18+
пятница, 9 декабря
Общество

Ценные кадры или отбросы общества?

Кризис усилил дискриминацию на рынке труда

  
239

Пять лет без работы, и отсутствие веры в то, что он уже когда-нибудь сможет ее найти подтолкнули 53-летнего Сергея Мичурина на отчаянный шаг. Вечером 13 апреля, придя домой после очередного, четырнадцатого по счету, неудачного собеседования с потенциальным работодателем, мужчина выстрелил себе в голову из самодельного ружья. Предсмертной записки самоубийца не оставил. Но родные рассказали, что Мичурин сильно переживал из-за того, что не мог обеспечить семью: работу он потерял еще в самом начале кризиса, а на новую его не брали из-за возраста.

Эта трагедия разыгралась в Выксунском районе Нижегородской области. Ее можно было бы назвать семейной, если бы в ней не прослеживалась одна общая для нашего сегодняшнего рынка труда тенденция — возрастным соискателям найти работу гораздо сложнее, а то и просто невозможно. Опыт и квалификация никакого значения зачастую не имеют (речь не идет о таких профессиях, как артист балета, военный, полицейский и т. п., где возраст на самом деле важен).

Дискриминация пожилых людей на рынке труда проводится практически в открытую. Достаточно зайти на сайты многочисленных рекрутинговых агентств, чтобы в этом убедиться: возрастные ограничения для претендентов на вакансии присутствуют почти во всех публичных объявлениях работодателей. Объявления, где возраст не имеет значения, встречаются крайне редко.

Проблему признают и эксперты.

«Да, возрастная дискриминация людей старшего поколения при приеме на работу существует, — рассказал „СП“ научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда НИУ ВШЭ, к. э. н Сергей Солнцев. —  В ряде компаний действительно на некоторые позиции неохотно берут претендентов старшего возраста, предпочитая им более молодых, что создает большие сложности в трудоустройстве для соискателей, так сказать, предпенсионного возраста. Эта тенденция сохраняется на протяжении последних десяти-пятнадцати лет. Но именно в кризисные годы она обозначилась особенно остро».

«СП»: — Такая практика законодательно как-то оправдана?

— Нет, конечно. В Трудовом кодексе ничего не говорится о том, что возраст является поводом, чтобы брать или не брать человека на работу. Исключение составляют лишь профессии, в которых объективно и вполне обоснованно предъявляются повышенные требования к состоянию здоровья и возрасту. Например, это работники правоохранительных органов и спецслужб, летчики, машинисты поездов, космонавты, спасатели и некоторые другие профессии. Все остальное считается дискриминацией и может быть поводом для обращения в органы федеральной инспекции труда или в суд. Но мне, к сожалению, не известны случаи, когда подобные дела решались в пользу заявителя, потому что довольно сложно доказать, что отказ в трудоустройстве был обусловлен именно возрастом.

Действительно, как докажешь, если и суды, и инспекции труда принимают жалобы на незаконные действия потенциальных работодателей только при наличии письменных отказов в приеме на работу, где причиной отклонения кандидатуры указан возраст. Какой менеджер по персоналу даст такую справку?

Получается, что правовые нормы можно обходить легко и совершенно безнаказанно.

Между тем, в ч.3 ст. 37 Конституции РФ записано: «Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы».

В статье 3 ТК РФ дискриминация в сфере труда просто запрещена:

«Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника».

В принципе, как говорят юристы правового бюро «Фэликс», для немолодых сотрудников может быть только одно объективное ограничение — это работа, связанная с большой физической выносливостью, которой многие из них уже не обладают в полной мере. На деле же наиболее распространенными причинами отклонений их кандидатур являются две: молодой коллектив или молодой начальник. Или же… отказ вообще никак не мотивируется.

Кстати, в США дискриминация по возрасту на работе и при найме на работу запрещена юридически. Действующий в стране специальный закон запрещает не только указывать предпочитаемый возраст и возрастные ограничения в объявлениях о приеме на работу, он запрещает работодателю даже задавать кандидату вопросы о его возрасте или дате рождения на собеседованиях. В случае если кандидат подвергся дискриминации по возрасту, он может подать жалобу в государственную Комиссию по соблюдению равноправия по трудоустройству — ее отделения есть в большинстве городов США. Подтверждать свое заявление письменным отказом потенциального работодателя не надо: его в любом случае ждет серьезная проверка и немалые финансовые санкции.

У нас же ситуация с возрастной дискриминацией является просто абсурдной: хорошие опытные профессионалы, достигшие определенного возраста, оказываются просто никому не нужны.

Между тем, c увеличением продолжительности жизни и снижением рождаемости доли старших возрастов в демографической структуре растут год от года. По прогнозам ученых, в 2050 году впервые за всю историю человечества людей старше 60 лет в мире будет больше чем детей. Продолжительность жизни на общемировом уровне к концу века достигнет 81 года.

Наша страна исключением не является: за последние 25 лет доля людей в возрасте за 60 выросла с 15,5% до 20,5%. А в некоторых субъектах РФ она достигает даже 30%.

«Россия (так же как Европа чуть раньше) действительно стремительно стареет, — говорит ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков. — И как следствие, рынок труда уже в недалёкой перспективе будет испытывать дефицит молодой рабочей силы, поскольку трудоспособный возраст закономерно увеличится. То есть больше рабочих мест должно создаваться с учетом того, что население у нас будет все-таки более возрастное».

«СП»: — Значит ли это, что и выходить на пенсию работники будут позже?

— Ну, не случайно же весь последний год на разных уровнях шли разговоры о повышении пенсионного возраста: на первых порах, кажется, до 63 лет, причем и для мужчин, и для женщин.

«СП»: — Если это все-таки будет сделано, положение пожилых людей на рынке труда изменится?

— Безусловно, привлечение российских граждан к продолжению трудовой деятельности потребует кардинального изменения отношения к труду пенсионеров — это касается и государства, и общества. Но, видимо, сломать стереотипы сразу здесь не получится: возрастные работники, конечно, займут какое-то количество мест, но работодатели и управляющие менеджеры по кадрам будут скорей всего стараться снижать их процент в коллективе. За пару лет до пенсии, скажем, будут стараться договариваться с такими работниками (в мягкой форме, а может, и в жёсткой) о том, чтобы они освобождали место. Думаю, однако, не очень-то легко будет находить новые кадры даже вот на такие освобождающиеся места. Поэтому стереотипы будут, конечно, меняться, но постепенно, в какой-то среднесрочной перспективе.

«СП»: — А на какие рабочие места могут рассчитывать «зрелые» работники?

— В компаниях, где серьезные инновации, где внедряется много всего нового, для работников в возрасте проблемы могут быть. По объективным причинам: считается, что после определенного возраста, грубо говоря, после 55 лет, даже переобучение в принципе проходить не надо. Но любому пожилому соискателю, можно, наверное, найти место с какими-то облегченными требованиями, без активного физического труда, поскольку все это связано с возрастом и со здоровьем все равно.

Значит ли это, что «молодые пенсионеры» смогут претендовать только на вахтерский стул, будку сторожа или метлу дворника?

Руководитель службы исследований рекрутинговой компании HeadHunter Глеб Лебедев считает, что нет.

— Есть ощущение, — говорит он, — что ситуация с сотрудниками в возрасте будет улучшаться. Это будет связано с тем, что в возрасте, так сказать, через 7−10 лет будет поколение, которое уже выросло с компьютерами, в век бурного роста технологий. Сейчас… или несколько лет назад возрастную категорию не очень охотно привлекали как раз из-за проблем с техникой, так и в принципе из-за другого менталитета. Но лет через 10 ситуация на рынке труда будет уже другая — произойдет некое возрастное выравнивание. То есть люди, которые воспитаны уже в новых реалиях, с новым релевантным опытом будут цениться, потому что бизнес-среда более-менее будет похожей.

«СП»: — А сегодня существует проблема эффективной организации труда пожилых людей.

— Она, конечно, существует, но замалчивается. Все-таки у нас идет ориентация на бизнес в большей степени, нежели на людей. Во главу угла ставится эффективность бизнеса. При этом думать об эффективности людей многие предпочитают очень странным образом: если человек не подходит, значит, мы его уволим и найдем более эффективного. Наш работодатель скорее стремится найти эффективного работника под существующий бизнес, под существующие процессы, нежели будет создавать специально какие-то условия для конкретного человека, чтобы он работал более эффективно.

«СП»: — А можете назвать профессии, который будут самыми востребованными через 5−10 лет?

— Безусловно, это IT-специалисты. Эти технологии, казалось бы, и так уже проникли практически во все области нашей жизни, но на самом деле есть еще очень много сфер, где эти направления будут развиваться. Соответственно нужны будут люди, нужны будут специалисты, которые всем этим будут руководить. Кроме того, достаточно перспективным направлением видятся специалисты, которые будут работать на стыке различных профессий: например, химия и биология — биохимия. То есть будет активно развиваться все, что связано со смежными и теми направлениями, которые до этого как бы шли немножко порознь. Так же ожидается бум на все, что связано с новыми материалами, в том числе на полимерные технологии. Ну, и в фаворитах по-прежнему область интернета. Проникновение интернета будет увеличиваться (оно сейчас в рамках всей земли все-таки еще не достаточно высоко), но в ближайшее время мы будем наблюдать увеличение проникновения, и как следствие все больше людей будут вовлечены в эту сферу.

Впрочем, пока возрастным клиентам центров занятости приходится решать вопросы дня сегодняшнего. А задача у них непростая — попытаться, несмотря ни на что, трудоустроиться и как-то дотянуть до заслуженной пенсии. Потому как размер государственного пособия по безработице больше похож на подачку нищему.

«Около половины зарегистрированных безработных у нас получает минимальное пособие — 850 рублей, — пояснил „СП“ экономист Леонид Гречишников. — Разделите на количество дней в месяце. Сколько получаем? Получаем 28 рублей 30 коп — три неполные десятки. На что их хватит? Лишь на оплату одной поездки в городском транспорте! К примеру, до кладбища. А на обратную дорогу — уже и нет. Так же, как и на еду, на квартплату, на оплату электроэнергии, газа, лекарств и т. д.»

Эксперт напомнил, что прожиточный минимум для трудоспособного населения в среднем по стране составляет 7 тыс. 23 рубля:

«Получается, что нынешнее пособие по безработице, в 8,3 раза меньше минимально необходимого! То есть „одной рукой“ правительство говорит, что для самой „минимальной жизни“ необходимы 7023 руб., а „другой“ — обрекает безработных граждан на жизнь, в 8,3 раза худшую, чем „минимальная“. Впрочем, при таком пособии никакая жизнь невозможна

Фото ИТАР-ТАСС/Trend/Евгений Асмолов

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня