потребует дополнительного финансирования. На деле, по данным правоохранительных органов, на реконструкцию и строительство новых спеццентров в 2013—2015 годах требуется подряда 1 млрд рублей.

«СП»: — Вы посещали спецприемник в Москве. Опишите, как сидят люди, насколько это похоже на тюрьму?

— Спецприемник — это двухэтажное здание, похожее на типовой детский сад, только окна заблокированы решетками. Но не такими, как в СИЗО, облегченными. Вокруг прилегающая территория с каменным забором и въездными воротами. При входе — дежурная часть, потом помещение для санобработки вещей арестованных. Тут же арестованные принимают душ.

В самом здании — коридор, в который выходят двери камер со специальными окошками. В камерах двухъярусные кровати, с постельным бельем и одеялами. В камере можно сидеть, там вообще достаточно свободного места, есть где постоять или походить. На первом этаже — большая столовая, куда привозят уже готовые блюда. Там арестованные завтракают, обедают и ужинают. На втором этаже санитарные комнаты с медикаментами от головной боли, давления и так далее. Там дежурит фельдшер. Есть и одноместная камера. На момент моего посещения ее занимал ВИЧ-инфицированный мужчина.

«СП»: — В камерах много народа?

— Сидят по восемь-десять человек.

«СП»: — Что это за люди?

— Большая часть — граждане, которые управляли автомобилем без водительских прав. Права у них изъяли за какие-то нарушения, но они сели за руль своего автомобиля и поехали. За это правонарушение предусмотрено 5 суток административного ареста.

Значительно меньше граждан отбывают наказание за распитие спиртных напитков в общественных местах. Это люди неинтеллигентные, видно, что они задерживаются не первый раз. Ранее судимых в мое посещение не было. Один человек оказался гастарбайтером, который угодил под административный арест за нарушение правил пребывания.

«СП»: — Как им сидится, чего не хватает?

— Труда. Когда я беседовала с административно-арестованными, большинство сказало, что предпочли бы трудиться, чем просто находиться в изоляции. Изоляция, пусть с трехразовым питанием и разрешением играть в шахматы, угнетает людей.

Мы сегодня привлекаем огромное число гастарбайтеров к выполнению неквалифицированных работ на уборке улиц, на стройке. Вместо них вполне можно было бы использовать труд отбывающих административный арест.

В СССР было по-другому. Помните, в «Операции Ы» Леонида Гайдая ключевой момент — обращение милиционера к административно-задержанным: «Уважаемые хулиганы, дебоширы, алкоголики, кто хочет поработать? Песчаный карьер — два человека, улицы мести — два человека…» Труд использовался и как наказание, и как средство исправления.

«СП»: — В колониях-поседениях, где сидят, например, водители, оказавшиеся виновными в ДТП со смертельным исходом, в ходу полублатные порядки. Это как бы смягченный вариант порядков тюремных — с «пропиской», делением на «масти». Есть ли налет уголовщины в спецприемниках, где отбывают административный арест?

— Нет, уголовщиной там не пахнет. Все-таки туда попадают люди, не имеющие ни уголовного прошлого, ни криминальных навыков.

«СП»: — Либерализация УК РФ ведет нас к тому, что большая часть граждан будет отбывать наказания не в тюрьмах, а в таких спецприемниках?

— Либерализация должна привести к дифференциации: смягчается наказание для тех, кто совершил преступления экономического характера, и, наоборот, ужесточается за преступления против личности.

На мой взгляд, это правильно. Мы сегодня не пополняем отряд судимых. Я считаю, нужно максимально переходить к наказаниям, связанным с материальной ответственностью. В ходу должны быть высокие штрафы, стимулы к возмещению ущерба потерпевшему — для тех, кто совершил экономические преступления.

Более того, я считаю, что преступления небольшой и средней тяжести следовало выделить в новую отдельную категорию — уголовных проступков. Это такой стык между отраслью уголовного права и административного, он необходим для того, чтобы у человека не было судимости — если он совершил преступление первый раз, если возместил ущерб, если потерпевший не против такой сатисфакции.

«СП»: — Из спецприемника, наверное, довольно легко сбежать. Кто-то совершал такие побеги, что грозит убежавшему?

— Побег, равно как и уклонение от административного взыскания, влечет уголовное наказание. Но люди не бегут — короткие сроки, человек предпочитает отсидеть и закрыть для себя тему. В московском спецприемнике, который я посетила, за 10 лет не было ни одного побега.

«СП»: — Если все пройдет гладко, когда закон вступит в силу, а мы начнем жить по новым правилам?

— Для вступления в силу этого закона нужно время. Если ввести его в действие с 1 января 2013 года — думаю, это будет правильным…

Другое мнение

Валерий Борщев, правозащитник, глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы:

— Реформа уголовной системы движется в направлении декриминализации ряда статей УК. Их переводят из Уголовного кодекса в Административный — например, статьи «клевета» и «кража». Действительно, в результате число административно-задержанных возрастет, а число сидящих в СИЗО должно уменьшиться.

Это правильная политика. Конечно, она потребует строительства новых спецприемников. Правда, тут не надо рубить сплеча, как любят наши депутаты. Административные преступления необходимо дифференцировать. В качестве наказания за какие-то преступления следует ограничиться штрафом. Например, в случае совершения кражи гражданин, по-хорошему, должен иметь возможность возместить нанесенный ущерб — в двух-трехкратном размере. За другие преступления необходимо назначать общественные работы. Человеку в этом случае не обязательно сидеть в спецприемнике, но он должен определенные часы трудиться — например, подметать улицы. Как видите, совсем необязательно сажать на 15 суток всех подряд.

Правда, не все смогут заплатить тот же ущерб по краже. Деклассированным людям, которые почти ничего не зарабатывают, все же придется сидеть. Поэтому мы не уйдем от проблемы спецприемников.

Спецприемники, безусловно, нужны. Я много ездил по стране, видел много ИВС. Выглядят они ужасно. На меня, например, произвел страшное впечатление изолятор в Перми. Там в коридорах и в камерах висел туман — настоящий смог. Этим воздухом дышали не только осужденные, но и сотрудники полиции…

Поэтому, если говорить о деньгах, миллиард рублей на спецприемники — это правильное вложение. У нас все постсоветские годы состоянию изоляторов практически не уделялось внимание. Вы пройдите в наше Тверское отделение полиции в Москве, посмотрите, какие там камеры административного заключения. Там нет окон — это грубейшее нарушение европейских пенетициарных правил. По сути, это издевательство над людьми. Поэтому, как ни крути, мы не уйдем от необходимости финансирования строительства новых спеццентров…

Фото ИТАР-ТАСС/ Евгений Епанчинцев

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня