18+
суббота, 10 декабря
Общество

«Смерть человека — неприятное событие…»

Пассажирам опоздавших скоростных поездов возместят потерю времени. Родственникам погибших на рельсах компенсаций не будет

  
408

В среду ОАО «РЖД» объявило о решении выплачивать пассажирам скоростных поездов «Аллегро» и «Невский экспресс» компенсации в случае опоздания в пункт назначения. Объем денежных выплат зависит от времени опоздания:

— за опоздание от 30 до 60 минут (включительно) — в размере 25% от стоимости проезда (билет и плацкарта);

— за опоздание от 61 до 120 минут (включительно) — в размере 50% от стоимости проезда (билет и плацкарта);

— за опоздание от 121 минуты — в размере 100% от стоимости проезда (билет и плацкарта).

Не производятся выплаты денежных компенсаций, если несвоевременное прибытие поезда произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы, возникших не по вине железнодорожников.

— Люди, покупая билеты на скоростные поезда, рассчитывают вовремя прибыть в пункты назначения. Каждая минута у них на счету. А, как известно, время — деньги, — говорит сотрудник пресс-службы ОАО «РЖД» Оксана Быхова. — В целях повышения качества обслуживания пассажиров компания решила компенсировать им моральный ущерб. Пассажиры «Сапсана» уже получают такие выплаты.

Отрадно, что компания заботится о пассажирах скоростных поездов. Но отчего она никогда не признаёт своей вины в гибели людей под их колёсами?

По сей день не получили даже извинений от «РЖД» родители умершего в раскалённом от жары вагоне поезда 16-летнего Артёма Глазова (об этой трагедии «СП» сообщала 29 августа и 29 октября 2011 года).

Подросток из Самары скончался 7 июля прошлого года в поезде № 128, следовавшем из Адлера в Красноярск. По словам пассажиров, температура на улице в те дни была около плюс 40. Женщины и дети, находившиеся в вагоне, изнывали от духоты. Утром у Артёма закружилась голова, он потерял сознание. Несколько пассажиров пытались помочь ему, делали искусственное дыхание и массаж сердца. Попытки оказались безуспешными. Люди утверждают, что проводники не знали, как оказывать первую помощь. В вагоне не было даже валидола и нашатырного спирта. Не оказалось и связи с машинистом или начальником поезда. Чтобы сообщить им о случившемся, пришлось бежать через весь состав — двадцать вагонов!

Судмедэксперты установили, что причиной смерти школьника стал тепловой удар, от которого остановилось сердце.

Поезд, в котором произошёл этот кошмар, принадлежит ОАО «Федеральная пассажирская компания» (дочерняя компания ОАО «РЖД»). Через некоторое время после смерти Артёма «РЖД» разместило на своём сайте крошечных размеров сообщение (стилистика, орфография и пунктуация оригинала сохранены): «…относительно распространяемой рядом СМИ информации о тепловом ударе как о причине смерти компания считает необходимым пояснить: случай произошел между 7 и 8 часами утра, температура воздуха в вагоне была в пределах нормы.

Аптечка со всем утвержденным Министерством здравоохранения списком лекарственных препаратов и средств первой медицинской помощи находилась в вагоне и была использована по назначению.

Проводники действовали согласно инструкции, более того, в вагоне находились двое пассажиров-врачей, которые оказывали необходимую помощь".

Начальник управления «Пресс-служба» департамента корпоративных коммуникаций ОАО «РЖД» Дмитрий Перцев сказал тогда корреспонденту «СП»: «Ну, конечно, смерть любого человека — неприятное событие…»

— Я отказываю в возбуждении дела, мне его возвращают, я снова отказываю, — говорит следователь Астраханского следственного отдела на транспорте Южного следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ Сергей Максаев. — Артём Глазов перед посадкой в поезд был на солнце, мог тогда получить тепловой удар.

Не ответило железнодорожное начальство и за гибель пяти человек 29 сентября прошлого года на станции Линда Нижегородской области («СП» писала об этом 13 марта 2012 года). Напомним, в тот день поздним вечером принадлежащий «РЖД» тепловоз сбил сразу 6 человек, вышедших из электрички Нижний Новгород — Керженец. Лишь одному чудом удалось выжить.

49-летняя Людмила Шаронова, 17-летняя Александра Синицина, 18-летняя Дарья Капранова, 25-летние Денис Шамов и Виталий Калугин — таков список погибших.

Пассажиры вышли из электрички и стали переходить железнодорожные пути по деревянному настилу. Впереди следовали молодые люди, за ними неспешно двигалась семейная пара — Людмила Шаронова и Владимир Одинцов, возвращавшиеся с работы из города. Владимир поддерживал супругу под руку, чтобы в темноте не оступилась. Женщина первой шагнула на шпалы…

На следующий день начальник Горьковской железной дороги Анатолий Лесун заявил, что машинист тепловоза, переехавший людей, предпринял всё, чтобы предотвратить трагедию. Нижегородская газета «Ленинская смена» так отозвалась о его позиции: «В выступлении Лесуна… не чувствовалось ни публичного раскаяния, ни особого сострадания к погибшим людям…»

Четыре десятка свидетелей утверждали: света на тепловозе не было, звуковой сигнал он не подавал. Несмотря на это уголовное дело закрыли.

— Установлено, что фонари на тепловозе горели, машинист тормозил, подал сигнал большой громкости, но он заглушился шумом отправляющегося электропоезда. Следствие сделало вывод: состава преступления в действиях машиниста не было, — сказал старший помощник руководителя Приволжского следственного управления на транспорте Следственного комитет РФ по СМИ Дмитрий Захаров.

«РЖД» объявило себя невиновным и в гибели 21-летнего петербуржца Романова Малковича, сбитого на станции «Удельная» скоростным поездом «Аллегро». Заместитель начальника Октябрьской железной дороги сообщил родителям погибшего: «…несчастный случай на перегоне Шувалово-Удельная произошёл в результате совокупного стечения обстоятельств, в том числе из-за личной неосторожности Малковича Р.В. при нахождении в зоне повышенной опасности».

По мнению сотрудников адвокатского бюро, представляющих интересы семьи погибшего, РЖД должно возместить им моральный ущерб согласно статье 1079 Гражданского кодекса РФ, гласящей, что «…юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего».

Лишь в исключительных случаях родственникам погибших под колёсами поездов удаётся получить компенсацию морального вреда через суды. Так, в октябре 2010 года Мещанский районный суд Москвы вынес решение о выплате компенсации родителям 15-летнего Алексея Богданова, оказавшегося под колесами поезда «Сапсан».

Трагедия произошла в апреле того же года на станции Поповка. По словам друзей Алёши, он шёл на полтора шага впереди. Ступил на деревянный настил, перекинутый через пути. Друзья увидели, что навстречу что-то летит, закричали: «Леша! Стой!» Мальчик обернулся, застыл между редьсами. Потом бросился бежать. Друзья вздохнули: «Проскочил!» Но после того, как поезд пролетел, поняли, что ошиблись. «Сапсан» разорвал Алёшу на куски.

Родители собирали его по косточкам. Похоронили в закрытом гробу.

Истцы требовали с «РЖД» 40 миллионов рублей. Однако суд оценил жизнь ребёнка в более скромную сумму — 178 тысяч.

— «РЖД» привыкла к полной безнаказанности. К уголовной и административной ответственности за трагедии на железных дорогах почти никто не привлекается. Институт материальной ответственности крайне несовершенен, — говорит известный российский адвокат Игорь Трунов. — А количество погибших с увеличением объёма скоростных железнодорожных перевозок возрастает. Если бы суды присуждали этой компании за гибель людей большие суммы — она стала бы вкладывать средства в обеспечение безопасности на магистралях.

Почему погиб Алёша Богданов? Потому, что железная дорога пересекает посёлок, в котором он жил, дети бегают туда-сюда. «Сапсан», двигающийся бесшумно, на огромной скорости, не успевает затормозить. Дети не успевают среагировать на него. В таких населённых пунктах нужно возводить вдоль железной дороги ограждения, а под ней — подземные или надземные переходы. Но это серьёзные материальные затраты. Железнодорожники не желают вкладывать деньги в объекты безопасности. Принуждать их к этому должно общество, судебная система и законодатели.

Люди погибают в авиакатастрофах — их семьям выплачиваются по 2 миллиона рублей, погибают на железной дороге — выплачивают столько, сколько сочтёт нужным судья. Но более 200 тысяч рублей близкие погибших не получают.

Законодатели обязаны стимулировать компании к вложению денег в безопасность. Необходимо принять закон, устанавливающий высокий размер материальных выплат за гибель людей на железных дорогах. Суд должен исполнять этот закон.

Цель коммерческой компании — извлечение максимальной прибыли. Исходя из этого, понятно, почему безопасность людей не слишком-то волнует железнодорожную компанию. Но почему не волнуются законодатели и судьи?

«СП»: — Большинство дел о гибели людей на железных дорогах даже не доходит до судов. Почему?

— «РЖД» — монстр с завуалированным государственным владением. По форме — частная компания, по сути, ее основной хозяин — государство. Следствие не решается идти против государства.

Хочу сказать, что я против уголовного наказания в данных случаях. Отыщут козла отпущения, посадят в тюрьму, родным погибших легче от этого не станет. Реальный виновный не сядет. Наиболее эффективной является материальная ответственность прецедентного характера. Это американский и британский путь. Выносится однажды решение на очень крупную сумму и в дальнейшем таких решений принимать не придется. Бизнес отреагирует вложением денег в устранение причин, порождающих проблемы.

Погиб человек, дети остались сиротами, нужны пенсии для того, чтобы кормить их. Или пострадавший серьёзно травмирован, требуются деньги на лечение. Посадить виновного в этом — создать ещё одного уголовника стране и ничем не помочь пострадавшим. Необходимы экономические меры воздействия. В развитых странах давно разработаны таблицы, по которым высчитывают стоимость компенсаций. При гибели детей назначаются самые высокие выплаты. В России ничего подобного нет. Два года назад Верховый суд заикнулся о необходимости создания таблиц для расчета компенсаций, но воз и ныне там. Мы сейчас готовим по этому поводу иск в Конституционный суд.

Фото: rzd.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня