18+
вторник, 6 декабря
Общество

Человечество содрогнется от холода

Вместо глобального потепления в ближайшие 50 лет на Земле может наступить ледниковый период

  
465

Что готовить последующим поколениям землян — «телегу» или «сани»? Вопрос, можно сказать, — вовсе не праздный. Ученые продолжают активно спорить о том, что ждет нашу планету в будущем — глобальное потепление или очередной ледниковый период.

Последние полвека человечество настраивали на то, что среднепланетарная температура постепенно будет повышаться вследствие роста концентрации в атмосфере «парниковых» газов, в первую очередь углекислого, а также метана, водяного пара, закиси азота, фреонов и др. В 1995 году на межправительственной конференции в Мадриде ООН провозгласила глобальное потепление научным фактом.

Между тем есть эксперты, которые считают, что нашим потомкам придется столкнуться с совершенно противоположной проблемой: в ближайшие 50 лет Землю может ожидать вовсе не глобальное потепление, а новый ледниковый период.

И температурный спад уже начался, о чем, как сообщает ИТАР-ТАСС, свидетельствуют исследования, проведенные сотрудниками Физического института РАН (ФИАН) вместе с коллегами из Центральной аэрологической обсерватории Росгидромета и НИИ ядерной физики МГУ. Оказывается, начиная с 2005 года, средняя температура на планете уже снизилась на три десятых градуса. Пока это, что называется, «капля в море», тем не менее, тенденция налицо.

К 2015 году, убеждены метеорологи, столбик термометра упадёт ещё на полторы десятых, а к 2040, похолодает уже на полградуса. Причина таких климатических изменений, как выяснилось в ходе исследований, не связана с деятельностью человеческой цивилизации и находится в космосе.

Виной всему — частицы межзвездной пыли, они способствуют образованию облаков, которые отражают в космос солнечное тепло. И чем плотнее этот облачный покров планеты, тем холоднее становится климат. Но к счастью, концентрация космической пыли — величина не постоянная (по космическим меркам), поэтому и изменение климата характеризуется определенной периодичностью.

На ближайшие полвека актуальным для жителей Земли становится похолодание.

Стоит отметить, что о грядущем ледниковом периоде в научных кругах говорили и раньше. Одним из первых поднял эту тему доктор физико-математических наук, заведующий сектором космических исследований Солнца Пулковской обсерватории РАН Хабибулло Абдусаматов. К нему корреспондент «СП» и обратилась с просьбой прокомментировать гипотезу специалистов ФИАНа.

— Я не хотел бы давать оценку работе ученых Физического института. С моей стороны это было бы не корректно. Но я абсолютно согласен с их позицией в главном: что глобальное потепление остановилось, и нас впереди ожидает понижение температуры с малым ледниковым периодом. То, что температура якобы уже понизилась на три десятых градуса — с этим я не согласен. На мой взгляд, даже с началом похолодания мы еще не столкнулись: чуть выше на одну десятую, чуть ниже — это всего лишь флуктуация (термин, характеризующий любое колебание или любое периодическое изменение — прим. «СП») температуры. В принципе, это допускается без такого длительного тренда.

«СП»: — Похолодание будет?

— Похолодание будет, и об этом я говорю уже почти десять лет. Основной причиной предстоящего глубокого похолодания является понижение мощности солнечного излучения. Начался этот процесс в начале 90-х годов, и вот уже в течение последних двадцати лет мы греемся на том тепле, которое было накоплено Мировым океаном, (ведь он не только поглощает солнечную энергию, но и аккумулирует ее). Однако пройдет время, и Земля почувствует эти изменения. Условно говоря, когда мы выключаем печку, ведь она не сразу остывает — продолжает какой-то период сохранять тепло.

«СП»: — Но почему же понижение мощности солнечного излучения приводит к похолоданию?

— Это же очевидно. Для нас Солнце является единственным источником, который обеспечивает нашу нынешнюю и будущую жизнь. В каких условиях мы будем жить — все это зависит от мощности солнечного излучения, насколько оно стабильно или изменчиво. Элементарно это можно объяснить так: Земля как бы имеет определенный энергетический бюджет. Она получает солнечную энергию и дальше тратит эту энергию. Если тратит столько же, сколько получает, то у нас температура и климат не меняются, у нас все будет стабильно. Если же Земля получает тепла больше, чем тратит, значит, тепло накапливается, температура растет. И наоборот, когда Земля получает (как сейчас у нас происходит) меньше энергии от солнца, то происходит понижение температуры. Это как обычный бюджет государства: если мы получаем больше денег, меньше тратим — у нас накапливается запас. А если денег у нас меньше, чем мы тратим, у нас получается дефицит. Так же происходит и с энергетическим бюджетом Земли.

«СП»: — Сколько нужно времени, чтобы Земля почувствовала падение градуса?

— Лет 15−20 лет. Ориентировочно постепенное понижение температуры начнется уже в 2014 году. Сейчас мы живем в 24-м цикле солнечной активности, который начался в январе 2009 года. Мы находимся в максимуме этого цикла, и уже можно сказать, что 24-й цикл примерно в два раза ниже по активности и светимости Солнца по сравнению с предыдущим периодом. В результате мы имеем отрицательный баланс, дефицит энергии, что ведет к постепенному понижению температуры. У нас сейчас самая высокая температура наступает уже не в полдень, когда высота солнца наивысшая, а только через час-полтора. Наивысшая высота Солнца летом у нас 22 июня, а по-настоящему жарко — в июле. Вот такой происходит сдвиг.

«СП»: — В каких цифрах будет выражаться постепенное понижение температуры?

— Вначале это будут буквально сотые градуса, поскольку термическая инерция Мирового океана несколько отдалит процесс глубокого «остывания» планеты. Но где-то к 2020−2025 году люди смогут почувствовать, что происходит понижение температуры: в том плане, что зимы будут более холодными, а лето менее теплым. А вот малый ледниковый период начнется в 2055—2060 годах, плюс-минус одиннадцать лет. К этому времени средний уровень температуры на Земле понизится на один-полтора градуса по Цельсию.

«СП»: — Показатели незначительные…

— Это так только кажется, на самом деле некорректно и неправильно было бы так считать. В глобальном смысле это весьма ощутимо. То же самое глобальное потепление, о котором мир шумит в течение двадцатого века, связали с увеличением температуры всего на семь десятых градуса. И эти 0,7 мы серьезно почувствовали.

«СП»: — А каких «сюрпризов» ждать человечеству от похолодания?

— Оно не будет проявляться одинаково. В экваториальной части понижение температуры будет почти незаметно, но вот в северных широтах оно будет ощущаться отчетливо.

«СП»: — К чему все это может привести? Как изменится жизнь людей, проживающих в этих регионах?

— Это очень серьезный вопрос. Потому что глобальное потепление — это не так страшно. А вот глобальное похолодание, действительно, страшно, тем более что оно коснется почти всех стран, расположенных в северных широтах, в том числе и нашу страну. Проблемы могут возникнуть очень серьезные. Это затрагивает и жизненные условия, и обеспечение продовольствием, и всю энергетику. Значительно усложнится добыча нефти и газа на северных территориях, и возможно, нам даже вряд ли удастся в дальнейшем эксплуатировать месторождения в арктическом шельфе нашего региона. Зоны культурного земледелия сместятся к югу, площади озимых будут значительно сокращены. Плюс, не все здания выдержат такое понижение температуры, а, следовательно, нужно будет решать вопросы энергосохранности и обеспечения людей теплом.

«СП»: — Кто будет решать все эти вопросы? Вообще на высшем уровне такая перспектива как-то просчитывается?

— Я уже в течение десяти лет, наверное, говорю, что к этим изменениям надо относиться серьезно и серьезно готовиться: заготавливать дрова в прямом и переносном смысле. Но этим должны заниматься не ученые — подготовкой к грядущему похолоданию. Должна быть создана специальная структура в правительстве. Она должна, прежде всего, изучить все прогнозы изменения климата. Сегодня ФИАН говорит одно, я говорю другое, геодезическая обсерватория — третье, и т. д. Поэтому нужно собрать все версии, проанализировать и составить точный научный прогноз. У нас есть идеи, на основании которых можно точно все предсказать, потому что мы способны измерить, сколько энергии приходит от Солнца, сколько Земля этой энергии тратит. И на основании этого можно уже точно прогнозировать изменение климата: когда это произойдет, каким именно будет понижение температуры (с учетом, естественно, вариантов солнечной активности).

«СП»: — До сих пор это не было сделано. Почему?

— Проблема в том, что мы связаны Киотским протоколом, точнее, своей подписью под ним и обязательствами, которые наша страна на себя приняла. Мы политически считаем, что живем при глобальном потеплении и должны бороться именно с ним. Но, с моей точки зрения, это не просто миф — это обман. И доводы, которые приводят сторонники этой теории, абсолютно научно не обоснованы. При этом в борьбе с глобальным потеплением участвуют тысячи структур по всему миру, включая ООН, по этой проблеме проводятся тысячи конференций и совещаний, выделяются тысячи грантов. На все это ежегодно тратится 5 млрд долларов. И весь вопрос в том: если вы сейчас скажете, что глобального потепления нет, эти деньги прекратятся. Потому люди, которые сидят там, в этих структурах, очень не хотят, чтобы глобальное потепление оказалось блефом.

«СП»: — Хабибулло Исмаилович, а как долго может продлиться ледниковый период, которого, как вы говорите, нам не избежать?

— Глубокая фаза похолодания, по нашим оценкам, продлится где-то 45−65 лет. Предположительно ситуация будет напоминать времена так называемого Маундеровского минимума, который пришелся на период с 1645-го по 1715 г. В Европе было очень холодно. В Лондоне, например, полностью замерзла Темза, притом, что сейчас температура в этой реке не опускается ниже четырех градусов. Северные страны потеряли тогда много людей за счет миграции, голода и холода.

Чего все же стоит опасаться: глобальной жары или глобального холода? И какой сценарий развития событий более реалистичен? Ответить на эти вопросы «СП» попросила замдиректора по науке Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН Юрия Анохина. Но он не считает ситуацию настолько уж драматичной:

— Опасаться, может быть, — не то слово. Но учитывать и происходящие изменения климата, и прогнозируемые, безусловно, необходимо. Сама жизнь заставляет это делать. И такой учет проводился во все времена, просто сейчас… Характерное, что ли, отличие нашего времени в том, что именно вызванные человеком, человеческой деятельностью факторы и причины приводят к наблюдаемым изменениям климата. И прежде всего, наверное, этим объясняется такое внимание к проблемам климата во всем мире. ООН даже приняла специальную конвенцию, частью которой стал, как вам должно быть известно, Киотский протокол. В этом году его первая фаза заканчивается, и сейчас специалисты, представители разных стран разрабатывают свои предложения по тому, как он будет выглядеть дальше.

Что касается всяких «страстей-мордастей», то тут, как мне кажется, всегда слишком много эмоций, такие теории изначально имеют некий налет сенсационности. Но дело в том, что все проблемы климата, особенно касающиеся глобальных похолоданий, ледниковых периодов, — они, если можно так выразиться, достаточно долгоиграющие. И никто не знает — может быть, я выражусь не очень научно, зато абсолютно точно и честно — никто, кроме Господа Бога не знает, каким будет климат, скажем, через сто тысяч лет.

«СП»: — Но ледниковый период обещан уже в середине века.

— В чем сложность позиции ученого при обсуждении подобных вопросов? Видите ли, таких прогнозов, строго говоря, нет. Климатологи предпочитают здесь использовать такой термин как «сценарий». Сценарий возможного изменения климата…

«СП»: — Так какой сценарий нас ждет: потепление или похолодание в глобальном масштабе?

— А вот на этот вопрос ответа вы ни от кого не добьетесь. И от меня тоже. Какой сценарий в результате реализуется, никто не знает.

«СП»: — Но хотя бы от чего это зависит?

— От многих факторов. В том числе и от деятельности человека, от развития мировой экономики и энергетики. Играют роль и геологические факторы и факторы действительно космического масштаба — Солнечно-Земные связи, параметры орбиты Земли вокруг Солнца, влияние Луны. Но сказать, что они дают возможность надежно прогнозировать климат в 21 веке — это вряд ли. Хотя есть, наверное, такие ученые, смелые, которые говорят: вот будет именно так.

«СП»: — Юрий Андреевич, и все же, в последние годы у многих нарастает ощущение какой-то неминуемой глобальной катастрофы: то цунами, то пожары, то землетрясения, то наводнения…

— Я выскажусь, разрешите, не как ученый-естественник. Мне кажется, что это — следствие некоего изменения социального восприятия всех этих проблем. Во всей нашей жизни, я имею в виду, жизни всего человечества, что-то изменилось. У Галича есть такая песенка «Чтой-то нехорошее в воздухе…» (настоящее ее название «Про маляров, истопника и теорию относительности» - прим. «СП»). Она была очень популярна несколько десятилетий назад, и там есть строчки: «Это гады-физики на пари раскрутили шарик наоборот». Вообще, шутливая такая, озорная песня, но она, как мне кажется, верно ухватила суть нашего времени: что-то нехорошее в атмосфере. И одна из таких потенциальных угроз… вызовов, как сейчас говорят наши политики — это климатическая проблема. Она реально существует и это не выдумка.

Справка

Киотский протокол — международное соглашение, принятое в Киото (Япония) в декабре 1997 года в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Эта конвенция, принятая в 1992 году, стала первым международным договором, направленным на борьбу с последствиями глобального изменения климата. Киотский протокол обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов, поскольку считается, что присутствие таких газов в атмосферах планет приводит к появлению парникового эффекта, что является одной из причин глобального потепления. В 2005 году, после ратификации Киотского протокола Российской Федерации, он вступил в силу. Всего к соглашению присоединились 175 государств и Европейское Сообщество. Первый период осуществления протокола начался 1 января 2008 года и продлится пять лет до 31 декабря 2012 года, после чего, как ожидается, на смену ему придёт новое соглашение.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня