18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Милость президента

До главы государства доходят прошения о помиловании лишь «избранных» осужденных?

  
77

В минувший понедельник стало известно, что виновную в гибели двоих подростков Анастасию Доронину помиловали. С просьбой об этом к главе государства обращался уполномоченный по правам ребёнка в РФ Павел Астахов. Указ о помиловании датирован 3 мая, за несколько дней до ухода Дмитрия Медведева с поста президента.

Напомним, поздним вечером 23 августа 2008 года в городе Гусь-Хрустальном Владимирской области, чёрная «Хонда», управляемая 25-летней Дорониной, сбила мотоцикл «Ява», на котором ехали 17-летние Максим Староверов и Никита Шустров. Удар был такой силы, что тела мотоциклистов отлетели на несколько десятков метров. Оба подростка погибли мгновенно.

В автомобиле, кроме Дорониной, находился её 32-летний супруг Виктор Доронин — известный в городе бизнесмен, владелец конно-спортивного клуба «Идальго».

— Мой внук, незадолго до гибели, поступил в Ковровскую техническую академию, — рассказывает бабушка погибшего Максима Староверова Татьяна Демидова. — В тот вечер ему и Никите позвонил их знакомый Саша Денисенко, сообщил, что у его машины, на выезде из города, закончился бензин. Парни сели на мотоцикл и поехали подзаправить его автомобиль. За рулём был Никита.

Они погибли на глазах Саши. Чёрная «Хонда» на огромной скорости врезалась в их мотоцикл. Саша подбежал к телам друзей. Следствие утверждало, что Максим и Никита были без шлемов. А свидетели говорили обратное…

Следствие длилось почти год, судебный процесс — полгода. Наконец Гусь-Хрустальный городской суд приговорил Доронину к 4 годам лишения свободы в колонии-поселении. Судья обязал осуждённую выплатить родителям погибших подростков 2 миллиона 400 тысяч рублей в качестве возмещения морального ущерба.

В поселении Анастасия пробыла недолго, перебралась с двумя детьми — 3-летней Есенией и 5-летним Богданом, в арендованную квартиру в городе Кольчугино той же области. Столь серьёзную поблажку для женщины, лишившей жизни двух человек, представитель УФСИН России по Владимирской области Сергей Логинов объяснил так: «Во время заключения она вела себя очень хорошо, участвовала в самодеятельности и имела благодарности. Недавно Доронина отпросилась в отпуск и свозила ребёнка на лечение в Москву». Дочь Есения, после первой операции, сделанной в этом месяце, пошла на поправку.

Ходатайство о помиловании Анастасия Доронина подала в феврале. Губернатор Владимирской области Николай Виноградов отказался его поддержать.

Противником помилования выступил и депутат областного Законодательного собрания Виктор Шохрин: «Я знаю эту историю, я был на судах. Решение слишком мягкое для такого преступления, основано исключительно на административном ресурсе».

Однако в ситуацию вмешался федеральный детский омбудсмен Павел Астахов, написавший президенту страны обращение с просьбой о помиловании Дорониной.

Понятно, что семью Дорониных постигло несчастье, — у младшего ребёнка выявили тяжёлое заболевание. Но семьи погибших парней постигло большее горе. К тому же, в российских исправительных колониях содержится огромное количество женщин, у которых тоже имеются дети, в том числе больные. Отчего глава страны не помиловал их?

— Хотелось бы задать такой вопрос президенту. В колониях находятся женщины, совершившие преступления меньшей тяжести. Но их президент почему-то не милует, — говорит сотрудник правозащитной организации «Центр содействия реформе уголовного правосудия «Тюрьма и воля» Елена Гордеева. — Но случается и так, что женщины, совершившие тяжкие деяния, оказываются фактически безнаказанными. Вспомним историю с Анной Шавенковой, сбившей зимой 2009 года на одной из улиц Иркутска двух женщин, одна из которых скончалась, а вторая осталась инвалидом. Суд назначил ей наказание — 3 года лишения свободы в колонии-поселении с отсрочкой приговора на 14 лет, в связи с воспитанием ребёнка.

Тем временем, других женщин, имеющих детей и совершивших, например, кражи, суды отправляют за «колючку». Многим из них назначают очень большие сроки наказания. Мы теряем их, из заключения они выходят опустошёнными, дезориентированными.

В 13 исправительных колониях имеются детские дома, в которых содержатся дети до трёхлетнего возраста. Мамам позволяют их видеть лишь один раз в неделю. А персонал, из-за малочисленности, не способен уделить должное внимание всем ребятишкам. Они не получают полноценного ухода и воспитания, не получают материнского тепла.

Заключённым женщинам позволено жить с детьми только в двух колониях: одна расположена в Республике Мордовии, другая — в городе Можайске Московской области. И бытовые условия, в которых живут заключённые женщины, не очень хорошие, несмотря на то, что ситуация стала улучшаться после подписания Российской Федерацией Конвенции ООН о правах человека. Не хватает, например, гигиенических принадлежностей.

По данным ФСИН России, в настоящее время в нашей стране в 47 исправительных женских учреждениях отбывают наказание более 62000 женщин. Более половины из них имеют несовершеннолетних детей. В домах ребёнка при колониях воспитываются около 800 детей. Более 300 — не достигли годовалого возраста. У 45% ребятишек выявлена врожденная патология: у 40% - заболевания центральной нервной системы, у 19% - гепатит С или В, 8% рождены ВИЧ-инфицированными матерями.

Известный российский адвокат Игорь Трунов считает, что до президента доходят только прошения о помиловании «избранных»: «Ходатайства идут через очень длинную и несовершенную систему. Институт помилования фактически не работает, при том, что наша страна — на втором месте по числу осуждённых.

В мизерном количестве помилованных виновата законодательная система. Бывший президент, в целом, выбрал верное направление в реформировании уголовной политики — либерализацию. Однако выбрал его в комической форме — пакет поправок в Уголовный кодекс, предложенный им, вызвал у юристов недоумение. Там лишь следы заявленных послаблений.

Уголовный кодекс и судебную систему необходимо реорганизовывать в срочном порядке. Последняя отличается упыриной жестокостью: к лишению свободы приговариваются 40% осуждённых, в то время как в европейских странах — 5−6%. В судьи по-прежнему не берут людей с правозащитным прошлым — адвокатов, однако охотно принимают прокуроров, следователей и секретарей судебных заседаний.

Наиболее немилосердна судебная система к слабым — женщинам и детям. Мы рекордсмены и по количеству осужденных детей — на первом месте в мире. Малолетки, однажды попав за решётку, становятся, в основной массе, профессиональными преступниками. Их ни в коем случае нельзя сажать за впервые совершённые преступления. Сегодняшняя уголовная политика — средневековая, дикая".

«СП»: — Кто «заворачивает» большее количество прошений о помиловании?

— Прошения следуют через разные комиссии, по каким-то собственным соображениям они «забраковывают» 80% ходатайств. Президент, из доходящих до него 20%, удовлетворяет лишь пятую часть.

Вот такая грустная арифметика. Грустная не только по соотношению количества поданных и отклоненных ходатайств. Еще — из-за непрозрачности самой процедуры помилования. Поэтому и возникает вопрос: а может, и тут все дело в деньгах и связях?

На снимке: Анастасия Доронина, признанная виновной в ДТП в Гусь-Хрустальном, где погибли два подростка, на улице с трехлетней дочерью Есенией. 02.04.2012 года.

Фото: Алексей Филиппов /РИА Новости

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня